ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Взяться за перо людей обычно заставляет нужда, когда не помогают устные обращения в конторы и инстанции, которые должны, казалось бы, по первому зову решать возникающие проблемы. И потому человек вынужден обивать пороги властных структур, строчить письма и заявления, писать депутатам городских, краевых и федеральных уровней. В "Утро России" ежедневная почта приносит немало сообщений о тех проблемах, которыми живут глубинка и краевой центр. А как у других?
Передовая линия милосердия

В Законодательном собрании края отдел по работе с обращениями граждан возглавляет Александр Богдан. Дорогу сюда проторили сотни наших земляков. И хотя принимают ходоков только два человека — сам Богдан и его помощник Виктор Логвинов, успевают эти двое немало. По статистике, в прошлом году к депутатам Приморья в общей сложности поступило свыше 14 тысяч обращений.

Основная масса вопросов, по мнению Александра Ивановича, возникает из-за правовой неграмотности населения. Зачастую отдел берёт на себя функцию юридической консультации. Приходит человек и с порога начинает ругаться. И здесь очень важно сохранять доброжелательность, выслушать посетителя, понять суть проблемы и, по возможности, помочь. Как минимум советом. Ведь посетитель, как правило, уже побывал и в соответствующей конторе, и в администрации района или города, и даже в суде, бывает, испил свою горькую чашу. Но отстоять свои права умеют далеко не все.

Есть исключения, такие как Александр Карпов из Кировского района. Вызывает уважение то, как внимательно человек изучает все действующие и меняющиеся законы, умеет составить исковое заявление и необходимое обращение в любую инстанцию. Несмотря на то, что проживает в глубинке, остаётся вполне "продвинутым" на правовой ниве. Он звонит в отдел регулярно. Вот на днях опять обратился с просьбой уведомить, если будут какие-то изменения в законе о льготных категориях граждан. И Богдан обещал тезке переслать копию документа, если таковой появится: "Александр Александрович, без проблем, перешлём".

На столе у Виктора Алексеевича Логвинова поверх всех бумаг — любопытный документ. Оказывается, это уведомление из Европейского суда о том, что заявление жителя Владивостока Алексея Матвеева принято к рассмотрению. Алексей Александрович — инвалид, много лет он простоял в очереди на квартиру. И закон, кажется, на его стороне. Да только финансовой базы под закон не подведено. Потому и не осталось у Матвеева надежды на получение жилья. По всем подсчетам (судя по темпам продвижения очереди), при жизни новоселье ему не грозит. Вот и прошёл инвалид все круги судебных разборок. До Страсбурга добрался. А в отдел по работе с обращениями граждан заходит по старой памяти. Его здесь в своё время встретили по-человечески, выслушали, проконсультировали, словом, не отмахнулись от незадачливого посетителя, как это было много раз в других важных кабинетах.

Разъяснить человеку: куда обратиться, как составить исковое заявление в суд (к сожалению, основная масса возникающих у людей проблем решается только в этой инстанции) — Виктор Алексеевич и Александр Иванович умеют внятно, компетентно и доброжелательно. Они и не скрывают, что сочувствуют всем обращающимся за помощью в Законодательное собрание.

К слову, теперь обратиться можно и через интернет-приёмную. Правда, пока в таковой лишь три заявления. То ли информация ещё не дошла до потенциальных адресатов, то ли возможности у жителей края в этом плане маловато.

А еще отдел ведет скрупулезный учет и анализ всех поступающих обращений. Этим определяются наиболее острые и злободневные вопросы с целью их своевременного решения, в том числе и на законодательном уровне. Работа отдела позволяет депутатам Собрания быть в курсе проблем, вносить коррективы в законотворческую деятельность и оперативно решать вопросы повседневной жизни приморцев.

Река жалоб и ее притоки

Председатель Собрания Виктор Горчаков считает, что почту в некотором смысле можно назвать даже однообразной.

- Большинство писем, пришедших в этом году, были посвящены 30-процентной дальневосточной надбавке к пенсии. Ситуация в следующем. Москва говорит об увеличении пенсии всем, что на самом деле и происходит. В конце 2007 года мы сконцентрировали внимание на том, чтобы средняя пенсия и средний уровень жизни не были в таком разрыве. В прошлом году пенсия обеспечивала только 85 процентов от среднего прожиточного уровня. Теперь она у нас где-то 96 или 98 процентов. Я думаю, что в ближайшее время цифры сравняются. Но у наших пенсионеров философия такая: то, что повышают пенсию, — это правильно, её повышают всем, но нам, дальневосточникам, за все жизненные лишения должны повысить её ещё на 30 процентов. Это было бы хорошо, но сегодня федеральные службы озабочены общим поднятием пенсии, что в целом нормальная тенденция.

Другой поток писем связан с льготным лекарственным обеспечением. Поначалу он нас просто захлёстывал. Люди писали гневные, злые письма, не сдерживая своих эмоций. Чтобы разрядить ситуацию, Законодательное собрание вместе с администрацией края пошло на непривычные решения. Дело в том, что сейчас достаточно жесткий Бюджетный кодекс. А льготное лекарственное обеспечение — это функция федеральная. И мы не можем, даже если захотим, так просто перебросить средства с одной статьи расходов на другую. Это называется "нецелевое использование средств". Поэтому мы долго думали о том, как выйти из этого положения, и, в конце концов, нашли выход. Сформировали новую комплексную программу по здравоохранению, где, грубо говоря, спрятали недостающие деньги по лекарственному обеспечению. Фактически мы выполнили функцию федеральных органов, решили проблему на месте, и поток жалоб исчез.

Третья тема писем, может быть, не такая интенсивная, но тоже достаточно ощутимая — это проблема выделения земли во Владивостоке или вблизи него. Тема была запутана ещё прежними мэрами. Мы вытащили проблему на край, забрав неразграниченные земли, и вызвали огонь на себя. Сейчас тема вновь обсуждается. Пушкарёв в начале своей деятельности ставил вопрос о передаче всех городских земель городу. Пока договорились, что произойдёт это при чёткой работе взаимодействующих служб администраций.

Следующее направление — письма, связанные с монетизацией льгот. 122-й закон породил колоссальное напряжение в обществе, и не только у нас в крае, но и в целом по стране. Одной из актуальных проблем является сегодня отмена льготы на проезд в общественном транспорте. В свое время, когда делались первые шаги монетизации, средства, которые были запланированы в ее рамках, не очень сильно расшифровывали. Пропагандистская кампания тогда была не совсем чёткая, а может быть, никто и не вслушивался, что имеется в виду под той или иной статьёй расходов. Хотя транспортные расходы там тоже были заложены. А сейчас говорят: "Мы вам добавим 60 рублей к тем деньгам, которые под эту статью уже выделялись". Но пенсионеры ставят вопрос так: "Те деньги — это уже наши деньги, вы уже к ним не лезьте, а на транспорт вы дали мало — всего лишь 60 рублей". На самом деле больше, потому что более 200 рублей из первоначальной суммы предполагалось на транспортные расходы. Но это в основном проблема Владивостока. Потому что активно пользуются транспортом люди, живущие в краевом центре. Мы договорились с Пушкарёвым, что часть нагрузки возьмёт на себя город.

Но у проблемы есть и другая сторона. На прошлой неделе я получил три письма с благодарностями. Просто слезы на глаза навернулись. Есть люди, которые почти не пользуются транспортом, никуда не ездят. И они не получали ничего. А теперь им пришли деньги, без всяких просьб и обращений. И они говорят: спасибо вам, что вы о нас вспомнили и позаботились.

Понятие тотальной справедливости — это очень сложный вопрос, решить который к всеобщему удовлетворению очень непросто. Общая ситуация такая: государство старается перейти на язык денег. Тем самым упрощая систему отношений. Нужно понимать, что оно шаг за шагом избавляется от тех огромных социальных обязательств, которые набрало за все годы. Ответственные люди говорят об этом честно и откровенно. А у нас, во Владивостоке, одно время при решении пропагандистской задачи было введено 22 категории льготников. Но ведь столько ни один бюджет не выдержит, а люди надеются. В автобусах и маршрутках с льготниками обходились бесцеремонно, людей обижали и унижали. В муниципальных трамваях и троллейбусах, к счастью, подобного не было. Сужу по жалобам, которые присылали нам. Не разбирались, кто им обещал льготу, писали в Законодательное собрание.

Председатель совета ветеранов Анатолий Георгиевич Булыгин предлагает добавить ветеранам денег на проезд в общественном транспорте. Может быть, мы к этому и придем, если в целом бюджет 2009 года выдержит. Он ведь у нас и так значительно вырос по социальной составляющей. Осталось только понять, удастся ли нам его сохранить в той ситуации финансового кризиса, которая сейчас разворачивается.

Есть ещё одна тема, казалось бы, простая, но тем не менее волнующая людей уже несколько лет. Это заготовка дров у селян. Дело в том, что она сопровождается представлением огромного количества бумажек. Дедушка с бабушкой посмотрят на эти списки, махнут рукой, да и пойдут в ближайший лесок, и всё заканчивается незаконной порубкой. Мы с председателем комитета по социальной политике и защите прав граждан Владимиром Масловским пытаемся найти выход из этой ситуации и подготовить документ, регламентирующий данную процедуру. Формальное право вроде бы есть, но реализовать его очень сложно. Канитель для пожилых людей, про неё даже стыдно читать в условиях края, который занимается заготовкой леса.

Личные письма

Письма, которые адресованы лично Виктору Васильевичу, как правило, тоже разные.

- Как понять, лично ко мне или нет? Начинается "Здравствуйте, Виктор Васильевич!" — значит ко мне. А дальше не поймёшь, личное оно или не личное.

Их за неполный год накопилось 384. Почти все — напрямую к Горчакову. Они все персонифицированы, потому что люди говорят, что обращались в разные инстанции, прежде чем решиться написать председателю Законодательного собрания.

- Что поражает, так это неэффективность работы разных уровней власти. Я не испытываю радости или гордости от того, что мы решили тот или иной вопрос. Это означает, что другие уровни власти его не решили, местные власти на своём уровне недорабатывают.

Если приходят 3-5 писем на одну тему, то становится ясно, что это серьезный вопрос. Сейчас целый ряд полномочий согласно 131-му закону передается на уровень поселений. Но мы же не можем своим адресатам написать: обращайтесь к руководителю своего поселения. Это будет отписка. Так, кстати, поступают многие депутаты Госдумы. К ним обратились с письмами, а они пишут мне поручения: разберитесь, пожалуйста, ответьте и доложите. Я думаю, ещё пара таких писем, и я отвечу им через центральную прессу. Но разговор не о том. Раз обращение есть, мы пытаемся довести тему до конца, заставляем работать местные власти, хотя они скрипят, упираются.

С моей точки зрения, сегодня ситуация странная: число людей, вовлеченных в принятие решений, увеличилось: поселение — первый уровень, затем — муниципальный, краевая администрация, Законодательное собрание. Недавно Путин отвечал на вопросы, и корреспонденты с умилением, захлёбываясь, говорили о миллионах обращений к президенту. Рыдать надо от такого объема писем. Это означает, что основная масса чиновников сидит и ничего не делает. И граждане вынуждены решать проблемы, обращаясь к самому премьер-министру. У меня возникают серьезные сомнения и по общественным приёмным. Не потому, что не нужна приёмная Путина. Это очень хорошо, что она есть. Мы в ней ведем приём по графику. Но ее работа означает, что мы решаем проблемы города Владивостока. А ведь люди должны идти не ко мне или другому депутату, а в органы местной администрации. Одно из двух: либо народ отчаялся, либо пропагандистская волна рождает некую иллюзию. Одни, мол, сидят, ничего сделать не могут, а у других для этого есть все возможности. Но ведь бюджет-то один. Он расписан по статьям, и все деньги целевые.

Я прекрасно понимаю, что порой написание писем — это способ снятия человеческого напряжения, раздражения у людей. Допускаю, что часть адресатов пишет без особой надежды получить положительное решение, изменить ситуацию, но с единственной целью — выразить своё отношение к власти, к чиновникам или конкретному человеку. Написал письмо — и вроде бы снял с себя, делегировал свою проблему, легче себя чувствуешь: "Вот как я им дал!" Хотя, может быть, тот, кому посыл был адресован, и не получил никакого наказания, но пар выпущен.

Другая сторона

Аппарат исполнительной власти работает малоэффективно — такое общее заключение можно сделать, исходя из анализа почты ЗакСа, а также большого количества обращений в разные партийные приемные.

- Органы, предназначенные для решения проблем на местах, работают неэффективно. Это моя личная точка зрения, — отметил Виктор Васильевич, — с ней можно соглашаться, критиковать, но я сужу по почте.

Вот число писем из Уссурийска — минимальное. И не потому, что в Уссурийске нет проблем, они везде есть. Это означает, что Рудица и его службы работают более эффективно. И люди им верят, к ним и обращаются. И власть на местном уровне решает возникающие вопросы. Во Владивостоке — другая картина. Отсюда идёт до 30 процентов всей почты. Проблемными в этом плане у нас остаются Дальнегорск, Лесозаводск, Шкотовский район. Если судить по удельному весу приходящей почты, то это примерно так.

Что касается депутатской работы с обращениями граждан, то все парламентарии здесь идут примерно ровно. Но есть и передовики. Больше других ездят по краю Валентина Гавриловна Каткова и Эдуард Анатольевич Алексеев. Причем оба постарше многих, но ездят в не самые комфортные командировки. По Лазовскому, Чугуевскому, по отдалённым районам, причем решают не только родные, школьные дела, но и проблемы здравоохранения, и все другие возникающие на местах вопросы. Много работает с письмами и Татьяна Владимировна Заболотная.

Ключевой вопрос любой власти — доверие к ней людей. Степень этого доверия напрямую определяется тем, как власть защищает права и свободы конкретного гражданина.

Многие обращения, многие поставленные в них вопросы связаны с тем, что граждане не всегда знают свои права, не знакомы с порядком их реализации. Вот этот пробел и старается ликвидировать отдел Законодательного собрания по работе с обращениями граждан.

Лариса ТИМОХИНА.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники