ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Заголовок рассказа об этой удивительной 85-летней женщине взят из мудрой притчи о счастье, жизненных ценностях и радостях земных. Вернее, сама Екатерина Михайловна, учитель с почти 50-летним стажем, в рассказе о себе, своей судьбе и о людях, ей дорогих, с которыми за 85 лет сводила ее жизнь, подтолкнула к желанию так определить ее понимание предназначения человека на земле. А притча как раз об учителе, к которому через много лет скитаний и творений пришел его ученик, чтобы рассказать, чего он добился, чему он радовался и огорчался, что ценил, и спросить,  какова же всё-таки, по мнению учителя, главная ценность в жизни. «Большая ценность в этой жизни — не что иное, как… ты сам!» — был ответ учителя. Как тот учитель и ученик из притчи (а мне самой выпало счастье изучать историю древних веков на ее уроках), в юбилейный день рождения мы от души проговорили с ней несколько часов, возвращаясь в ее далекое прошлое, размышляя о настоящем, заглядывая в будущее.

Конечно, прошлого было больше, но и будущее четко выражено моей героиней простыми, мудрыми словами, которые хочется привести сразу, а не в конце повествования, чтобы было понятно: морщинки на лице, седина в волосах — это тоже важное, ценное продолжение жизни, ее отрезок. Какой он, по ощущениям моей героини? «Радость жизни еще как жива во мне, мне ведь только 85, — ответила она. — Открутить назад время никак ведь не получится, но есть рецепт от неприятной, грустной старости: активная жизнь, действия, общение насколько это возможно».

Откуда такой настрой, такая сила воли, ведь здоровьем Екатерина Михайловна не может похвастаться, а в жизни выпало такое пережить, что трудно представить, как всё это можно было вынести.

- Разве только мне выпала такая жизнь? — говорит она. — Это судьба всего моего довоенного, да и послевоенного времени. Родилась я в Пензенской области, в селе Старо-Шаткино, в крестьянской семье. Но отец мой, Михаил Тимофеевич Носарев, мечтал дать детям образование и профессии не сельские. Жили бедно, детей мал-мала, но мечту свою он не отпускал. Когда в конце 30-х годов началось массовое переселение на Дальний Восток, он тоже дал на это согласие. Но не от бедности и желания лучшей жизни на чужбине: переселенцам выдавали паспорта, документы на детей, а это давало возможность потом свободно ехать в города учиться. Как историк, считаю, что это тоже немаловажная страница в судьбе нашей страны и одна из причин согласия на переселение. В мае 1940 года мы приехали сюда, и с тех пор вся жизнь моя связана с Пограничным районом. А мечта отца стала осуществляться: старший брат Константин поступил в военное училище, я пошла в учителя…

Учителем она стала в 1949 году. Становились на ноги, разлетались из родного гнезда все повзрослевшие дети, только Михаил Тимофеевич этого не узнал. В июне 1944 года с фронта перестали приходить от него известия, и с тех пор судьба его стала и до сих пор остается болью и незаживающей раной всей семьи. Последнее письмо пришло от рядового стрелка из села Злынка Орловской области. «Пропал без вести»- таково было официальное сообщение. Всю жизнь семья ищет своего солдата, но почти безрезультатно. Однако надежда ее не покидает, вот уже и правнук Алексей в Санкт-Петербурге подключился к поиску. Не должно ведь так быть: был человек — и нет его следа на свете. Несправедливо это, не по-христиански, считает Екатерина Михайловна, перебирая один за другим ответы на запросы и ходатайства. Вот один любопытный документ из Подольска, датированный 2004 годом: «Нижепоименованный сержантский и рядовой состав, откомандированный согласно приказу 218 СД в распоряжение (куда, не указано, так в ответе), с сего числа исключить со всех видов довольствия и списков полка». Далее под № 122 в этом списке числится стрелок Носарев Михаил Тимофеевич. Последняя приписка в ответе: «В книге погребения 658-го стрелкового полка 218-й стрелковой дивизии за 1944 год Носарев М.Т. не значится».

Эта неизвестность мучает Екатерину Михайловну, и теплит она надежду найти следы отца, которого хорошо помнит. Помнит, как провожали его на фронт, как он целовал детей, а их восьмеро, плакал, просил беречь друг друга, обещал вернуться. Семья осталась без кормильца, но надо было жить. Мать с утра до ночи на колхозных работах, домашние заботы на бабушке Евгении Степановне и на ней, 12-летней девочке. Никаких каникул, отдыха не было: после уроков — в поле, помогать маме, зимой — по дрова, воды наносить. А тяга к учебе была такой, что приходилось прибегать к хитростям. Пошла доить корову — учебник географии умудрилась так пристроить, чтобы учить урок можно было. Не слышала, как подошла бабушка, послушала и в страхе спрашивает: «Кать, ты часом не с ума сошла, о каких-то недрах, угле говоришь? С кем разговариваешь-то?»…

Училась Катя легко, с удовольствием, к истории пристрастила ее учитель Зинаида Абрамовна Ма-тусевич, у которой глаза горели, когда она что-либо ученикам рассказывала, а жабо на красивейшем (как казалось всем девочкам) крепдешиновом платье волнами ходило.

С уроками истории связаны у нее сводки Совинформбюро. Уроки вёл тогда статный, красивый, прихрамывающий от ранения бывший майор, все занятия начинал со сводок с полей сражений. На его уроке 9 мая 1945 года пришло известие о Победе. Тот урок, тот день Екатерина Михайловна помнит до минуточки, хотя всё было как во сне. Среди урока — крик по школе директора Галины Сергеевны Кравченко: «Победа! Победа! Ребята, на линейку!» Какая там линейка! Мальчишки прыгали из окон, девчонки и учителя плакали, обнимались, все выбежали во двор, потом побежали на площадь. А там тоже крики, слёзы, цветы, музыка, песни военных лет, стрельба в воздух! Когда из огромного репродуктора раздался голос Сталина, площадь замерла. Это была его знаменитая речь об окончании войны… Дома плакала мама, а бабушка крестилась и приговаривала: «Может, и сыночек теперь найдется!»…

Зтот день отложился в сознании девочки, как самый счастливый, и укрепил мечту стать учителем истории. Школу она окончила блестяще, а вот принимать ее в годичный педагогический класс Владивостокского пединститута сразу не решались: завуч Евдокия Сергеевна Градулева по-матерински посоветовала годик отдохнуть, набраться сил, откормиться, а потом уж — за дальнейшую учебу.

- Я ведь после школы сине-зеленая была, метр с шапкой и на коньках, как говорится, — смеется Екатерина Михайловна. — Но брат уговорил принять меня. В 1949 году 1 сентября я уже вошла в свою родную школу как учитель. Дали мне первый класс, 48 ребят, по трое за партой… Всех их по именам помню до сих пор. Потом заочно окончила Владивостокский педагогический институт, затем исторический факультет Дальневосточного университета, преподавала историю в родной школе, была завучем. Никогда не пожалела, что стала учителем и именно этот предмет преподавала. История как никакой другой предмет формирует сознание школьника, дает широкие познания жизни, законов ее течения, тренирует память.

У самой Екатерины Михайловны память для ее возраста отличная. Помнит имена всех учеников, учителей, директоров школ, чиновников от образования края, методистов. С ней можно писать правдивую фактическую историю народного образования района, и не только образования. Факты, которые она приводит, случаи из жизни, красочные, интересные — это ведь и есть история начавшей уже забываться жизни. Чего стоят ее воспоминания, как через наш район в августе 1945 года темными ночами по улице Лазо шла боевая техника и гул стоял от топота солдатских сапог. Это полки 1-й Дальневосточной армии двигались к границе Северного Китая. Как на сопке Снеговой проходили захоронения советских солдат, погибших при его освобождении. Как работали пленные японцы на поселковых стройках. Как в селе Бойком женщины и старшеклассники серпами и косами, по колено в воде, жали хлеб, спасая урожай. Как со школьного двора, где училась Катя, уходили на фронт мальчишки, как их провожала вся школа, а они тоже говорили, что вернутся… Мемориальная доска на здании старой школы и памятник у новой Пограничной средней школы № 1 с несколькими десятками фамилий извещают, что не все они вернулись. И памятник, и доску установили по инициативе Екатерины Михайловны. Каждый год она приходит на торжественные линейки в честь 9 Мая, выступает перед школьниками, обязательно возлагает венок и от себя. Для школьных музеев она передала ценные материалы, по которым проводятся исторические уроки.

Таких «как» десятки, они куда интереснее, поучительнее, а главное, правдивее, чем идеологические, на свой субъективный взгляд, придумки иных писателей. Ну разве не история и такой смешной факт: выпускное платье Кате сшили из красивого черного блестящего шелка, который привез ей из Кореи старший брат, а на ноги надеть нечего. Пошла бабушка к местному сапожнику Василию Костыреву, тот из куска плащ-палатки сшил что-то наподобие тапочек и так надраил их ваксой, что блестели они под стать платью, а чулки всей семьей мастерили из солдатских обмоток. Платье, балетки-тапочки, чулочки-капрон и на голову — белый беретик: красивая выпускница получилась.

Говорят, долгожители до последнего не уходят на покой из профессии. С 1996 года Екатерина Михайловна официально на пенсии, но до сих пор активно занимается работой, которую выбрала по призванию. Часто выступает перед школьниками, поддерживает связь с родной школой. В трудовой книжке у нее, если не брать во внимание внутришкольные реорганизационные преобразования и передвижения по службе, две записи: принята в школу учителем и через пять почти десятков лет уволена в связи с уходом на пенсию.

…Ее 85-й год со дня рождения стал праздником для истории Пограничного района. В историко-краеведческом музее собрались те, с кем она работала, с кем шла по жизни. Главная ее радость и опора — дочь Ольга Викторовна, врач по профессии, и внучка Катюша. Они очень гордятся своей мамой и бабушкой и прощают ей постоянную в прошлые годы занятость, как призналась дочь: «В детстве самыми счастливыми днями для меня были те, когда мама болела и была дома. Тогда она и уроки мои проверяла, и воспитывала, и книжки читала». Муж Виктор Иванович тоже  понимал, какая у жены профессия. Родные уважали ее призвание, а призвание, как известно, — это только росточек таланта, который не разовьется без целеустремленности, трудолюбия и преданности делу. А это главные черты характера Екатерины Михайловны, которые воспитаны у нее в далеком детстве.

Единственная в районе, Екатерина Михайловна имеет две высокие государственные награды — орден Трудового Красного Знамени и орден Октябрьской революции. Самая первая ее награда — медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». В юбилейном году ей присвоено и звание «Почетный житель Пограничного района». Много приятных, заслуженных слов услышала в свой адрес юбиляр от глав администрации района Николая Александровича Тодорова и поселения — Олега Александровича Александрова, председателя думы района Ирины Августовны Басюк.

Очень правильные слова нашел бывший глава района Эдуард Николаевич Блинов.

- Есть учителя, которые учат, а есть те, у кого учатся. Вы, Екатерина Михайловна, из тех, у кого учатся. Я горжусь тем, что работал с вами много лет, вы помогали нам растить из школьников поколения патриотов и порядочных людей.

Пришли поздравить юбиляра ее бывшие коллеги, директор школы Наталья Васильевна Тихонова, Елена Сергеевна Ткачева, Татьяна Михайловна Балыкова, Алла Никифоровна Михайлова, Надежда Никитична Бачук, Светлана Сергеевна Ефремова…

Есть у Антона Павловича Чехова такое изречение: «Жизнь — это миг. Нельзя ее прожить сначала на черновик, а потом переписать на беловик». Гордость и слава нашего района Екатерина Михайловна Носарева всегда жила набело, с душой работала, умела радоваться жизни, не превращая ее в бремя. Потому-то и обходит ее стороной самый тяжкий груз долгих прожитых лет -одиночество и оторванность от активной жизни. Пусть и дальше радость и улыбки украшают осень ее жизни!

Раиса ГЛАПШУН, Пограничный район.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники