ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Пограничную реку методично умерщвляют

Тяжелые даже на взгляд темно-коричневые хлопья дурнопахнущей пены — это, увы, примета сегодняшнего дня пограничной реки Туманной. Она же река Туманган (по-корейски), она же Тумыньцзян (по-китайски). Рыба, которая водится в "триязычной" пограничной речке, уже считается несъедобной. И с точки зрения кулинарии, и с позиций эстетики: от насквозь пропитанных фенолом и прочей химией рыбьих тушек отворачиваются даже неприхотливые местные коты.

Можно сказать, что река, отделяющая российское Приморье от КНДР и КНР, уже пропала как объект — некогда богатый! — рыбного промысла. По свидетельству очевидцев, залповые выбросы в воду ядовитой пены происходят раз в десять дней. В это время на берегу лучше вообще не задерживаться, не дышать. Туманная, особенно в прибрежной ее части, превращается в сточную канаву комплексного химического предприятия. Увы, предприятия до конца неопознанного.

 По словам Анатолия Лебедева, руководителя общественной экологической организации "БРОК", русская река и русские же водные богатства Туманной усиленно травят наши добрые соседи. Те, которые в прямом смысле поговорки, — "за речкой".

- У нас нет возможности влиять на китайцев, скажем, на провинцию Цзилинь, — с сожалением говорит Анатолий Викторович. — Вести мониторинг, регулярные режимные наблюдения промышленных сбросов российская сторона не в состоянии. Соответственно, и нет реальной картины — что за вещества, что за отрава сбрасываются в реку. Китайским же данным, равно как и статистике, трудно доверять.

Запретная зона

Эта досада эколога находит подтверждение, пусть и опосредованное, в ситуации, связанной нынче с другой рекой — Амуром. Всем известно, что благодаря химическим выбросам — аварийным ли, намеренным ли — предприятий китайской промышленности страдает вся амурская экосистема. От лягушки до человека. До смерти.

Известно также и то, что китайские товарищи не спешат честно и в полном объеме делиться с российскими соседями информацией о том, что именно сбрасывается в Амур и в каких объемах. Почему же в подобной ситуации должен быть исключением Тумыньцзян?!

И если о ситуации на Амуре в России все же наслышаны благодаря прошлогодней ударной волне химикатов, пришедших из Китая, то "туманганская" тема, как говорится, не раскручена. В том смысле, что русского люда на берегу Туманной живет не много, что еще ни один не умер, отравившись водой или продуктами речного промысла. Вот ежели кто погибнет (а лучше пусть это будет массовое отравление), тогда и будем бить в экологические колокола и предъявлять претензии соседям по региону.

Тема, что называется, закрыта. Район пограничный, сюда неохотно пускают посторонних. Российский участок реки невелик — всего-то 17,5 километра. Никакого серьезного контроля за пограничной рекой, исключая разве что чисто охранительные функции, не ведется. Но кое-что из источников, предназначенных "для служебного пользования", выяснить все же удалось. Итак, кто нас методично травит?

- Прежде всего — Китай, — убежден Анатолий Лебедев. — В этом смысле его граждане похожи на нас: откладывают строительство очистных сооружений "на потом". Но если учесть, что промышленность КНР развивается бурно, не в пример нашей, а "система Тумангана" — огромный аграрный район, то проблемы экологии и экологической чистоты здесь на несколько порядков выше и острее, нежели в России.

Руководитель БРОКа (бюро региональных общественных компаний) четыре года назад вместе с бывшим председателем краевого природоохранного комитета Михаилом Бибиковым лично осмотрел аграрный район Китая, "завязанный" на Туманган. Впечатления оказались удручающими и тревожными.

И аграрии, и промышленники…

Образно говоря, в прибрежных районах той же провинции Цзилинь уже нет живого места. То бишь — нетронутой аграриями природы. Вся речная система покрыта полями, а ведь современное китайское земледелие — интенсивного характера. В погоне за высокими урожаями и генетически модифицированными продуктами китайцы усиленно пичкают землю пестицидами и гербицидами. Причем в таком объеме, который не практиковался и в расцвет интенсификации советского сельского хозяйства.

По некоторым сведениям, китайцы до сих пор используют на полях даже дуст, лет 30 как запрещенный во всем мире. Реального же контроля со стороны государства за фермерами, кои и составляют подавляющую часть тамошних "землепашцев", нет. Что сыплет в почву китайский труженик и сколько — это его личное дело. А если учесть, что тружеников этих миллионы… Соответственно, миллионы тонн зараженных вод скатываются в реку Туманную. А больше некуда скатываться! Включая подземные пути движения жидкости.

Но не одни лишь "сельхозники" травят международную речку. Выяснилось, что в среднем течении Тумангана его воды загрязняют стоки крупного целлюлозно-бумажного комбината в Кайшаньтуне, а ближе к устью свою долю отравы добавляет индустриальный комплекс в Хуньчуне.

Вносит свою лепту в отравление реки и Северная Корея. Так, расположенная на границе с Китаем самая крупная в КНДР шахта по добыче железной руды ежедневно сбрасывает в Туманган огромное количество необработанных промышленных стоков. Практически без всякой очистки.

Аналогично ведет себя и другое крупное северокорейское предприятие, горнорудное, что находится вблизи города Мунсана в провинции Хамген-Пукто. По данным экспертов Организации Объединенных Наций, общий объем неочищенных стоков вышеназванной корейской шахты достигает 50 тысяч тонн, причем все они попадают в верхнее течение Тумангана.

…и дуст, и металлы!

Итак: неумеренное использование химикатов в сельском хозяйстве плюс шахта в Мунсане, плюс бумажное производство в Кайшаньтуне являются основными источниками загрязнения реки. На долю этих трех "авторов" приходится две трети всех выявленных и адресно доказанных промышленных стоков.

Это прежде всего "помои" с высоким содержанием фенола и небезопасных для человека тяжелых металлов. В воде также присутствуют нефтепродукты. Все это добро вливается в Японское море, и сегодня в водном стоке реки Туманной — нехорошее изобилие нефтяных углеводородов, хлорорганических пестицидов, тяжелых металлов и высокая концентрация взвешенных частиц.

Полоса мутной воды простирается в море на 10-11 км от устья реки. И вот что любопытно: загрязнение Туманной стало уже настолько привычной картиной, что вышеупомянутая "полоса мутной воды" вписана в лоции и служит ориентиром для судов!

В целом воды этой реки экологи относят к классу "умеренно загрязненных". Дескать, бывает и хуже. Однако степень прогрессирующего "хуже" нарастает с каждым годом. В пограничном треугольнике-капкане российская сторона оказывается беззащитной перед трансграничным потоком промышленной химии из Китая и Северной Кореи.

Первым попадает в зону влияния загрязнений Хасанский природный парк. Особенно водно-болотные угодья в дельте Туманной — с ее уникальным видовым разнообразием (350 видов!) птиц, имеющим международное значение в соответствии с Рамсарской конвенцией. С увеличением потока загрязнений снижается и биоресурсный потенциал "прибрежного морского сообщества": хорошо известна способность водорослей и беспозвоночных накапливать любые загрязняющие вещества.

Под действием летних муссонов антропогенные загрязнения стоков реки Туманной перемещаются в залив Петра Великого. Прямиком к Дальневосточному государственному морскому заповеднику и мелководным бухтам залива Посьет, где удерживаются ветрами южных румбов. Это подтверждается, например, высоким содержанием многих загрязняющих веществ в бухте Рейд Паллады — а ведь на ее берегах нет ни одного промышленного предприятия и поселка!

К слову, в радиус поражения входит и бухта Экспедиции, известная запасами лечебных грязей.

- И не забывайте, — напоминает Анатолий Лебедев, — что залив Посьет — место нагула и редких, и промысловых объектов. Промыслом живет весь юг Хасанского района. Что употребляют в пищу вместе с пораженными китайско-корейскими отходами рыбой и моллюсками жители Приморья, остается лишь догадываться. И — ждать! Ждать неминуемых последствий для здоровья и жизни людей.

Чисто экономическая авантюра

А еще экологи убеждены, что деградация реки Туманной (как бы ее ни называли по другие стороны границы) будет усугубляться год от году. И причиной тому станет реализация известного "туманганского проекта". Речь идет о создании обсуждаемой с 1985 года зоны свободного экономического развития в Тихоокеанском регионе с территорией около 100 квадратных километров.

И пусть Россия сейчас несколько вытеснена из трехстороннего проекта, но ведь КНР и КНДР продолжают реализовывать стратегию промышленного развития региона! Со стороны Северной Кореи долгосрочный проект подразумевает форсированную индустриализацию прибрежных районов Рачжин и Сонбон. Со стороны китайской — развитие провинции Цзилинь, которая не имеет выхода к Японскому морю, но занимает основную часть бассейна реки Туманной.

Тут вот в чем фокус (читай — опасность!). В связи с малой населенностью и промышленной отсталостью провинции Цзилинь и районов Рачжин и Сонбон трансграничный перенос загрязняющих веществ в Россию до настоящего времени почти не рассматривался и не всегда учитывался.

Развитие региона в рамках проекта "Туманган" предусматривает и развитие поселений, предприятий, инфраструктуры. Что автоматически повлечет за собой увеличение промышленных и бытовых стоков с загрязняющими и отравляющими веществами — в растворенном и взвешенном состоянии.

Уже сейчас после решения Китая сделать Хунчунь "вольным" городом отмечается ежегодный 25-процентный прирост населения провинции. Там объемы капиталовложений в инфраструктуру выросли в последние годы в 10 раз. Почти такие же перспективы и у корейских Рачжина с Сонбоном. Можно ожидать, что население этих районов составит в ближайшее время более 2 миллионов человек и превысит население всего Приморского края. Это ж сколько грязи прибавится в водах многострадальной реки Туманной и, следовательно, залива Петра Великого?

Будущее покажет

Кстати, страдает от промышленных сбросов не только Россия. Зимой под влиянием ветров северных румбов корейско-китайские отходы попадают на шельф Северной Кореи, где отмечены очень высокие концентрации пестицидов в донных осадках. Хотя отходы у них вроде бы свои, но ведь морская акватория у нас общая!

Как быть в сложившейся ситуации? Угроза деградации природных объектов ставит и участников создания зоны экономического развития "Туманган", и членов мирового сообщества, поддерживающих этот проект, перед необходимостью незамедлительного строительства очистных сооружений в бассейне реки Туманной.

Известна и предварительная стоимость очистных сооружений: по некоторым оценкам, она соизмерима с возведением основных промышленных объектов в КНДР и КНР. Учитывая уровень нынешней запущенности реки, полная стоимость проекта "Туманган", если все делать по мировым стандартам, должна быть намного увеличена. Миллиардов этак на несколько. Долларов… Ай, это много!

Так что липкая коричневая пена, насыщенная фенолом, тяжелыми металлами и прочей химической нечистью, еще долго будет сплавляться по реке Туманной, отравляя все живое. В том числе и живое в заливе Петра Великого. В том числе — город Владивосток и его обитателей.

Или нам не стоит впадать в уныние, а просто подождать? Выход из экологического тупика для приморцев может прийти сам собой. Ведь еще незабвенный Дэн Сяопин, инспектируя район Тумангана на стыке границ Китая с Кореей и Россией, завещал преемникам вернуть историческую справедливость: "Северо-восточный Китай должен выйти к Японскому морю". А уже в 2007 году XVII съезд КПК, по всем признакам, сменит модель развития Китая с "пассивного поглощения чужой активности" на принципиально новую "стратегию активного выхода во внешний мир".

Так пусть сами и борются со своими отходами, а? Поживем — увидим. У России денег ни на очистку Туманной, ни на мониторинг Тумангана, ни на экологическую защиту Тумыньцзяна все равно нет и не найдется.

Владимир ЖУКОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники