ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Людмила Улицкая сегодня не в фаворе ни у власти, ни тем более у ура-патриотических активистов. Недавние события, когда в центре Москвы писательницу облили зеленкой, довольно точно продемонстрировали, как именно сегодня расколото российское общество. Улицкая попала под раздачу за то, что состояла в жюри конкурса общества «Мемориал», участники которого — школьники — работали в архивах.

Им история не нужна, им пивка бы.

- Людмила Евгеньевна, чем закончилось то дело? Может, виновных наказали?

- Происшествие печальное, и зеленка, которой в меня пульнули, не была самой неприятной частью этой хулиганской программы. И даже щелочь, которую бросили в лицо Анатолию Голубовскому, члену Вольного исторического общества, не так страшна, хотя гораздо опасней, чем зеленка. Самое гнусное и подлое в том, что оскорбляли школьников — победителей конкурса, которые приехали в Москву, и многие из них первый раз в жизни, из очень далеких мест. Оскорбили их учителей, кричали им: «Немецкие подстилки». Забросали яйцами и облили зеленкой руководителей школьных конкурсов из европейских стран, которые специально приехали на награждение российских ребят. Особенно обидно было именно за победителей российского конкурса — так встретила столица победителей, написавших прекрасные работы. Им испортили праздник. Про виновных я ничего не знаю. Кажется, двоих хулиганов забрали в отделение полиции, оштрафовали обоих на сумму пятьсот рублей и отпустили.

- А как выглядели нападавшие?

- На углу Брестской и Васильевской стояла группа: по-моему, довольно молодые ребята. Был у них плакат «Нам не нужна альтернативная история». Мы шли с сыном, он как раз переводил на английский все это мероприятие, мы разговаривали, заметили этот плакат, сын пошутил, сказал что-то вроде того: а на лицах написано, что история им никакая не нужна, им пивка бы… Такие типажи, которых мы возле пивной видим или в электричке: пара женщин, несколько мужчин в гимнастерках военного образца, вроде как с «Мосфильма» или из театральных ко-стюмерок. Обыкновенные простые люди. Чуть позлей, может быть. Да я особого внимания не обратила. А вот около входа, который смотрит на Васильевскую улицу, стояли человек пять — семь, с аккордеоном, пели «Катюшу», и опять плакат про альтернативную историю. Вид у ребяток такой, что скорее удивляет: откуда они слово такое знают?

- Как думаете, им заплатили за эту акцию? Или они сами по себе?

- Скорей всего, энтузиасты. Не думаю, что проплаченные, скорее идейные.

- Они выступали против исследований общества «Мемориал». А вы почему принимали участие в этой работе мемориальцев?

- Одна из задач общества «Мемориал» — сохранение исторической памяти нашего народа о самом себе. Специфика нашей истории такова, что за годы репрессий — а это практически все годы существования советской власти — накопилось очень много белых пятен. Люди скрывали свое прошлое, старались вычеркнуть из памяти расстрелянных и посаженных, чтобы их не преследовали как членов семей врагов народа. Ради выживания.

В проекте, о котором идет речь, ребята ставили перед собой вопросы по недавней истории. В своих сочинениях они не только рассказывали о каких-то неизвестных эпизодах войны, которые им удалось исследовать, но и поднимали темы, связанные с краеведением -история больницы, школы, церкви, биография соседа или родственника. И сочинения во многих отношениях замечательные.

Уже семнадцатый год проводится этот конкурс. За эти годы написаны тысячи школьных сочинений, а это значит, что тысячи школьников научились ценить историю, понимать ее, опрашивать стариков, работать в архивах. Они всегда будут относиться с уважением к памяти своих предков, они восстановили ту связь между поколениями, которая была в большой мере разрушена.

Для меня огромная честь принимать участие в жюри этого проекта, и если пригласят в будущем году, конечно же буду в нем участвовать. Несмотря ни на какие выпады людей с зеленкой.

- Ура-патриоты уверяют, что все эти исследования проводят на деньги наших врагов-американцев.

- Нет, никаких американских денег не было. Главный расход — приобретение билетов в Москву для победителей, и в этом нам помогли наши немецкие партнеры. Вы хотите это поставить в вину мне, мемориальцам или немцам? Может, Министерству культуры или Министерству образования, которые не могут финансировать образовательные проекты?

Конкурс наш уже много лет поддерживает немецкий фонд «Память, ответственность и будущее». Именно этот фонд занимался выплатами компенсаций угнанным в Германию советским гражданам. Помогал и Фонд Михаила Прохорова. Кстати, в этом году была поддержка и российскими государственными деньгами, которые распределялись через структуру уполномоченного по правам человека — в то время организацию возглавляла Элла Памфилова.

- В последнее время заговорили о том, что масштабы трагедии страны и народа в эпоху правления Сталина сильно преувеличены. Некоторые утверждают, что, мол, да, были репрессии, но не в таких масштабах. Что вы думаете об этом?

- Я тоже слышала от этих некоторых «утешительную» цифру — «всего» 700 тысяч. То есть не в преувеличенных миллионах надо считать, а в честных сотнях тысяч… Я думаю, считать надо поименно, как это делается каждый год возле Соловецкого камня в Москве в День политзаключенных. Сколько лет уже читают вслух этот список репрессированных, а он все не кончается.

А может, вернуть Крым генуэзцам?

- Ваш взгляд на события 1941-1945 годов меняется со временем?

- Углубляется. Буквально на днях я прочитала замечательную повесть Вс. Петрова «Турдейская Манон Леско». Повесть написана в 1946-м, и только в этом году, если не считать давней журнальной публикации, она вышла книжкой. Это высочайшая история любви молодого ученого и шальной очаровательной девчонки, разворачивающаяся в теплушке, двигающейся по фронтовым дорогам. Такие книги, не оправдывающие войну героизмом ее участников и смиренной и неизбежной гибелью тысяч и тысяч людей, рассказывают самое Главное, что содержится, на мой взгляд, в самом феномене войны и человека на войне.

Среди близких мне людей были трое, кто воевал, — ни один из них не любил

рассказывать о войне. Все они хотели скорей забыть об этом ужасном во всех отношениях времени. И не так-то просто было склонить их к воспоминаниям. Для каждого из них День Победы был днем поминовения убитых и погибших — от голода, ран и болезней, а не днем карнавального торжества. Все они, мои близкие — отчим, друг, муж моей подруги, — ненавидели войну, а вовсе не упивались своим в ней участием.

- Да уж, на фоне честных историй фронтовиков недавний выход прокурора Крыма Натальи Поклонской на акцию «Бессмертный полк»с портретом Николая Второго выгладит совсем уж бразильским карнавалом.

- Несчастная женщина. Безумная кадровая политика поставила ее на должность прокурора, но она не виновата, что у нее спутанное сознание и каша в голове. Бедственное образование. Катастрофа сознания. Паралич логики. И внутренняя агрессия, не контролируемая сознанием.

- А про нее, между прочим, сейчас сериал снимают. Если бы вдруг так вышло — вы пишете роман о Поклонской, — что это был бы за жанр?

- Это не тема для романа, это тема для фельетона. А я фельетонов не пишу.

- Горбачев на днях выдал, что на месте Путина «тоже вернул бы России Крым». И Михаилу Сергеевичу закрыли въезд на Украину.

- А может, вернуть Крым генуэзцам? Весь Крым когда-то принадлежал генуэзскому банку «Сан-Джорджо». Старинный банк, здание стоит до сих пор возле Генуэзского порта. Генуэзские дожи управляли не только Генуэзской республикой, но и значительной частью прибрежного Крыма. Называлось это государство — Капитанство Готия. Отлично звучит, не правда ли? И были судьи, и вся администрация, включая базарного пристава, генуэзскими. Они-то в свое время уступили все крымские колонии именно банку «Сан-Джорджо». Один из самых старых в мире банков, четыреста лет процветал. Жалко, что Наполеон его уничтожил…

- Многие ностальгируют по СССР. А вы как считаете, в той эпохе было больше плюсов или минусов?

- Мне 73 года. Я жила при Сталине, мне было 10 лет, когда он умер. Хорошо помню. И все власти, которые были после него, тоже помню. Ни одна мне не нравилась. Предвижу вопрос: да, включая и ельцинскую. Ни одна. Когда железный занавес упал, посмотрела на другие страны. Сначала очень понравилось — Америка, Европа, Япония, Южная Корея. Пригляделась — нашла изъяны. Разные — у демократии они тоже, оказалось, есть. Но сначала надо к ней прийти, а потом уже говорить о недостатках. Достоинство же демократии в том, что она позволяет говорить об изъянах, после чего их исправлять. Это трудный путь, но другого, кажется, нет.

- Какое чудо должно случиться, чтобы в России стало жить ну хотя бы относительно благополучно — не только чиновникам, но и простым людям?

- Это чудо называется экономические реформы.

- Надеялись, что санкции нас спасут — российское производство заработает. Увы, пока этого не случилось.

- Санкции могут стимулировать экономику на время. Но по большому счету конкурировать с остальным миром отдельно взятой России будет сложно. Понадобится железный занавес, а это не лучший фасон занавесок. А экономические законы становятся до обидного универсальными. Хотя возможность существовать отдельно от всего мира и идти собственным оригинальным путем остается. Мысль-то простенькая: мы не хуже других, мы лучше!

- Каким может быть идеальный правитель для России?

- Вацлав Гавел — да где же его взять?

Кто — за границу, кто — за зеленку

- Вы по профессии генетик. Очевидно, возможно с точки зрения науки объяснить феномен — откуда в России такое большое количество озлобленных и агрессивных людей?

- Есть некоторое биологическое объяснение, которое называется отрицательный отбор. Это раздел науки, которая называется популяционная генетика. Определенные группы людей пострадали за время советской власти. Их потомство тоже пострадало. Более того, многие дети уничтоженных властью людей тоже не выжили, а некоторое количество детей этих людей с определенным генотипом не родилось. Это генетическое объяснение. И оно отчасти объясняет особенности современной демографии. Кроме прочего, существует и влияние внешней среды, которая дает преимущества людям с повышенной агрессией. Вспомним эпизод, с которого мы начали этот разговор — я про зеленку. Я могу допустить, что наиболее конкурентоспособные дети отправятся получать образование за границу, по грантам или усилиями родителей, и останутся в Чехии или в Англии, в Корее или в Швейцарии (во всех этих странах я встречала много молодых русских специалистов), а эти, что зеленкой бросаются, останутся на родине. Это и есть настоящая беда для страны. А не цены на нефть.

- Отвечает ли генетика на вопрос жадности, коррупции чиновничьей — почему некоторые набивают себе карманы и всё им мало?

- Это этика, а не генетика.

- С украинцами у нас связь на генетическом уровне, с этим фактом не поспоришь. Как вы думаете, когда наши страны помирятся?

- Несколько поколений должно пройти — разобрать то, что наворотили политики.

- Вы заговорили о молодежи… В этом и прошлом годах гигантские как никогда цифры статистики подростковых суицидов. Обсуждают на государственном уровне, охают депутаты. Это тупик, у молодежи нет будущего в России?

- Нужны детские психологи, и вообще хорошие психологи. Нужны консультации. Моя подруга Марина Поливанова много лет работала на такой телефонной линии, куда звонили подростки и взрослые в критических ситуациях. Такой подросток поговорит, пожалуется, Марина обсудит с ним все его проблемы, и он, глядишь, в окно не бросается. Это происходит не только в России. Я пережила тридцать лет тому назад две смерти подряд в нашем очень тесном кругу, мальчик и девочка двадцати пяти лет, и я помню этот ужас. Одно только могу сказать: государство, дай денег! А специалисты найдутся, и волонтеры прибегут. И я притащусь…

- Вы часто бываете за границей. Людей, которые из России не выезжают, но смотрят телевизор, пугают Европой: мол, кризис там круче, чем у нас. На самом деле?

- Опасно отвечать на этот вопрос — а то скажу, что Италия, где я недавно отдыхала в деревне под Генуей, прекрасная страна, и сразу поднимется вой, что я Россию ненавижу… Говорю вслух: Россия прекрасная страна, только в ней плохо живется бедным, потому что квартплата растет, пенсия сокращается, а цены поднимаются. Плохо живется богатым, потому что страшно, как бы богатства не отобрали. Плохо живется врачам и учителям, а ученым уже легче, потому что все, кто может, уезжают. На этот вопрос поэт Николай Алексеевич Некрасов ответил в поэме «Кому на Руси жить хорошо?»

В Европе живут по-разному. В Италии кризис. Спад производства. Меняют правительство постоянно. Как убедятся, что правительство плохо справляется с управлением, так и разгоняют. Новое выбирают — а оно опять не справляется. Народ в Италии очень политизированный — шумят, ругаются, спорят до хрипа, а потом садятся в кафе и прекрасно общаются. Еще и песни поют. Чего не вижу — злобы и ожесточения, агрессии и ненависти.

Виктория КАТАЕВА,
«Собеседник».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники