ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

29 марта 80 лет исполнилось режиссеру «Места встречи изменить нельзя» и «Ворошиловского стрелка»

Десятилетия спустя критики шутили: вот ведь как бывает — криминальный сериал на время помог победить преступность в отдельно взятой стране. И в этой шутке была лишь доля шутки: документально зафиксировано, что во второй декаде ноября 1979 года в крупных городах Советского Союза было совершено на порядок меньше тяжких преступлений, чем декадой раньше и декадой позже. И «виной» тому стал сериал «Место встречи изменить нельзя», в котором мужественный Глеб Жеглов и утонченный Владимир Шарапов безжалостно давили оргпреступность в послевоенной Москве.

Телерейтинги тогда за ненадобностью не считали, однако и без всяких подсчетов было понятно, что на телевидении появился хит на все времена. Тогда Станислав Говорухин впервые проснулся не просто знаменитым, но по-настоящему народным режиссером. И с тех пор с этим титулом расставаться, похоже, не собирается.

При этом мало кто знает, что судьбоносный телешедевр Говорухина был буквально в шаге от государственной опалы. Дело в том, что первые две серии за некоторое время до телепремьеры решили показать офицерам Московского уголовного розыска. И во время показа что-то пошло не так — многие милиционеры с раздраженным выражением на лицах покидали зал задолго до финала. Якобы их не устроила нереалистичность описываемых событий. Говорухин в ответ на эти претензии лишь философски развел руками и стал спокойно ждать участи главного на тот момент своего детища — по свидетельству очевидцев, в тот момент человека, более уверенного в том, что «Место встречи» -хороший телефильм, нужно было еще поискать.

Эта уверенность свойственна Станиславу Сергеевичу и поныне. Отчасти это, конечно, воспитание (вырос в простой семье без отца в суровых Березняках).

Однако и без врожденного таланта так гордо держать себя тут явно не обошлось. Практически все, кто близко соприкасался с Говорухиным, в один голос твердят, что попадали под влияние и обаяние его личности моментально. «Обернулась — стоит он. Маленький, лысый, некрасивый… Но стоило ему сказать одноединственное слово, как я поняла, что окончательно пропала», — с улыбкой вспоминает Галина Говорухина, супруга режиссера. Она тогда была 17-летним монтажером на Одесской киностудии, он — 30-летним подающим надежды режиссером, за плечами у которого уже был один громкий успех — героико-романтическая драма «Вертикаль», благодаря которой вся страна смогла не только впервые по-настоящему оценить актерский талант Владимира Высоцкого, но и услышать его песни.

У нас не так много режиссеров, работу с которыми артисты боготворят. И это несмотря на то, что мрачноватый и суровый публичный образ Говорухина предполагает, что на съемочной площадке он безоговорочный тиран. Но это предположение разбивается в пух и прах, когда говорить начинают сами артисты. «Станислав Сергеевич не жесткий, а точный. Он терпеть не может, когда ты вдруг не готов к дублю — за это может серьезно влететь, — говорит Светлана Ходченкова, которую страна узнала благодаря фильму Говорухина «Благословите женщину». — Честно говоря, я раньше его побаивалась и даже спорить не пыталась. Понятно — была совсем юной и неопытной актрисой. А два года назад, когда он пригласил меня играть в его фильме «Конец прекрасной эпохи», вдруг поняла, что с ним можно и нужно спорить. Более того, он это даже приветствует. Но как настоящий режиссер поступает всё равно всегда по-своему».

Мария Аронова, игравшая у Говорухина в «Артистке», и вовсе убеждена, что первое впечатление, которое производит Говорухин, -неверное. «Мне поначалу показалось, что ему вообще неинтересно, что я думаю по поводу роли, что он меня слушает вполуха. Но довольно быстро выяснилось, что он помнит каждое слово, зорко следит за каждым движением, ловит каждое движение твоей мысли — и все твои дельные предложения идут в ход. В итоге на съемочной площадке ты буквально летаешь. Работать с ним одно удовольствие, он великолепный режиссер и мужчина. А уж когда ты чувствуешь, что он к тебе расположен, это вообще фантастика. Никогда не забуду, как он приглашал меня в свой кабинет, поил чаем, говорил о живописи и показывал свои собственные картины, которые начал писать совсем недавно — это были очень ценные минуты».

Самое поразительное в творческой биографии Говорухина — способность упрямо гнуть свою линию. Его новейшие работы не слишком жалует критика, но он с присущим ему спокойствием говорит, что никогда не снимал для критиков -исключительно для людей. И публика в меру сил отвечает ему взаимностью — нет, пожалуй, в России такого кинофестиваля, на котором фильмы Говорухина «Артистка» и «Пассажирка» не брали бы приза зрительских симпатий. Эта броня спокойствия и уверенности у режиссера на мгновение слетела лишь после того, как на «Кинотавре» три года назад журналисты без энтузиазма встретили его картину «Уикэнд» — мэтру показалось, что смеются не в нужных местах и комментарии оставляют неподобающие. В сердцах Говорухин дал небольшое интервью, в котором чуть не зарекся снимать кино. «Это нормальная человеческая реакция на несправедливую критику, — говорит Мария Аронова. — Да, он самый сдержанный и воспитанный человек из тех, кого я знаю. Но отношения творца и фильма — они совершенно родительские. И уж если твоего ребенка обижают, тут редко кто сможет не сорваться».

А вот формулу народного успеха других его работ лучше всего сформулировала актриса Юлия Ауг, не только сыгравшая у Говорухина небольшую роль в фильме «Не хлебом единым», но и работавшая на этой же картине вторым режиссером: «Он всегда делал фильмы о человеческих характерах, эмоциях, историях и судьбах. Всё остальное — политика, история — было лишь фоном, на котором разворачивались события, в которых каждый может узнать себя». Как всякий настоящий художник, Говорухин не смешивает кино с прочей деятельностью — он уже давно не только режиссер, но и политик, депутат Государственной думы. Но чем больше политика становилась частью его жизни, тем меньше было ее в картинах юбиляра — и такой подход, как ни относись ко взглядам Говорухина, максимально честный. Трибуна — для политических высказываний в парламенте, а кино — оно для души.

«Мне кажется, это хорошо для нашей страны, что рядом с людьми, которые принимают решения, есть такой человек, как Станислав Сергеевич, — заканчивает Мария Аронова. — Может быть, они к нему прислушаются. Но для нас всех важно, чтобы у него оставались силы на всё, потому что он ничего не умеет делать наполовину».

Александр НЕЧАЕВ,
«Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники