ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Миновало 57 лет первопроходцу космоса, первому спутнику, запущенному в октябре 1957 года. Сейчас на орбите огромная армия аппаратов, за всю историю запустили 40 тыс. спутников. Из них 21 тыс. — половину — вывели в космос СССР и Россия. В этом плане у нас самая большая космическая группировка, вдвое больше, чем у США.

Вторая космическая

Сорок тысяч на орбите — все, что вывели за время покорения космоса. Больше половины давно сгорело. По данным Центрального НИИ машиностроения, в октябре 2014 г. на орбите насчитывалось 17,2 тыс. разнообразных объектов. Живых спутников во много раз меньше. На низкой орбите работают 605 крупных аппаратов, на геостационарной — 447, на дальних орбитах — еще 115. Всего набегает 1302 аппарата, включая микроспутники. Правда, точная цифра — тайна, поскольку военные не раскрывают всех данных. Известно: на оборонку разных стран трудятся примерно 160 спутников. Это 13% орбитальной группировки. Еще 190 устройств, что называется, двойного назначения.

Сразу хочется подсчитать, у кого сколько. Тут всплывают интересные цифры для страны- родины первого спутника. С одной стороны, у России вторая по численности космическая группировка. С другой — у нас только 10% спутников, это 118 аппаратов. К слову, почти половина — военные, вместе с двойным назначением — две трети.

На первом месте с огромным отрывом — США. У этой страны 45% спутников, более 500 штук. Официально военных — не более 15%. Однако эксперты в тревоге: на деле на один российский оборонный спутник приходится пять американских. Другой тревожный факт: Россию на орбите стремительно догоняет Китай. За последние пять лет КНР совершила фантастический рывок, нарастив группировку до 116 спутников (военных аппаратов — 20%). Четвертая -Япония с долей 4,5%, Индия и Британия, и те запустили по 2%. Кстати, в сентябре 2014 г. Индия с первой попытки вывела научный спутник на орбиту Марса, при этом вся индийская программа полета к Красной планете обошлась в 72 млн долларов. Научная польза миссии под вопросом, но по части экономии космических финансов — очень серьезный мировой прорыв.

Чем поражает мир Россия? До 1998 г. мы держались неплохо: опережали США по орбитальным запускам. Потом грянул дефолт. Космический бюджет в 1999 г. урезали до ничтожных 3 млрд рублей. Это — как дать пару тысяч рублей на месячный прокорм семьи с пятью детьми и сказать «гуляйте на славу». Для сравнения: космический бюджет 2014 г. — 165,8 млрд руб., не считая военных расходов. Результат не заставил себя ждать: в том же 1999 г. станцию «Мир” решили затопить, РКА — космическое агентство, чудом ухитрявшееся до 1998 г. сохранять 93% советских объемов запусков, преобразовалось в Росавиакосмос. Который первым делом прославился резким ростом числа неудачных стартов.

Ядерная бомбардировка Канады

Вот и пошло отставание по орбитальным аппаратам. Правда, «спутник» в наши дни — понятие растяжимое. Устройства образца 1960-1970 гг. и современные отличаются, примерно как паровоз и реактивный лайнер. Технологии не стоят на месте, поэтому начинка, которую раньше можно было запихнуть только в 3-5-тонную махину, теперь помещается в 200-500-килограммовую малютку.

К тому же в 2000-х гг. на орбите произошла спутниковая революция. Громадным скачком вперед стали микроспутники — малые аппараты массой от 10 до 100 килограммов. На одном носителе за раз их можно выводить десятками. Рекорд в ноябре 2013 г. поставила американская ракета «Минотавр». Вместе с разведывательным аппаратом на 1,5 т она вывела на орбиту 27 малых спутников.

Зачем они нужны? Например, Британия вложила приличные бюджетные средства в программу развития микроспутников. Теперь скромно называет себя лидером в области спутниковых технологий. Все потому, что эта страна с помощью российских ракет вывела с Плесецка группировку микроспутников массой 100 кг каждый. Каждый спутник стоит 80 млн долл., но возможности -закачаешься. Простыми словами, система дает видеокартинку в реальном времени из любой точки Земли. Можно отследить любые события по минутам.

Так что аппарат мал, да удал. К слову, общая масса работающей на орбите техники — 1,5 тыс. тонн. Это включая 362-тонную Международную космическую станцию. Выходит, средняя масса спутника — менее тонны. Благодаря прогрессу электроники показатель стремительно уменьшается. Но только не по отечественной группировке! Средняя масса — 2 тонны. Российское космическое ведомство проспало микрореволюцию. Тут выгодно отличаются разве что 800-килограммовые «Парусы», предназначенные для связи с подводными лодками и боевыми кораблями ВМФ в любой точке Мирового океана.

Наверное, весело было в Мексике, когда в январе 2010 г. на штат Пуэбло грохнулся отработавший срок трехтонный «Космос-2421″. Огненный шар в небе был виден за 150 км, образовалась трехметровая воронка. Впрочем, это ерунда по сравнению с эпизодом 24 января 1978 г., когда четырехтонный советский «Космос-954″ с ядерным реактором на 37 ТВЭЛов на борту сошел с орбиты и упал на Канаду. Канадцы пытались вчинить иск за радиоактивное заражение 100 тыс. кв. км, но дело кончилось легким штрафом.

Вообще, какие там малые аппараты! Дела со спутниками запустили до такой степени, что с декабря 2003 г., когда окончательно вышел из строя «Метеор-3″, до сентября 2009 г., когда с опозданием на год на орбиту вывели «Метеор-МГ’, у России не было ни одного метеоспутника. Росгидрометцентру приходилось брать данные о погоде в собственной стране из зарубежных источников. По части спутниковых неудач апофеозом стали гибель сразу трех ГЛОНАССов и крах аппарата «Экспресс АМ4″ — крупнейшего в Европе спутника связи массой 5,7 т, который должен был покрыть цифровым вещанием всю Россию. Разгонный блок отработал не штатно, не попал на расчетную орбиту, устройство стоимостью 11,5 млрд руб. пришлось затопить.

Баллистическая слепота

Теперь о хорошем. С 2010 г. Россия резко нарастила число спутниковых стартов. За четыре года группировка выросла с 68 до 118 аппаратов. В 2014 г. Россия бьет рекорды по интенсивности запусков спутников. С января прошли девять пусков, что больше, чем у США, которые осилили только семь. До конца года Роскосмос обещает провести еще 15 спутниковых запусков с пяти космодромов.

В апреле 2014 г. Минобороны объявило: вложим 80 млрд руб. в создание спутников наблюдения нового поколения. «Военным нужны снимки с высочайшим разрешением менее 20 см в каждой точке фотографии. Новейшие спутники-шпионы США это обеспечивают. На их системах видовой разведки стоят оптические системы с диаметром зеркала 2,4 м — такие же установлены на космической обсерватории «Хаббл». РФ в этом плане осталась в 1970-х годах. У спутников Минобороны разрешающая способность — метр в точке. Надо срочно догонять», — говорит руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

Техника нового поколения уже выходит на орбиту. Военные наконец получили новейшие спутники связи, такие как «Рассвет”, «Глобус» и «Меридиан». За наблюдения отвечают системы Тео-ИК2″ и «Ресурс-ДК». Они сменят мировое позорище — спутник наблюдения «Кобальт». У него прекрасная оптика, различает объекты в 40 сантиметров. Но фотографии снимают на фото пленку и сбрасывают на Землю в капсулах. Такая на редкость «передовая» технология применяется в системе, запущенной на орбиту в мае 2012 года!

В ближайшие год-два в экстренном порядке доведут до ума систему раннего предупреждения ракетных запусков (СПРН). Сейчас она толком не работает. «Спутниковая группировка СПРН должна включать семь аппаратов на геостационарной орбите и четыре спутника на высоких эллиптических орбитах. Сейчас в ней всего один геостационарный и три эллиптических «Космоса». В результате мы увидим запуски баллистических ракет с территории США, но прохлопаем пуски с подводных лодок и любой другой территории планеты», — объясняют военные эксперты.

Наконец, 28 сентября 2014 г. благополучно вышел на орбиту спутник «Луч». Благодаря ему точность системы ГЛОНАСС повысилась до 1 метра. Теперь наша глобальная навигация не менее точная, чем американская GPS. Двинулись и дела в области микроспутников, хотя блины поначалу не задались. В 2008 г. ВНИИЭМ им. Иоси-фьяна объявило, что закупит в Британии платформу для малых спутников «Канопус» массой до 350 килограммов. Соль в том, что спутники оборонные. Скандал замяли, разработки продолжились. В настоящий момент к микроспутникам не приложил руку только ленивый, появлялись новости о закупках в Германии, даже фонд «Сколково», и тот пытался присоседиться к разработкам. По факту: в июне 2014 г. на орбиту вышел первый частный российский микроспутник «Аврора», созданный для дистанционного зондирования Земли. Разработчик утверждает: использованы отечественные разработки и компоненты. Другой прорыв: в 2013 г. НПО им. Лавочкина благополучно создало аналог британской системы микроспутников наблюдения. Правда, первые пять аппаратов обошлись Минобороны в 70 млрд руб., что в пять раз выше британской цены.

Вообще нынешний ажиотаж вокруг спутниковой темы легко объяснить, зная цифры. В ближайшее десятилетие спутниковые разработки станут золотой жилой. По прогнозу Европейского космического агентства, рынок спутниковых запусков переживет гигантский бум. С 2015 по 2020 г. на орбиту выведут более 1,2 тыс. крупных аппаратов и многие тысячи малых. Число запусков вырастет на 50%. Стоимость строительства аппаратов и вывода на орбиту достигнет 220 млрд долларов. Это гигантская сумма, сравнимая с доходом автоконцернов! Причем 70% запусков оплатят из госбюджетов — это очень надежный источник. В данный момент 15 государств финансируют строительство 770 новых спутников. Тут есть за что побороться.

Константин ГУРДИН,
«Аргументы недели».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники