ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

"…Здесь птицы не поют, деревья не растут". На этом десятке гектаров, что к югу от Центральной обогатительной фабрики (ЦОФ) Хрустальненского горно-обогатительного комбината (ХГОК), опытный кинооператор без труда снимет любой боевик-ужастик. Сама ЦОФ, многими этажами-ярусами как бы взбегающая к вершине сопки, внутри сейчас в руинах, словно после бомбежки. А ведь это была самая крупная в оловянной подотрасли обогатительная фабрика, по красоте своих корпусов уступавшая чуть-чуть только одной — краснореченской фабрике, что в соседнем, Дальнегорском районе!
Фабрика неутомимо трудилась 50 лет, фактически являясь кормилицей всего Кавалеровского района. Ибо здесь производились оловянные концентраты, получаемые из глыб касситеритовой руды. Глыбы сначала дробились, затем много раз измельчались в песок-порошок, из которого разными хитроумными способами обогатители получали металлическое олово, по два-три килограмма из каждой тонны руды. Отходы промпереработки — это по принятой у всех обогатителей терминологии "хвосты", или "пески". За полвека их накопилось тут 38 730 000 тонн — три "пирамиды Хеопса". Но вокруг "египетских пирамид" — золотисто-желтые пески. А продукты промпереработки ЦОФ, насыщенные многими химическими реагентами, со временем превратились в мрачно-серые и темно-коричневые навалы. Это не Сахара, а Каракумы.

Долина реки и распадок, где разместились поселок Фабричный и его ЦОФ, не так уж широки. Когда дуют частые здесь сильные ветры, то с поверхности хвостохранилища, которое со временем оказалось значительно выше поселка, сдуваются  пылевые завихрения хвостов, богатые химическими реагентами. Они причиняют жителям поселка немало тревог и хлопот. Я их понимаю: годы моей срочной службы прошли именно в Каракумах, на стыке афгано-иранской границы. Начинавшиеся где-то неподалеку от египетских пирамид, в вечно раскаленной аравийской пустыне песчаные бури, пройдя над Ираном и Афганистаном, обрушивались на нас едко-пыльными "афганцами". Любой "афганец" — это как минимум три дня, когда песчаная пыль вихря за воротником гимнастерки-безрукавки и скрип на зубах, и даже в солдатском борще, в компоте, в буханке хлеба. Конечно, таких пылевых бурь, как в Туркмении, в поселке Фабричном не бывает. Но в вихрях, которые ветер срывает с поверхности хвостохранилища, куда более вредные, чем аравийская пыль, реагенты. Что приводит к потокам жалоб.

Собирая материал для их заметок, невольно вспомнил внутреннее совещание журналистов "Красного знамени", на котором Виктор Павлович Ломакин, анализируя газету за полугодие, заметил, что некрологов стало публиковаться больше. "Пишите правду, — разрешил первый, — только правду". И, выдержав паузу, тонко добавил: "Но не всю…".

Так как вся правда о хвостохранилище ЦОФ мне, естественно, неизвестна, сообщу главное, о чем удалось узнать. В хвостохранилищах бывшего Хрустальненского ГОКа  накоплено не менее 40 тысяч тонн олова! Потому что в первые, скажем так, 20-30 лет работы существовавшая тогда технология обогащения НЕ ПОЗВОЛЯЛА извлекать из размельченной руды более половины содержавшегося в ней олова. А оставшаяся половина металла выбрасывалась в то самое хвостохранилище, которое теперь многочисленными жалобами жителей Фабричного не дает спокойно спать администрации.

Итак, вот она, главная новость: существующее 50 лет хвостохранилище по существу является НОВЫМ ТЕХНОГЕННЫМ МЕСТОРОЖДЕНИЕМ ОЛОВА. Причем в хвостах, которые добыты из недр рудника "Высокогорский", содержится примерно (по данным горнотехнической инспекции) 0,23% олова. Это вполне приемлемый показатель, который дает реальную возможность доизвлекать ПОВТОРНО это сокровище, вполне рентабельное по нынешним мировым ценам на олово. Ибо в настоящее время появились и новое оборудование, и новые технологии, позволяющие вовлечь техногенные месторождения в повторную переработку и извлекать из них вполне товарный концентрат. Например, в ООО "Дальолово" давно уже перерабатывают хвосты бывшего Солнечного ГОКа, что неподалеку от Комсомольска-на-Амуре. Там ежегодно получают до 700 тонн олова из точно таких же, как в поселке Фабричном, хвостов!

А мы по-прежнему ходим по золоту и плачемся, что нищие.

Причем у меня, успевшего поработать в дробильном отделении ЦОФ у камеры крупного дробления конвейера № 1, сложилось твердое убеждение, что тут что-то нечисто. И вся правда от населения искусственно скрывается. Ибо существует вполне приемлемый проект с четкими производственным и финансовым планами его реализации. Надо лишь закупить в общем-то отнюдь не дефицитные гидроциклон и мультигравитационные сепараторы. А что касается сооружений цехов, то они имеются — это капитальные по размерам цеха бывшего тарного склада, расположенные рядом и с хвостохранилищем ЦОФ, и с распадком, в котором после сооружения необходимой дамбы можно разместить абсолютно необходимое в будущем НОВОЕ ХВОСТОХРАНИЛИЩЕ — для складирования техногенных продуктов вторичной переработки хвостов. Только за счет использования этих капитальных цехов и их сохранившихся пролетов можно сберечь несколько миллионов долларов! Если сюда приплюсовать трудозатраты и стоимость строительно-монтажных работ, от которых, увы, никуда не денешься при реализации любого проекта.

Не желая загружать читателя обилием цифр, сообщу лишь еще один, но конечный показатель: уже на третий год этот проект не только полностью окупит все затраты, но и принесет около 600 тысяч долларов прибыли — это примерно 15 миллионов рублей.

Овчинка, как видим, вполне стоит выделки!

Что же мешает реализации проекта? Во-первых, иждивенчество некоторых руководителей района, которые длительное время НЕ ХОТЯТ сообщать населению ВСЮ ПРАВДУ об этом техногенном месторождении. Во-вторых, это элементарная лень: "А зачем нам нужна эта инициатива, если в нашем ремесле лучше всего НЕ ВЫСОВЫВАТЬСЯ!" Эти две версии принадлежат автору. Но есть и третья: хвостохранилище готовится к нелегальной, нелегитимной прихватизации, какая была уже совершена при захвате ликвидного имущества всего ХГОКа. Есть и четвертая версия: что часть из сокрытого в отвалах хвостохранилища общерайонного олова (а его там более 40 000 тонн!) уже потихоньку изъята и потихоньку же изымается дальше…

Признаюсь, мне — тогда рядовому дробильщику ЦОФ — эта мысль тоже приходила в голову. Как многим другим работникам ЦОФ, знавшим истинную, небумажную цену тонны олова и истинное, а не отчетное его содержание в тонне руды. Сразу после рейдерской приватизации и ЦОФ, и ХГОКа, которую рейдерам удалось произвести С ОТСРОЧКОЙ ПЛАТЕЖЕЙ АЖ НА 25 ЛЕТ, я, как рядовой, но ограбленный рабочий, подал в местный суд иск протеста. Ибо, как и остальные 4000 рабочих, оказался лишенным рабочего места и зарплаты, а семья — возможности покупать хлеб и лекарства. Но один из председателей местного суда лишь тонко улыбнулся — и не принял мой иск: "Вы не представляете, как сказочно богат ваш оппонент, вы ничего и никогда не добьетесь…" Я упрямо твердил свои доводы, но иск так и не был принят, что и убедило меня в том, что сермяжная правда мне известна. Но не вся!

Протестов тогда было немало, даже — коллективная голодовка горняков-инвалидов труда в профкоме. Но судья угадал: они, как и я, ничего не добились. Даже после того, как официальная проверка Счетной палаты РФ официально установила, что при приватизации ХГОКа был неоднократно нарушен закон и что после мародерской по сути разграбиловки рудников и обогатительных фабрик экономическому потенциалу России в целом нанесен невосполнимый ущерб!

Эх, если б тот судья не побоялся богатенького рейдера да не погубил мой иск, суть которого полностью совпадала с выводами Счетной палаты, нам удалось бы сохранить хотя б одну конвейерную линию бывшей ЦОФ! Но история, увы, сослагательного наклонения не признает. Увы, из-за нашего иждивенчества и нашей же лености печальная участь, подобная участи ХГОКа и его ЦОФ, повторяется на примере тех нескольких гектаров рукотворной пустыни, на которой "…птицы не поют, деревья не растут".

Жители Фабричного по-прежнему вдыхают далеко не безвредные пылевые вихри. И, нищие, ходят по золоту. В прямом смысле этого слова: ведь если достичь хотя бы половины того годового объема, который получается при вторичной переработке техногенного месторождения в поселке Солнечном, то даже при нынешних ценах лондонской биржи можно будет и в поселке Фабричном получать никак не меньше 1,5 миллиона долларов в год.

Еще до того, как мной были сделаны публикуемые сегодня снимки, районный прокурор А.А. Башмаков сделал по нашей просьбе квалифицированные разъяснения. Главные абзацы приведу полностью.

"В связи с тем, что при проведении процедуры банк-ротства АООТ "Хрустальненская оловодобывающая компания" и исключении предприятия из Единого государственного реестра юридических лиц вопрос по рекультивации отходов горно-обогатительного производства не был решен в соответствии с п. 14 ст. 15 ФЗ № 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", п. 2 ст. 8 ФЗ от 24.06.98 г. № 89 "Об отходах производства и потребления", организация мероприятий межпоселенческого характера по охране окружающей среды, организации утилизации и переработки бытовых и промышленных отходов является полномочиями органов МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ муниципальных районов.

Таким образом, вопрос по рекультивации отходов, образовавшихся в процессе горно-обогатительного производства и потребления на территории поселков Хрустальный и Фабричный Кавалеровского района, относится к компетенции органов местного самоуправления Кавалеровского муниципального района".

Итак, местные власти давно уже могли бы вплотную заняться как рекультивацией хвостохранилища без малого в 40 миллионов тонн, так и извлечением из этого техногенного месторождения весьма дефицитного олова. Но когда на пресс-конференции, состоявшейся в кабинете главы района, я передал Андрею Каздорфу просьбу редакции газеты "Утро России" рассказать на ее страницах о перспективах экономики горняцкого района, он наотрез отказался: мол, в контексте мирового кризиса пустая болтовня никому не нужна. Но во-первых, "пустую болтовню" наша газета и не напечатает. А во-вторых, я в присутствии всех районных журналистов проинформировал Андрея Генриховича, что пока очередная районная администрация никак не может определиться, прихватизаторы не спят. В частности, варварское мародерство коснулось и тех сфотографированных мной остатков тарного цеха, которые были выкуплены одним из активистов незаконно ликвидированной местной АККОР. Ранее лишенные базы-шестигектарки и содержащейся на ней техники крестьяне намерились было образовать новую базу тут. И главное, сохранить конструкции этих стометровых в длину и шестиметровых в высоту пролетов!.. "Благими намерениями, — ответил глава, — вы знаете, куда дорога вымощена". Раз такая реакция, от имени дважды раскулаченной АККОР приглашаю возможных инвесторов в гости, чтобы прямо под крышами этих цехов договориться о вариантах их взаимополезного использования.

Владимир ПОПОВ.

От редакции. Вспоминается одна из конференций краевого отделения партии "Единая Россия", на которой предводительница кавалеровских едроссов с трибуны сокрушалась, что отсутствует зампред крайизбиркома, которого хотела публично поблагодарить за огромную помощь в избрании нового главы района Андрея Каздорфа вместо Сергея Плевако, не боявшегося возражать Сергею Дарькину. Возникает вопрос: зачем же избирался Каздорф? Хоть как-то поднимать вовсе не бедный, но один из самых депрессивных сегодня районов края или добросовестно молчать об этом?

Андрей Генрихович, Вам слово.

С уважением
Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники