ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Уровень коррумпированности государства сверху донизу обратно пропорционален уровню борьбы с этим явлением
В нашем Приморском крае в истекшем году зарегистрировано вдвое меньше (479) преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (2008 год — 1084), в том числе 67 фактов взяточничества (2008 год — 115). Причем выявлены лишь 178 лиц, их совершивших, а к уголовной ответственности привлечены 95 из них. Вероятно, коррупции стало меньше? А вот у наших соседей в Хабаровском крае прокурорами во взаимодействии с другими органами выявлено в 1,7 раза больше нарушений федерального законодательства, имеющих коррупционную составляющую, правоохранительными органами края за год возбуждено на 10 % больше (304) уголовных дел коррупционной направленности (в 2008 году — 273). Конечно, нужно с осторожностью относиться ко всем этим цифрам, и толковать их можно двояко: и как активизацию деятельности органов, и как реальный рост или снижение коррупционных проявлений. Вместе с тем мы вправе рассчитывать на определенную последовательность, четкую стратегическую линию, системность. Пока эту линию, не говоря уже о системности, трудно увидеть как на федеральном, так и на региональном уровне. У нас в крае нередко осуждение водителей, пытавшихся дать сторублевую взятку гаишникам, вполне сочетается с прекращением теми же судами уголовных дел в отношении должностных лиц, получивших взятку в несколько тысяч. И вообще в стране явно наметилась карательная тенденция скорее в отношении взяткодателей, чем получателей взяток. По итогам прошлого года в Москве были осуждены 600 человек, предложивших взятку, и только 128 человек, получивших деньги. В Приморье — та же тенденция: по ст. 290 УК РФ (получение взятки) был осужден 21 человек, а по ст. 291 УК РФ (дача взятки) осуждены 32 человека. 2008 год был еще контрастнее: за получение взятки были осуждены 26 человек, а за дачу — больше чем в два раза (68). Нужно ли доказывать, что эта практика порочна?

В эти дни фактически исполняется год со дня принятия краевого антикоррупционного закона. До этого, в декабре 2008 года, был принят пакет федеральных антикоррупционных законов, в том числе основной — "О противодействии коррупции". К сожалению, он оказался далек от совершенства. Чтобы не быть голословным, поясню. Само понимание коррупции в нем сознательно сужено. Согласно международным нормам (в частности, можно посмотреть Конвенцию ООН против коррупции 2003 года), коррупция — это использование любых неправомерных преимуществ — как материального характера, так и не материального. У нас же все свели только к материальной выгоде.

В результате из коррупции выпало лоббирование чьих-то интересов или продвижение по службе при помощи оказания сексуальных услуг и многое другое. Не создается специализированный уполномоченный орган по борьбе с коррупцией, как это предусмотрено Конвенцией ООН. Законодатель так и не решился вернуть конфискацию в лоно уголовных наказаний. Мы видим явно усеченный круг лиц, обязанных декларировать свои доходы и т.п.

По данным социологов, три четверти россиян считают уровень распространенности коррупции высоким и очень высоким. Более половины предпринимателей в России (56%) платят взятки, и 44% жителей страны считают допустимой возможность дачи взятки должностному лицу. Мировой банк оценивает объем коррупционных услуг в мире в $1 трлн. В России, по данным Фонда ИНДЕМ, этот объем равен $316 млрд. Таким образом, едва ли не треть мировой коррупции сосредоточена в России.

Сегодня у нас главными становятся чиновники, которые облагают данью бизнес. Появился даже специальный термин: конвертация властных полномочий в денежные средства.

Нужно видеть политические причины коррупции. Как утверждает депутат Госдумы Геннадий Гудков, коррупция начинается в верхах. Известно, как и почему в любой стране формируется коррупция. Происходит это в первую очередь тогда, когда власть становится закрытым отрядом, присваивает себе огромное количество полномочий, устраняется от критики, контроля народа, парламента, суда, уходит от реальной ответственности перед гражданами. И при этом остается у кормушки при закрытых дверях. А ведь люди, оказавшиеся за "закрытыми дверями", начинают портиться, даже самые честные и порядочные.

Низы смотрят наверх: значит, там можно, а мы что, дураки, что ли? Отсюда рост бытовой, низовой коррупции.

Сегодня правила игры таковы, что в нашей стране правят бал коррупционеры. Коррупция в какой-то форме есть и в цивилизованных странах. Но это, как правило, отклонения от нормы. А у нас сейчас — фактически норма. Однако известно, что, если преступность становится нормой, с ней эффективно бороться нельзя. Значит, допущен системный сбой в нашей власти, потому и сформировалась эта норма. И это, к сожалению, абсолютно верно, по крайней мере, для огромного слоя политической и экономической элиты, где взятка стала не только средством разрешения вопросов, но и вообще образом жизни. Не секрет ведь, что сегодня многие чиновничьи места покупаются и продаются.

У нас велика доля теневой экономики. Теневая экономика и коррупция — близнецы-братья. Если у группы людей есть ресурсы, в которых они ни перед кем не отчитываются, эти ресурсы можно тратить на что угодно — на подкуп, на откаты и т.д. Как известно, нельзя заниматься недозволенными делами без прикрытия. В 90-е годы существовали криминальные крыши. Сейчас об уголовных крышах мы почти ничего не слышим, их место заняли силовые структуры, чиновники, которые уверенно встроились в этот процесс для прикрытия незаконной экономической деятельности. Однако практика показывает, что крупных коррупционеров практически не привлекают.

Коррупция глубоко проникла и в сферу образования. Согласно некоторым экспертным оценкам, масштабы коррупции в отечественном образовании за 2009 год оценены в $5,5 млрд. И, что гораздо хуже, обнаружили ее на всех уровнях — от детских садов до докторских диссертационных советов. Если верить журналистам (ссылающимся на социологов), взятки за сдачу экзаменов и зачетов сегодня дают уже чуть ли не 90% студентов.

В нашем Юридическом институте ДВГУ был (и сейчас возрождается) студенческий антикоррупционный клуб. Студенты пять лет назад провели мониторинг восприятия коррупции в своей среде. Во Владивостоке от 20% до 37% опрошенных студентов признавались, что учатся за взятки. Мы ужаснулись! В Томске наши студенты запустили ту же анкету. Результат — 10%. Но для того, чтобы получить более наглядные результаты, решили опросить студентов в Японии. Большинство японцев не могли понять, как такой вопрос вообще может возникнуть — дать взятку преподавателю, который почти что небожитель. В Америке и Южной Корее такая ситуация, насколько нам известно, также неприемлема. Мы выясняем, какой процент, а там просто не понимают самой постановки вопроса. Но если человек с вузовской скамьи привык решать все проблемы с помощью взяток, то как он будет реализовывать свой потенциал на производстве, в бизнесе, в той же преподавательской деятельности?

Какова опасность для страны? В нынешних условиях коррупционное государство может прийти к тихому распаду или гражданской войне. Причем это отнюдь не самый отдаленный вариант: возможно, и десятка лет не пройдет, как бы пугающе ни звучала такая перспектива.Что может каждый из нас? Нужно отказаться играть по этим правилам, а это могут не все — переломить в себе чуть ли не комплекс белой вороны. Те люди, которые хотят обогатиться за чужой счет, рассчитывают, что от их предложения невозможно отказаться. Появляются фабрикации уголовных дел, когда, только откупившись, можно избавиться от обвинений в преступлении, которое ты не совершал. Человека обвиняют в чем угодно и аккуратно сообщают о возможности остаться на свободе. Например, дать показания на кого-то. Когда появляются странные дела, странные приговоры, странные освобождения, странное утверждение недостойного человека на высокий пост, уверен: это стопроцентно коррупция.

Сейчас, увы, сплошь и рядом происходит имитация борьбы с коррупцией. На скромный по объему декабрьский закон (из 14 статей) о противодействии коррупции уже опубликовано не менее четырех многостраничных комментариев. Множатся книги и статьи по модной теме. Правоохранительные органы нередко делают вид, что ничего особенного никто не накопал. Сейчас если и реагируют на жалобы, то по ним часто проводят чисто формальные проверки. Есть, например, дело полковника Астафьева, начальника Центра госзащиты краевого УВД, сильно похожее на дело таможенного генерала Бахшецяна. И о том и о другом много писали газеты. Никакой адекватной реакции правоохранителей фактически нет — ни на статьи, ни на жалобы полковника и генерала, а также их законных представителей.

Увы, противодействие коррупции происходит довольно странно.

Президент страны, одной рукой направляя всех на борьбу с коррупцией, росчерком пера ликвидирует (сентябрьским указом 2008 года) основное милицейское антикоррупционное звено — УБОПы, что не может не вызвать недоумения. Да, другие подразделения там созданы, но принцип их работы совсем другой — не столько глубокая разработка группировок, сколько работа по фактам.

И еще несколько слов к вопросу о пресловутой политической воле властей всех уровней, которой так не хватает для борьбы с коррупцией.

По-моему, определяющим здесь является механизм прихода к власти. Если это предмет торга, теневых договоренностей, это одно, а если это полномочный руководитель, который сам никого не боится и ни с кем не связан корпоративными обязательствами, он может и должен позитивно влиять на ситуацию. От коррупции можно значительно избавиться, помимо прочего, путем кадровой перетряски, когда очищаются от всех, кто замешан в коррупционных схемах. В Италии, например, 70% госаппарата во время операции "Чистые руки" поменялось. А у нас: если тронем по-настоящему коррупционера, то и государство, похоже, развалится.

Разве это дело?

Виталий НОМОКОНОВ, доктор юридических наук, профессор ДВГУ,
"Новая газета" во Владивостоке".

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники