ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Праздник! Есть ли минуты для души ярче? Для сердца желаннее? Для тела танцевальнее? Татары и башкиры ждут их целый год, готовятся к ним как к смотру своих многовековых традиций: хранятся ли? чтятся? приумножаются?

Давным-давно, в студенческие годы, дружеские вечеринки — золотое время! — мы называли сабантуйчиками. Кто ж знал тогда, что оно такое на самом деле? Пели, плясали, шутили и чудили. И непременно возливали чего-нибудь горячительного внутрь себя.

Между тем, Сабантуй — татаро-башкирский праздник плуга — едва ли не самый трезвый из массовых народных гуляний. Это, прежде всего, праздник труда: отмечается в июне, после завершения сева, перед косовицей. И проходит театрализованно — на круглом майдане-площади, поляне в лесу или лужке, с "вручением" Сабантую подарка — расшитого платка, с песнями, играми да танцами и, конечно, с бараном — призом лучшему борцу.

Сабантуй не Сабантуй без коня. На нем нужно догнать седока-девушку — это называется "кыз куу" — и на всем скаку поцеловать! Ведь одно из значений "сабана" — "весенний день", а "туя" — "свадьба".

И вот я на знаменитом, с языческих времен известном празднике, настоящем Сабантуе — впервые в жизни. Его организует общественная организация татар и башкир "Туган иль" ("Родина").

Так что же это такое, праздник Сабантуй?!

Роман, работник "Утра России", на чьей машине мы едем на приморский Сабантуй, в его родное село Вольно-Надеждинское, ткнулся в один съезд с автострады, в другой — везде милицейские кордоны.

- Да мы из газеты, на Сабантуй!

- Проезжайте. Но к стадиону — нельзя. Вам покажут, где оставить машину.

В Приморье Сабантуй проводится в 14-й раз. Дамир Гайнутдинов, главный редактор "Утра", имеет с праздником "кровнейшую" связь, но сегодня, 24 июня, занят, и я, располагая получасом до начала карнавала и узнав, что главный аксакал тут — Харисов, подхожу к нему по-свойски:

- Салям алейкум, Риф Саматович! Вам привет и поздравления от Дамира Зардыновича!

Председатель "Туган иль" тепло улыбнулся и сразу же "вписал" меня в праздник.

И вот — 11.00. Взлетела над стадионом "Юбилейным" музыка! Он потонул в шуме народного приветствия. Звучат фанфары, на сцену с надписью "Сабан туена рахим итегез!" — "Добро пожаловать на Сабантуй!" выходит ведущий:

- Харле Кен, кадерле дуслар! Мехтарам кардашляр! Дандлы Сабан туе бызнын херматле кунаклары! Ерак араладдан байрамга дип кильган туганнарыбыз, якташларыбыз! Халкыбызнын олылары, дартле яшляре, илхамлы баллары! Сабан туена рахим итегез!

Это приветствие всем, кто собрался на праздник. А теперь еще и тем из татар и башкир, кто не смог на нем побывать, но читает нашу газету.

12 детей — не 12 ли "месяцев"? — в национальных костюмах несут по стадиону большой шар. На нем — "Сабантуй-2006". А за ними — исполинских размеров, не меньше чем 5х10 метров, проплывает флаг России. Кавалькада из людей и лошадей в праздничной атрибутике проходит по всему "майдану".

Но вот "круг славы" завершен, и шар улетает в по-приморски серое, но вдруг посветлевшее, оборвавшее в радостный день морось, небо. У сцены — фейерверк!

На трибунах полным ходом идет "несанкционированное" веселье: играют гармошки, аксакалы в праздничных тюбетейках улыбаются, что-то рассказывают друг другу, видимо, вспоминают далекие казанские земли, прыгают и хлопают в ладоши дети.

Голос со сцены подзадоривает:

Отшумела посевная! Смейся, радуйся, ликуй!
На простор родного края вновь приходит Сабантуй!

Со словами приветствия к празднику обращаются глава администрации Надеждинского района Олег Пинский, имам Владивостока Абдулла, Риф Харисов, Любовь Сермягина — председатель культурно-просветительской организации татар Приморья "Дуслык", зачитываются послания полпреда президента в ДВФО Камиля Исхакова, губернатора Приморья Сергея Дарькина, мэра Владивостока Владимира Николаева, секретаря регионального политсовета партии "Единая Россия" Владимира Курилова.

11.40. Начинается праздничная программа. Стадион пестрит красочными карнавальными одеждами, мелькают шары, ленты, тюбетейки и платки. У сцены стоят нарядные барышни — готовятся к выступлению, по виду нет, не татарки. Подхожу.

- Откуда пожаловали на праздник?

- Мы — люди разных национальностей, коренные жители Дальнего Востока, ансамбль "Бонго".

А рядом — певуньи из ансамбля "Туган иль": Рузия, Ханися, Зульфира, Засиля.

Вдруг вижу: на высокий столб лезет в одних трусах мальчонка. Несусь туда. Столбик гладкий-гладкий, метров восемь в высоту, а на верху его — призы. Лезет хлопчик, лезет, хватается ручонками за "полировку", скользит, а лезет. Залез! Приземляется со школьным рюкзачком в руке. Встречаю.

- Как зовут? Тяжело было?

- Да нет. Брем Андрей, — переводя дыхание, очень солидно отвечает первый покоритель столба.

- О! А знаешь, что ты однофамилец великого натуралиста?

- Знает! — отвечает его отец, Владимир.

Бремы — из Находки. Андрею 10 лет, перешел в четвертый класс.

Бегу через стадион:   на другом его закруглении, у противоположных ворот — плотное людское кольцо и взрывы ликований, как будто только что забили гол! Сейчас в Германии проходит чемпионат мира по футболу, интересно: хоть один татарин остался в эти часы дома ради сладчайшего удовольствия — оно-то раз в четыре года?

В центральном круге едва не налетаю на девушку-азиатку. Я насчитал уже семь национальностей на этом празднике единства наций, неужели еще?

- Вы кореянка?

- Нет, мы из Китая. Туристы.

Ли Хуэй и Гуй Цюань приехали из Уханя взглянуть своими глазами на Сабантуй. В Китае есть "праздник с лошадями" — Натаму, говорит Гуй Цюань, похож на этот, но здесь интереснее.

А у противоположных ворот — "кавалеристы". Первый номер их программы — манежная езда. Кони гарцуют то гуськом, то попарно, а вот и вовсе начинают танцевать — да диво! — "кавалеры" приглашают "дам".

Куцев Кирилл, Торташев Иван, Пилюгин Денис и Вербицкий Андрей из школы верховой езды, закончив номер, спрыгивают с лошадей, уступая "манеж" наездникам езды "не очень верховой" — начинаются скачки на пони. Звучит гонг, и мини-лошадки помчались, да так резво! Никогда бы не подумал! Мне всегда казалось, что ни осла ни пони даже за мешок овса не заставишь бежать стометровку. Что ж такое знают в "лошадиной педагогике" юные наездники?

Вот Андрей и Кирилл вновь вскакивают на коней: начинается "сакс" — нужно выбить противника из седла. Кто ловчее? Сошлись кони раз, другой, седоки достойны друг друга. Но вот разъехались, пришпорили лошадок и, словно Пересвет и Кочубей, помчались навстречу друг другу. Конечно, без копий и щитов, даже без "кольчуг", с обнаженными торсами. Притормозили, схватились за руки. Короткая схватка и — победа Андрея!

У трибун — столы под белыми скатертями, на них пирог-великан и разные печеные разности. Интересно, кому же будут вручать чудо-каравай?

- Нет, это не приз — выставка, — поясняют мне из корейской ассоциации "Сучан".

А вокруг — песни, пляски! Музыка! Выступления! Только успевай крутить головой да "летать" из одной "штрафной" площади в другую! Пробегаю мангал, а рядом два барашка — живых, на привязи. Неужели пустят на шашлык при всем честном народе?

- Упаси Господи, — смеется Сергей Биктудин, успокаивая меня, — это призы борцам.

А вот детишки из Большого Камня исполняют танец "в круг с ленточками". Их ансамбль "Радуга" уже показал и приветственный татарский танец, и шуточный. Малюсенькая девочка Марина, ну годика три от силы, забралась папе на плечи и во все глаза смотрит на красный шар в кругу ленточек. А маленькие танцовщики пошли, пошли кругом, то вприсядку, то вприпрыжку, то вокруг себя завертятся — молодцы! Стараются, видят, что все их фотографируют. Если б только фотографировали! — телевидение снимает! Соберутся они вечером у кого-нибудь дома, сядут у экрана и запрыгают от радости:

- Вон ты!

- А вон ты! Ты, ты, Ленка! А вот я! Я! Как прыгаю! Смотри! Смотри!

Двое "слуг" на сцену вносят паланкин с шахом. Он в шитом золотом халате, важный. Инсценировка называется "Приезд высокого гостя с Востока". Звучат фанфары, льется восточная танцевальная музыка. Гостя встречают подарками.

Из солнечного Узбекистана специально на Сабантуй приехали две очаровательные танцовщицы, Диллия и Светлана. Они вдвоем и танцуют — дуэт "Фантазия". Я не удержался и потрогал косичку, одну из шести, у Дилором — так зовут Диллю на родном ее языке — никогда не видел таких косичек: метр с хвостиком! И у Севары не короче! Глядя на их солнечные улыбки, и не замечаешь хмурого неба!

Если сюда, на край земли, съехались гости из дальних уголков нашей некогда необъятной общей Родины, разве перестала она быть для нас таковой? Можно представить себе, какой грандиозный праздник был в прошлом году в Казани, столице Татарстана, на ее 1000-летие! В ней ведь культуры — и восточная и западная переплелись! В Казани проживают более 100 представителей разных национальностей, и у каждой свои традиции и обычаи.

- Родина у нас одна! — говорит со сцены Риф Саматович. — Любого русского поскреби (и не только русского), найдешь татарскую кровь. За многие века, особенно за последний, ХХ, народы так перемешались, что порой трудно уловить национальные черты в облике человека. Только в Приморье проживают 170 тысяч татар. А в Казани русских! А сколько знаменитых русских фамилий татарского происхождения: Тургенев, Кутузов, Куприн. Карамзин — это потомок Кара-Мурзы. В Казанском университете учился Лев Толстой. А ректором в свое время был Николай Лобачевский.

Да, читал я недавно, что великий праздник подарил казанцам не только песни да танцы в обновленной столице. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев и в то время мэр столицы республики Камиль Исхаков более чем 30 тысячам семей выделили бесплатные квартиры, построили шесть школ, семь детских садов, две поликлиники

Я пожелал счастья Дилором и Севаре и побежал "во вратарскую" — чувствовалось: там "острый момент". А девушки в красивых атласных костюмах — вышитых вручную! — поднялись на сцену: отплясать "Андижанскую польку", танец, исполняемый на их родине под дойру — ударный музыкальный инструмент типа бубна.

А во "вратарской" во всю шел армрестлинг — состязание в силе рук на специальном столе. Я пробрался в тесный круг, когда щупленький юноша, Николай Дубинин — опять знаменитая фамилия! — победил дядю "полутяжа". А чемпионом "стола" оказался Андрей Русаков, красивый светловолосый молодой человек из УВД края.

Я начал посматривать на верховой табунок: не одолжить ли напрокат лошадку? А что! Побегай-ка от ворот до ворот пять таймов — без единого перерыва! Даже Ринат Дасаев, великий татарский футболист, в воротах и то, наверно, не смог бы отстоять столько, чтобы не пропустить мяч. А я пропустил уже и дегустацию шурпы, и пирог с маком и апельсинами, и шашлык, и наверняка еще что-нибудь…

Побегу-ка к дамам из "Сучана" — у них такой аппетитный пирог! Поздно. Уже весь распробовали. Зато я услышал песню "Вечерком красна девица"… Ее на самом верхнем ряду трибуны пел под гармошку Файзуллин Фарит сидящей напротив Хозире Ахмадиевой, да так чувственно (а сам был в татарском наряде), что я подсел, послушал и поздравил их с праздником.

Конечно, идут годы, и праздник меняется, как и вся наша жизнь. Особенно в городе. Как не выпить за его здоровье, за встречу с братьями и сестрами, с друзьями стопочку-другую?

А на VIP-ложе, под большим плакатом "Сабантуй-2006" — пожилые люди. И татары, и русские. Подхожу и к ним.

Федор Иванович Гладких, Татьяна Романовна Божкова и Федор Степанович Плужников — вольнонадеждинцы, участники Великой Отечественной войны. Блестят на груди ордена, медали.

- Каждый год приходим, — говорит Татьяна Романовна. — Нравится. Молодцы татары! Дружный народ, веселый.

Федор Степанович воевал на 3-м Белорусском фронте, добавил себе, 17-летнему, пару годков и ушел на войну добровольцем: рвался защищать родную землю.

И снова к воротам! Там поднимают гири. Первым выходит Роман, видно — "качок": берет в каждую руку "гирьку" по 24 кэгэ и начинает подбрасывать.

- Раз, два, три… двадцать… тридцать, — считает судья. — А теперь хором!

Народ подхватывает счет, дружно смолкает на 38 и — аплодисменты! Чемпион? У снаряда второй участник, третий Их результаты "недотягивают": 18, 34, 31, 11… Берет гири лейтенант, морской пехотинец Виталий Мордовин. Круг замер… 40! "Ура! — кричат вокруг. — Ура!" Подходит очередной. Долго жмет. Обходит всех. Вокруг мертвая тишина… 77! Эти две семерки и оказались счастливыми. А "нажал" их Андрей Левченко, прошлогодний победитель.

Вручили судьи призы за гири и объявили: "Записываемся на борьбу!" Национальная борьба курэш — борьба на полотенцах. В ней тягаются все, от мала до велика. Она — "гвоздь" праздника. Ее победитель — герой Сабантуя, батыр.

- А как же "кыз куу"? — спрашиваю у Рифа Саматовича.

- Это на просторе. Разве здесь расскачешься?

Да, для погони за красавицей места тут маловато. Догнать, может, и успеешь, а вот от души поцеловать…

Невдали от сцены — оживление. Там бьют горшки. Завязывают тебе глаза и дают в руки шест метра три длиной: а ну сделай к горшку шагов десять да ударь, не промахнись! Один промах, второй, третий… Вот надевают повязку бабушке. Она ловко подходит к горшку и еще ловчее бац! — сосуд вдребезги. Это Фатима Хисамова из Артема.

- Все время попадаю, — радуется старушка. — Вот, ложку получила призовую. Хороша ложка, большая, деревянная — варенье мешать! Я-то на зиму много варю.

И невестка старушки, Фания, ударила метко. А что? Не бегать же друг к дружке за ложкой!

А рядом детишки скачут — в мешках. Залазят в мешок, стягивают его на поясе и — прыг! прыг! метров 15 вперед и назад. Парами: кто кого обскачет. Вот кто при мне прыгал: Саша Смирнов, Аня Халиулина с сестренкой Эльвирой и Арслан Садрутдинов. Им лет по восемь-десять. Я не досмотрел кто победил — убежал к сцене: услышал красивые татарские песни. Меня привлек голос. Интересно: чей? Дожидаюсь совсем юного певца у лесенки с тыльной стороны сцены.

- Кто вы? Откуда? Где так петь научились? О чем пели?

- Я — Марат Файрушин. Приехал из Казани, по приглашению "Туган иль". У нас в семье поют, вот и я… Не знаю, специально не учился. Пел о любви к Родине, о жизни народа, о родной земле — попурри и народную песню "Озагу".

- Пели прекрасно! Хорошо держитесь на сцене. Сколько вам лет? Где учитесь?

- Спасибо. Мне 19 скоро будет. Я студент Казанского университета культуры и искусства.

А я вспомнил Рината Ибрагимова, солиста Казанского театра оперы и балета, лучшего на сегодня, как считают многие, баритона России. Он поет арии из опер, русские и татарские народные песни. Голос его изумительной силы и красоты. Богат Татарстан талантами! А Рудольф Нуриев! — великий танцовщик и хореограф, символ в истории балета. А Габдулла Тукай! — великий поэт. Я нисколько не сомневаюсь в том, что Марат Файрушин, еще юноша, наберет силу и станет еще одним достойным сыном татарского народа.

Бегу, бегу на курэш! Пробегаю мимо огромного самовара. Как не притормозить? Конечно, тульский, фабрики "Наше будущее", на 50 литров. А рядом "чак-чак" — сладкие палочки из теста. Пробую. Вкусно! Их пробует и первый замминистра культуры Татарстана Айдар Гайнутдинов. Набираюсь смелости, спрашиваю:

- Вы не родственник редактору "Утра России"?

- У нас много Гайнутдиновых, — дипломатично улыбнулся замминистра.

А на сцену поднялись казаки. Прилетел атаман и с Камчатки.

- От атаманской сотни — любо! — гремит со сцены.

- Любо! Любо! Любо!

Хорунжий Данил Ворожбин "крутит шашки" — вот это мастерство! Сверкают в руках, только свист стоит!

А вот бег с ведрами на коромысле. Ведра, конечно, с водой. Беги, да не плескай! Победила 70-летняя Мунныгыль Морданшина. Получила приз — колье.

- Запиши, запиши, — говорит мне, — Мун-ны-гыль — в переводе на русский — "Я — цветок".

Глянул я: а и вправду цветок! Глаза полны полевого света.

- А на первом Сабантуе были?

- Была! Народу было поменьше, времечко-то было — не до праздников. А был у нас тут Джавдят Гизатуллин, начальник районный, хороший человек, он и сказал: "Будем праздновать!". Так и началось.

Начинается курэш! Добежал я-таки! Успел. Поборолись сначала "клопики", потом ребята побольше. Не повезло герою армрестлинга Коле Дубинину: противник попался в два раза выше. Коля стянул полотенце на его спине мертвой хваткой, да что толку: тот поднял его над землей, крутнул и положил на лопатки, как Мишутку в коробочку спать.

А финал получился зрелищным. На то он и финал! Прошлогодний победитель Виктор Стороженко хоть и побывал на лопатках, было признано, что соперник нарушил правила, и Виктор повторил годичной давности успех. Чуть подуставший, но счастливый офицер ГАИ взметнул барашка на шею, попозировал фотографам и передал главный приз Сабантуя в надежные руки коллег. А сам пошел на сцену.

На ней последнее действо: награждение победителей. Гремят заключительные слова организаторов, участников, гостей — слова благодарности, пожелания успехов, радости, счастья!

Красную ленту батыра-2006 и золотую медаль получает Виктор Стороженко!

15.00. Все! Праздник завершен!

Минуты его — всего 240, но каких! — карнавал дружбы и сплоченности. Подарили они, эти четыре часа, счастье и улыбки всем, всем, всем, кто пришел на праздник! Для того он и праздник, чтобы сказать: "Мы вместе!"

Валерий МАЛИНОВСКИЙ.
Фото автора и Владимира КОБЗАРЯ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники