ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Телесезон потихоньку движется к завершению. Завершаются проекты, которые месяцами держали публику у телеэкрана. На "Первом канале" финишировали "Две звезды", на канале "Россия" — "Танцы со звездами". Израсходовав все, что было припасено в этом сезоне для ненасытного телезрителя, бесконечно требующего "Еще давай!", каналы начинают повторять то, что считают самым лучшим и удачным. Так, "Первый канал" повторяет хит сезона — "Плесень", которая наделала много шума и навела ужас на доверчивых зрителей, наконец-то узнавших, под каким дамокловым мечом все мы живем. Помните: "Она повсюду — всеядная и вездесущая, проклятая и благословенная ПЛЕСЕНЬ! Ей принадлежит мир! Вся история человечества — это история борьбы с плесенью, и неизвестно еще, кто из них, человек или плесень, победит в этой многовековой и беспощадной борьбе". Эту "Плесень", показанную в лучшее эфирное время в один из зимних выходных, посмотрела уйма народу. Ну, и как не попытаться выжать из нее еще немного рейтинга, назначив повторный показ опять-таки на воскресенье и на очень приличное время?

Да вот незадача! В прошлую пятницу остроумцы из "Большой разницы" от этой самой "Плесени" буквально ни одной споры (или как там называется то, с помощью чего она размножается?) не оставили. И как теперь всерьез воспринимать эту "Плесень", если в голове застряла "Хрень" — именно так, грубо, но точно, называлась пародия не только на "Плесень", но и на всю псевдонаучно-популярную продукцию, которая стала одним из главных трендов минувшего телесезона. "Хрень всерьез и надолго вошла в нашу жизнь", — мастерски изображая голос Сергея Безрукова, озвучившего "Плесень", вещает пародист. И, появившись в кадре, от его же, Безрукова, имени с горечью восклицает: "И даже я, народный артист, талант, каких мало, сижу здесь и озвучиваю какую-то "Хрень".

Тут одно из двух: либо "Большая разница" существует в автономном режиме и не подозревает, что эта, простите, "Хрень" — суперкреатив, которым гордится канал, на котором прописана и она, "Большая разница", либо руководители канала и сами про свой успешный продукт такого же мнения, но говорить в открытую им об этом неловко, вот они и позволяют пародистам посмеяться над святым: так и прежде дозволялось говорить правду лишь шутам и скоморохам. Что, мол, с них возьмешь? Шуты!

Однако ж верное слово найдено и произнесено во всеуслышание. И это слово лучше многих других характеризует то, что нам чаще всего показывают. Да что там лицемерить? Мы и сами давно уже употребляем его по отношению к телепродукции. "Что поделываешь?" — спрашивает, допустим, кто-нибудь из знакомых по телефону. "Телевизор смотрю", — отвечаете вы. "Что-нибудь интересное?" — "Да ну, опять какая-то хрень".

Под это же емкое жанровое определение попадает и недавний проект НТВ "Мясо", и страшилка "Первого канала" "Жизнь после нас", где рассказывается о том, что случится на планете Земля, если все люди вдруг в одночасье исчезнут. Правда, в данном случае утешает одно: исчезнут сразу и все. А значит, после нас — хоть потоп. Намного страшнее, если при нас, еще вполне живых, из телевизора исчезнет все мало-мальски осмысленное и останется одна хрень.

Впрочем, пока, кажется, ситуация не столь катастрофична. И кое-что, помимо "хрени", в ящик попадает. Под занавес сезона тот же "Первый канал" вдруг осчастливил публику премьерой. Да не какой-нибудь проходной, а давно ожидаемой: восьмисерийного фильма "Братья Карамазовы", который, по слухам, давно был готов и все никак не мог дождаться своего часа в эфире. Премьера в начале лета всегда вызывает подозрения: а так ли уж кондиционен предлагаемый продукт? То ли канал оттягивал встречу с прекрасным, опасаясь не собрать рейтинга. То ли считает фильм неудачным, но показать обязан, вот и отложил до лета, а лето, как война, все спишет.

"Братья Карамазовы" режиссера Юрия Мороза не вызывают явного отторжения. Чувствуется, что проделана немалая работа — выстроены декорации, пошиты костюмы, специально для фильма написана и записана живым оркестром музыка. Режиссер в интервью с гордостью говорит о том, что не опустил ни одной сюжетной линии, сохранил все ключевые сцены и идеи романа. Все так, и уже одно это выделяет "Братьев Карамазовых" из множества на коленке сляпанных сериалов, где концы не сходятся с концами, а герои знакомятся с ролями (а точнее, со своими репликами) непосредственно на съемочной площадке.

Однако ж стоит ли затевать экранизацию одного из сложнейших романов русской и мировой литературы, чтобы с ученической добросовестностью изложить содержание произведения, а точнее, его сюжетную канву, оставив при этом за скобками те главные смыслы, ради которых написаны "Братья Карамазовы"? По этому поводу есть разные мнения. Одно из них в какой-то мере разделяю и я: любая экранизация зрителю на благо. Если первоисточник не читал, глядишь, узнает, о чем он — ну, хотя бы в общих чертах, а там, может, и книжку купит. Если же читал, ему тем более интересно сравнить свои читательские впечатления с режиссерскими и убедиться, что киношные Карамазовы решительно не похожи на тех, что он сам создал в своем воображении (хотя в случае с "Братьями Карамазовыми" образы героев, возникшие в читательском воображении, давно заместились успешно воплотившими их выдающимися артистами, сыгравшими в давней экранизации Ивана Пырьева).

Другое мнение заключается в том, что экранизация классики отнюдь не способствует взрыву читательского интереса к произведению. Особенно если эта экранизация вот такая: подробная, добросовестная, но, что называется, без божества, без вдохновенья, без слез, без жизни, без любви. Нет, вообще-то и любовь в этом кино присутствует, и страстей навалом, но понять, о чем на самом деле писал Достоевский, невозможно. А размазанная на восемь серий бытовая история маловменяемой семейки, к тому же проживавшей при царе Горохе, вряд ли способна вызвать отклик в сердцах и умах современного, тем паче молодого зрителя, на которого делают ставку все телеканалы.

На эту тему — зачем вообще экранизировать классику? — разговаривал на прошлой неделе Владимир Познер с кинорежиссером Сергеем Соловьевым, который только что представил зрителям экранизацию "Анны Карениной". Познер сформулировал свои претензии жестко: "Писатель написал замечательную вещь. Вот и чудно. Нет, появляется кинорежиссер, который решает, что он хочет сделать экранизацию "Анны Карениной". Зачем? Ну оставьте в покое Толстого. Лев Николаевич был бы дико недоволен, я думаю".

Соловьев ответил: "Да дело тут не в удовольствии или неудовольствии Льва Николаевича. А почему в Англии 25 раз экранизировали "Гамлета"? А потому что в нем генетический код нации. Именно по этим экранизациям можно понять, что происходит в глубинном состоянии английского общества, его менталитета".

"Ну, а вас-то что потянуло на "Анну Каренину"?" — не унимался Познер. Его собеседник грустно сказал: "Маниакально-депрессивный психоз. Возникает внутренняя необходимость. Это и есть искусство, художество".

Интервьюер, как это обычно бывает, сменил тему, а Соловьев, по сути, сказал главное: обращение к классике для него — не повод пересказать фабулу знаменитого романа, а внутренняя необходимость собственного художнического высказывания, осмысления или переосмысления того, что вроде уже читано-перечитано, да вот не дает покоя. И, наверное, именно этим отличается его "Анна Каренина" от "Братьев Карамазовых". Она (картина) при многих ее несовершенствах — живая, нервная, современная, тогда как "Братья Карамазовы" — всего лишь ожившие картинки, пособие для ленивых школьников: "Ты роман читал?" — "Я кино смотрел"…

…А все-таки есть о чем поговорить. По нынешним временам — уже немало. Чай, не "Плесень"! Большая разница!

Ирина ПЕТРОВСКАЯ,
"Известия".

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники