ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

История одного стихотворения Александра Твардовского.

Юрий Гагарин и Александр Твардовский встречались всего несколько раз и, кажется, только на людях. Но эти короткие встречи были наполнены взаимной симпатией. Космонавт и поэт были земляками, оба прошли испытание славой, сохранив внутреннюю свободу и независимость суждений. Оба были приближены к власти, но не очарованы ею.

Гибель Юрия Алексеевича 27 марта 1968 года потрясла Твардовского. Александр Трифонович почувствовал, что потерял родного человека. Он, давно оставивший стихи, сразу попытался написать что-то в память о первом космонавте. Вскоре с досадой отложил тетрадь: «Пашня не на той глубине».

Но боль утраты не оставляла. Каждый вечер он возвращался к стихам о Гагарине. О том, что произошло дальше, можно прочитать в дневнике Твардовского:

«12 апреля 1968 г.

Приезжаю с последним вариантом «Гагарина» в редакцию, где ждет гранка из «Правды». Вдруг: Зимянин (тогдашний редактор «Правды».Д.Ш.)

- Стихи очень искренние, трогающие, не говорю уж о мастерстве, что тут говорить — я преклоняюсь… Но с политической стороны… Недостаточно чувства патриотизма, не сказано даже, что это партия послала его в космос, советская родина. Стихи, извините меня, беспартийные…

- Хорошо, снимите их…

- Что же вы сразу с позиции обиды…

- Не с позиций обиды, а с позиций достоинства серьезного автора, которому говорят детские вещи. Если вы не усматриваете в этом стихотворении патриотического чувства, то не затрудняйтесь, снимите.

- Вот вы как…»

Стихи Твардовского о Гагарине так и не появились в главной газете страны.

Памяти Гагарина

Ах, этот день торжественный в апреле
Семь лет назад, — как он вступал в сердца.
Казалось, мир невольно стал добрее,
Встречая с неба своего гонца.
Какой гремел он музыкой вселенской,
Тот праздник всех народов и племен,
Когда безвестный сын земли смоленской
Землей-планетой был усыновлен.
Он повидал ее, с той небывалой,
Бездонной высоты следя за ней.
В тот день она как будто меньше стала,
Но стала людям, может быть, родней.
Ах, этот день. Невольно да и вольно
Стучалась мысль, что за его чертой
На маленькой Земле зачем же войны?
Зачем же смерть? Зачем же спор пустой…
Оркестры стихли, приумолкли речи,
До срока свернут флагов стройный фронт,
И этот гром неповторимой встречи,
Как гром грозы, ушел за горизонт.
…Но где ты сам, наш товарищ милый,
В стене Кремлевской или, может быть,
В той глубине, в ничейности Вселенной,
Куда ты первым поднялся с земли?
Земной апрель шумит водою пенной,
Усталые курлычат журавли.
Ни полсловечка, ни рукопожатья,
Ни той улыбки с ласковым кивком.
Цветет ветла в кустах над речкой Гжатью,
Где он мальчишкой лазал босиком.
Александр ТВАРДОВСКИЙ, 31 марта 1968 г.

Дмитрий ШЕВАРОВ,
«Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники