ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Состоялось первое заседание межведомственной рабочей группы по обсуждению «Концепции демографической политики Дальнего Востока на период до 2030 года», но представителям Приморья на нем слово не дали. Между тем, разработанный Институтом научно-общественной экспертизы документ — долгожданный, в нем хотелось бы получить ответ на главный вопрос: как преодолеть устойчивую на протяжении последних 25 лет тенденцию убыли населения региона.

Для авторов пределом амбиций стало достижение до 2030 года той численности жителей региона, какая была 25 лет назад. Если иметь в виду прогноз Росстата, согласно которому население ДВФО к тому времени может сократиться до 4,5-5 миллионов человек, достижение показателя в восемь миллионов покажется непростой задачей.

Но есть ли потребность в таком количестве людей? Как цифра соотносится с перспективами экономической стратегии? Какие отрасли производства потребуют столько рабочих рук? На какие качественные характеристики человеческого капитала ориентировано такое приращение? На эти вопросы в концепции ответа нет.

Если авторы руководствовались установками Мин-востокразвития РФ, для которого приоритетным направлением является экспорт природных ресурсов, то и нынешняя численность населения даже избыточна. Возможно, поэтому часто приводится в качестве примера Чукотка, демонстрирующая положительную динамику роста населения. Но что такое прибавка в 1,5-2 тысячи человек, если за предыдущие два десятка лет численность населения сократилась на 100 тысяч, или на две трети от показателей 1991 года! Само по себе решение выселить значительную часть жителей с территории Крайнего Севера абсолютно верное: вахтовый метод организации производств и минимизация социально-инфраструктурных затрат региона — правильный подход. Но это не значит, что его следует распространять на территории с относительно благоприятными климатическими условиями.

Невозможно принять утверждение авторов, что «Демографическая политика на Дальнем Востоке направлена на стабилизацию и увеличение численности…». Эта политика должна быть направлена на стабилизацию, бесспорно, но убыль населения свидетельствует о том, что либо этой политики нет, либо она нуждается в коренном пересмотре.

Нужен анализ того, какими были вложения государства в экономику, какие производства создавались, как строились города, за счет каких решений обеспечивался приток населения, какими были стимулы и какова их эффективность.

Не хочется думать, что авторы сознательно приуменьшили масштаб демографических проблем ДВФО, ограничив снижение численности населения только 1990-ми годами, показав цифру потерь в 1232 тысячи человек. Реальные потери составили за 25 лет почти два миллиона. Но легко «перескочив» в 2012 год, когда «впервые за 20 лет в округе наблюдается естественный прирост населения», и показав смешную цифру прироста в 31,05 тысячи человек за три года, авторы как бы уговорили себя, что проблема преодолена.

Создается впечатление, что за решение демографических проблем взялись специалисты, не имеющие отношения к науке. Как можно было принять «эхо» краткого всплеска рождаемости времен антиалкогольной кампании 1980-х годов, когда родилось немного больше детей, вступивших теперь в фертильный возраст, за новое демографическое явление? Кто-то из нынешних чиновников воспримет это как результат его неимоверных усилий.

На территории ДВФО сложились условия для формирования, по меньшей мере, трех типов демографического поведения: южная зона (Приморье и юг Хабаровского края, Амурская, Сахалинская и Еврейская автономная области), северная (Магаданская область, Камчатка, север Хабаровского края, ЧАО) и особо может быть выделена Якутия. Для каждого из трех типов со своей спецификой проблем и особенностями их решения необходимо разрабатывать набор инструментов и, может быть, институтов.

«Догнать и перегнать» 1991 год по демографическому потенциалу мало. На самом деле с учетом высокой и сверхвысокой плотности населения ближайших соседей — азиатских стран — целью демографической политики России в ДВФО должен стать абсолютный рост населения региона.

Рост может быть обеспечен за счет трех источников: межрегионального перераспределения внутри страны, привлечения соотечественников из зарубежья и иностранных граждан для работы и жизни на российском Дальнем Востоке. На первое рассчитывать вряд ли можно. Два других варианта требуют нестандартных подходов, но они представляются наиболее реальными. Во всяком случае, для юга региона в концепции могло бы найти место предложение об оценке возможностей формирования единого рынка труда стран Северо-Восточной Азии и ДВФО.

Чтобы территория стала привлекательной, здесь должно быть что-то такое, чего нет нигде. Что это может быть для иностранного специалиста или для молодежи России? Ну, конечно же, не гектар дальневосточной земли или не очень ясные условия ТОРов. Таковыми являются космодром Восточный в Амурской области (и туда уже поехали люди), завод «Звезда» в Приморье (и там тоже начался приток специалистов). Когда в начале 1970-х создавалось ДВО РАН, сюда прибыли тысячи выпускников московских, ленинградских и других вузов. И их не надо было «закреплять», достаточно было построить жилье и обеспечить работой.

И самое радикальное предложение: концепция должна разрабатываться здесь, в регионе. Нужно создать группу из дальневосточных специалистов, посадить их вместе, снабдить исходным материалом (статистика, доклады, статьи) и нацелить на конечный документ, который потом и обсуждать. В этом случае, вероятно, что-то конструктивное и появится.

Юрий АВДЕЕВ,
директор АНО «Азиатско-Тихоокеанский институт миграционных процессов»
«Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники