ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Российское космическое агентство сейчас трясет, как спускаемый аппарат при входе в атмосферу. С осени сплошные отставки, проверки и реорганизации. Зато появился шанс, что сдвинется с мертвой точки самая престижная и передовая — научная часть российской космической программы. Раньше межпланетные экспедиции проходили исключительно в снах руководства Роскосмоса, пора начаться наяву.

Полный Спектр

Научный космос похож на ралли Париж — Дакар. Страны испытывают самое передовое, что есть, заодно демонстрируют силы друг другу. Набор-минимум для вхождения в клуб включает запуск зондов, желательно дальше Луны, визиты на МКС и непременно строительство передового орбитального телескопа.

Как выступает Россия? Символический факт, 2015-й космический год открылся для нас пуском британского спутника. С одной стороны, если подсчитать космические экспедиции, у нас по-прежнему первое место. Всего в истории было 222 таких полета, из них 112 наши. У нас 48 из 107 миссий на Луну, 21 из 33 стартов к Венере.

С другой стороны, представьте участника, который неизменно побеждал 40 лет подряд. Затем за 25 лет, с 1990 по 2015 г., всерьез вышел на арену только трижды. И все три раза поскользнулся. В ретроспективе происходившее все эти годы с космической наукой выглядит то ли комедией про кучу идиотов, то ли шпионским романом про вредителей. Ладно один раз, но трижды повторить ту же фатальную ошибку!

Судите сами. Первую половину девяностых абсолютно все крохи, которые выделяли в те времена на космическую науку, шли на проект «Марс-96″. План был замечательный, Россия построила самый тяжелый в истории межпланетный аппарат. Семитонная махина размером с двухэтажный дом была нашпигована лазерами, спектрометрами, отделяемыми ударными зондами и несла малую станцию для посадки на Красную планету.

Затем, до середины двухтысячных, все деньги высасывал комплекс «Спектр-РГ», задуманный как самый передовой в мире рентгеновский телескоп. По замыслу он дал бы такой поток сенсационных открытий, что мог сравняться по мировой популярности с широко распи-аренным «Хабблом». Третьим по счету мегапроектом стала экспедиция к спутнику Марса Фобосу. Аппарат «Фобос-Грунт» построили на загляденье, например, отделяемому модулю станции, который должен был спуститься на малую планету, зачерпнуть образцы и вернуться на Землю, досталось три руки-манипулятора.

«Марс-96″, скорее всего, отработал бы как надо. Но комплекс сгорел в атмосфере через пять часов после старта, отказала ракета-носитель. «Фобос-Грунт» тоже пал жертвой ракеты, она вышла на околоземную орбиту в ноябре 2011 г. и дальше не двинулась, автоматика не отвечала. «Спектр-РГ» — особая песня. Сначала пуск назначили на 1998 г., потом перенесли на 2002 г., затем на 2006-й. Финансирование росло год от года, в 1999 г. на телескоп дали 92 млн руб., в 2002-м — 136 миллионов.

Деньги выделяют до сих пор, прошло 17 лет, «Спектра-РГ» на орбите нет и по сей день! Вместо лучшего в мире телескопа вышел крупнейший космический долгострой. Самое обидное, уже в начале нулевых убиваться ради этого проекта потеряло смысл, потому что к тому времени в космос вышли его американский и европейский аналоги. В том числе телескоп «Чандра», который вошел в историю, доказав существование темной материи. Это мог сделать наш аппарат гораздо раньше.

В побочных научных проектах количество обидных проколов тоже зашкаливает. Запущенный в 2009 г. спутник для изучения Солнца «Коро-нас-Фотон» «умер» через полгода, потому что навернулась система питания. Роскосмос в комментариях был краток, мол, неправильно рассчитали. У новейшего спутника для сверхдетального фотографирования восточного полушария «Электро-Л» в 2014 г. отказал комплекс маховиков для управления камерами. Без него фотографий не будет.

В результате такой улетной политики в общем зачете по научным запускам за последнюю четверть века нас обошли даже японцы, традиционно играющие в космосе во второй лиге. Они дважды слетали к астероидам, запустили спутник Луны и отправили станцию к Марсу. Правда, она пролетела мимо, так же как японский аппарат «Акацуки», в 2010 г. промахнувшийся мимо Венеры.

Страсти на орбите Луны

Ладно, дело былое, да и люди в Роскосмосе в прошлом году сменились. Пора браться за ум. Благо деньги есть, правительство приняло госпрограмму «Космическая деятельность на 2013-2020 годы» с общим бюджетом 2,1 трлн рублей. Надо сказать, почти весь документ засекречен, опубликовано только 10 страниц из 470, что для наших космических функционеров в последнее время — печальная норма. Это не помешало разобраться с научной частью плана.

Как выяснилось, в работе должны быть 25 научно-космических проектов, хотя реально пока дела шевелятся только по 14. Что обидно, в программе ни слова про полеты к самым дальним планетам. Это главное, что нужно подтянуть, потому что СССР не успел отправить аппараты дальше орбиты Марса, да и вообще таких экспедиций было по пальцам пересчитать. Хотя там самые интересные результаты. Например, европейский зонд «Кассини» открыл озера на Титане и нашел гигантское пятно в форме правильного шестиугольника на Сатурне.

А мы? Спрашивается, как же проект «Лаплас»? Четыре года назад Роскосмос обещал отправить шеститонный зонд к Юпитеру. Сначала хотели высадиться на его спутник Европу, да еще выдали сенсационное заявление про планы на подледное бурение. Потом передумали, поскольку на Европе бешеная радиация, а у нас нет устойчивой к ней электроники. Зонд перенаправили к другому спутнику, Ганимеду. Увы, видимо, все юпитерианские маневры остались в мечтах.

Что явно следует из программы, приоритетом выбрали Луну. Мы не были на ней 40 лет, с тех пор как в 1976 г. станция «Луна-24″ добыла грунт. 25-й экспедицией должен был стать Луноход-3, его построили, но пуск отменили. Пауза сильно затянулась. Теперь на Луне обещают развернуть сеть полярных станций, это проект «Луна-Глоб». С орбиты сеть поддержат спутники «Луна-Ресурс». По задумке все это разведчики и аппараты для отработки посадки. Потому что глобальная цель — обитаемая база, построить которую должны к 2020 году.

Выбор ближайшей планеты можно понять. Вокруг Луны сейчас бурлят страсти, специалисты называют происходящее второй лунной гонкой. Интерес к ней воскрес с тех пор, как в 2004 г. США объявили о плане «Созвездие». Конечная цель впечатляющая — колонизация Марса. Оказалось, без обитаемой базы на Луне добраться туда нереально. Заодно в воздухе запахло соревнованием по разработке лунного источника суперэнергии гелия-3.

Тут понеслось. Услышав о «Созвездии», даже Боливия, Колумбия и Туркмения срочно учредили космические агентства. Что касается серьезных проектов, Луну все плотнее заселяют

азиаты. Поневоле приходится привыкать к труднопроизносимым названиям в космосе. Японский спутник «Кагуя» работал на орбите Луны в 2007 г., в 2013 г. по планете катался китайский луноход «Юйту», в 2017 г. за грунтом отправится возвращаемый аппарат «Чанъэ», который понесет тяжелая ракета «Чанчжэн». В 2016 г. индусы собираются отправить на Луну станцию «Чандраян».

Понятно, до Луны по меркам нынешней космонавтики рукой подать, летают, куда хватает сил. Самое смешное, в 2010 г. из-за финансовых проблем США отменили «Созвездие», в том числе свернули разработку лунного посадочного модуля на четырех человек. Луна им сейчас до лампочки. Да и вообще в американской космонавтике сложный период, его сравнивают с пропавшим десятилетием 1980-1990 гг., когда они вообще почти ничего научного в космос не пускали. Но толпа догоняющих стран по-прежнему бежит по лунной траектории. Потому что космическая отрасль инертная, от начала работ над проектом до пуска обычно проходит около пяти лет. Тут резко не повернешь.

Бумажные планеты

Все эти лунные жени и яны по крайней мере есть и работают. Тогда как первая «Луна-Глоб» должна была взлететь в 2014 году. Для нее уже выбрали место высадки, строительством занялось НПО им. Лавочкина. Но затем сначала поменяли ракету-носитель, потом для проекта начали делать новый бортовой компьютер. Потому что первый вариант был тот же, что на станции «Фобос-Грунт», у которой отказали именно компьютерные мозги. Теперь запуск первого «Глоба» планируют на 2016 г., старт спутника «Луна-Ресурс» перенесли на 2019 год. В связи с постоянными переносами в кулуарах проект порой начали называть лунагроб. Главное, непонятна судьба проекта лунной станции.

Вторым вектором космического возрождения выбрали Венеру. Вот уж где наши достижения по-настоящему громадны. В венерианском марафоне США отстали на пару кругов, у них только девять аппаратов из 33. Наша страна отправила к Венере 16 одноименных станций, начиная с пятой, освоили мягкую посадку. В атмосфере планеты парили наши аэростаты. Потом в 1985 г. туда отправили две потрясающе успешные «Веги», по пути к Венере успевшие изучить комету Галлея.

Сейчас в проектах Института космических исследований (ИКИ) РАН значатся экспедиции «Венера-Д» и «Венера-Глоб». Первая станция будет выяснять с орбиты, почему на планете была да исчезла вода, вторая выпустит на поверхность множество зондов. Правда, тут тоже тянут резину. Первый российский полет к Венере должен был стартовать в 2015-2016 гг., теперь сроки сместились на 2018-й, сейчас в ИКИ РАН начали аккуратно намекать аж на 2025-й. С тем же успехом можно пообещать сады на Марсе в 2050 году.

Есть и другие планы. До 2020 г. Россия собирается продвинуться еще ближе к Солнцу и высадиться на Меркурии. Это замечательная новость, поскольку до поверхности этой горячей планеты космические аппараты пока не добирались. К Меркурию было всего две миссии, обе у США.

Все хорошо, только точных сроков нет. Вообще, разнобой в заявлениях руководства космической отрасли поражает. Огромная путаница со всеми проектами, от мала до велика. Например, в 2012 г. директор ИКИ РАН Лев Зеленый утверждал, что приоритет за второй попыткой отправиться на Фобос. Ему вторил генконструктор НПО им. Лавочкина В. Хартов. В 2014 г. оказалось, оба космических начальника сильно преувеличивали, работы над миссией даже не начинались.

Потому что на деле приоритет отдали «Экзо-Марсу». Вооб-ще-то это не российский полет. Это марсоход европейского космического агентства, который стартует в 2018 году. Россия за собственный счет строит для него приборы и собирается предоставить ракету. Она понадобилась европейцам, потому что американская НАСА обещала дать свой носитель «Атлас», потом отказалась. Между прочим, финансирование российских работ идет за счет тех 1,2 млрд руб., которые Роскосмос получил по страховке после краха «Фобос-Грунта».

Что точно, хотя бы телескоп мы скоро запустим. Конечно, не злосчастный «Спектр-РГ», который давно пора прихлопнуть, чтобы не сжирал впустую ресурсы. Это будут новые аппараты «Миллиметрон» и «Спектр-УФ». Махины с рекордной массой 5-6 т отщэавятся на дальние орбиты в 360 тыс. км от Земли. Пуск «Спектра» намечен на 2017 г., «Миллиметрона» — на год позднее.

Что касается миссий к дальним планетам, тут можно вспомнить золотые 1980-е гг., когда в США все встало, а мы запускали по две-три экспедиции в год. Пора возвращаться. Тем более цена таких запусков не выглядит запредельной. Это 5-6 млрд руб. даже в случае научной миссии к Марсу, причем обычно ракета-носитель стоит гораздо дороже научного груза. В те же 6 млрд руб. обходится один истребитель пятого поколения, которые РФ планирует закупать сотнями. Бюджет Роскосмоса перевалил за 160 млрд руб. в год, с финансовой точки зрения он мог бы позволить себе по межпланетной экспедиции хоть каждый год. Пусть это будут не самые громкие запуски, зато не бумажные.

Константин ГУРДИН,
«Аргументы недели».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники