ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Староверы, вернувшиеся в Россию из Южной Америки, УЕЗЖАЮТ ИЗ ПРИМОРЬЯ.

Встретил на днях в Рощино Алексея Фёдоровича Килина, одного из «ходоков-разведчиков» старообрядческой общины, приехавших из Уругвая на российскую Белгородчину в 2007 году, а в 2009-м перебравшихся в село Дерсу Красноармейского района Приморского края.

- Переезжаем в Амурскую область, под город Свободный, — сообщил мне Алексей.

- Что так? Ведь Дерсу (Лаулю) — ваша историческая родина. Вернуться сюда мечтали отцы, деды…

- Народу становится всё больше и больше, а земли в аренду дали всего 100 гектаров. И та уж больно дорогая. Единственно, чего добились, — российское гражданство получили. Полгода велись переговоры и об уменьшении цены, и об увеличении земельного надела, но с места так ничего и не сдвинулось. Мэр Свободного выделяет в два с половиной раза больше земли по приемлемой цене. Обещает быстро всё оформить. Туда уже уехали тятя (Федор Савельевич Килин, глава староверской общины), сестра с мужем. Сейчас еду я, вскорости заберем мать.

- Кто в Дерсу остается?

- Наша родня Мурычевы и другие староверы, российские…

Действительно, Мурычевы — родственники Килиных, Мартьяшевых, Реутовых, Фефёловых — переехали из Корфовки в Дерсу вместе со стадом КРС и кое-какой техникой года на три позже «белгородцев».

Я написал в свое время несколько статей о новых старообрядцах из Уругвая. Одна из них называлась «Они нужны на родной земле». Вот что, в частности, я писал в ней:

«…Приезд русских людей из Южной Америки в Приморье, которое ежегодно покидает двенадцать тысяч человек, вызывает чувство удивления и восхищения у одних, недоумения у других, мало кого оставляя равнодушными».

В январе 2009 года ходоки Василий Реутов и Алексей Килин приехали в Красноармейский район.

К чести руководства района, просто людей доброй воли, им постарались оказать посильную помощь. Не всё зависит от нас, живущих в глубинке. Оказавшаяся под властью бюрократии, облагодетельствованная плодами чиновничьего бумаготворчества, Россия нынче далека от процветания. Пресловутое «Держать и не пущать!» главенствует. Инициатива наказуема, подвох ищут там, где его нет, но отчего-то не могут победить криминал. Законов (постоянно меняющихся) — гора, но когда доходит до дела, нужного не обнаруживается. Приезд возвращенцев из дальнего зарубежья оказался не предусмотрен законом. Только из ближнего.

Василий Реутов даже вел в Москве переговоры с Фондом А.И. Солженицына, но, по его словам, «толку мало». «Такого я не видел ни в Бразилии, ни в Уругвае, — рассказывал он. — Все обещают помочь, но ссылаются на отсутствие правовой базы. Были предложения «ускорить процесс, если мы договоримся». Я ответил, что я человек верующий, и вера не позволяет мне грешить -давать взятки»…

Можно представить, каково это всё терпеть людям, привыкшим работать на земле, жить в кругу семьи и единоверцев по божьим законам…

Тем не менее, благожелательная атмосфера, помощь жителей Красноармейского района… а более всего, надо полагать, красота просторов уссурийской тайги на фоне пустующих, заброшенных лаулинских полей и лугов, требующих приложения крестьянской силушки, произвели на ходоков должное впечатление, после чего в середине мая из Белгородчины по их вызову приехали родственники-единоверцы, которым в средней полосе России показалось «тесно, шумно, дымно».

Но ранней осенью один из ходоков, Василий Реутов, всё же увез семью в Бразилию, а сам отправился на заработки в Австралию. Перед отъездом дал интервью корреспонденту «АиФ Приморье» Анатолию Сердюку: «Ни земли, ни гражданства, ни дров», лейтмотивом которого можно назвать фразу: «Ни один из ключевых вопросов нашего дальнейшего проживания в Приморье за время, прошедшее с января, пока нам решить не удалось… Реалии резко отличаются от той идиллии, которую нам рисовали российские дипломаты в Латинской Америке»…

А ведь староверы всегда мечтали в Россию вернуться.

- Как получилось, что ваша мечта сбылась?

- Случайно познакомились с российским послом Дмитрием Беловым. Хороший человек. Часто приезжал из Монтевидео. От нас 300 км. Он нас и сагитировал. А мы всегда себя русскими считали. Это кто из наших от Веры ушел, тот стал американцем. И все староверы хотят в Россию. Общины сейчас в Боливии, Уругвае, Бразилии, Аргентине, Австралии, Канаде, на Аляске… Мы давно друг к другу в гости ездим, переписываемся, связей не теряем. Здесь сколько родственников в районе нашли, уже в Дерсу к нам с БАМа родня приезжала… Одно слово — Родина. Мы ни в какие Америки из России не уедем. Мы на родной земле умереть хотим. Смотрите, какие вокруг люди хорошие.

- Помогают?

- Не то слово, мы бы без них ничего поделать не смогли. Всем им доброго здоровья и низкий поклон. Вы уж напишите. Скотиной обзавелись с помощью людской. Сейчас есть козы, корова, телка, поросята, кролики, куры… Корма подвозят, горючее… Спасибо, Виктору Васильевичу Воробьёву, другим властям. Домишки дали брошенные, огородами, покосами наделили.

- Слухи ходят, что можете уехать из Дерсу?

- Из России точно не уедем. И здесь, на земле предков, нам нравится. В феврале всё решится. Приедут к нам родственники, что помоложе, другие семьи. Если общество решит, что здесь остаемся, так и будет. Нет, мы без общества никуда. В другие места Приморья зовут, а как получится… Уж больно не хочется пороги власти обивать, бумажной волокитой заниматься. Может, конечно, законы такие. Получается, в Бразилии, Уругвае люди не шибко приветливые, а чиновник быстро всё право дает. У нас в России наоборот: люди вон какие хорошие, а чиновник — будто и не русский человек.

- Какие у вас сейчас главные трудности?

- Дрова — главное. В лесу живем, а дров нет. Парк лошадок обещает, может, решим вопрос, разберем залом, другой. Дороги нужно чистить, переметает их. А там и к весне готовиться надо. Главное, чтобы права у нас были законные, потому что мы привыкли жить по закону.

Много еще о чем мы беседовали… У тех, кто взял под свою опеку старообрядцев, помогает им не на словах, а на деле, есть планы возвести церковь или молельный дом, гостиный двор для приезжих туристов с экстерьером, горницами в старорусском стиле, помочь им отстроить взамен ветхих новые жилища, а главное, почувствовать себя хозяевами на земле предков. Хватит кочевать, здесь их Родина. Они нужны на родной земле. Получится ли? Очень хочется, чтобы получилось. И здравомыслящие люди во власти должны всячески способствовать возрождению и процветанию таежного села Лаулю (Дерсу).

…Итак, по прошествии шести лет после выхода той статьи покидают малую родину, о которой мечтали на чужбине, столько слышали от стариков, Килины — Мартьяшевы. Где-то в чистом поле Амурской области с зятьями и сыном строит дом семидесятипятилетний Фёдор Савельевич (пока живет в контейнере), туда же из Боливии приезжает младший сын Илья с семьей.

Я побывал в Дерсу 2 августа, в Ильин день, который по традиции отмечает весь христианский люд. Стучали только молотки плотников-мирян, строящих в 400 метрах от села два жилых дома. Встретился с Татьяной Ивановной Мартьяшевой, ее дочерьми, двумя зятьями. В сущности, о причинах отъезда они сказали мне то же, что и Алексей, добавив лишь, что «вот шумно стало, мирские понаехали, базы строят». Шума я не услышал. По просторному малолюдному селу бродили коровы. Одна почему-то была без хвоста.

Картина маслом: в длинном белом развевающемся платье на велосипеде проехала девочка-подросток…

А баз нет — ни военных, ни гражданских. Так, домика три-четыре появилось. И у их хозяев здесь корни… Есть и у них претензии к бродячим коровам… А староверам «мирские» -И.С. Шепета, В.В. Милуш, В.Н. Бодня, А. Г. Болотин и другие неравнодушные люди — очень даже помогли построить шесть новеньких домов и молельную избу, починить старые дома. Они бы сами не осилили…

Насчет земли — согласен. Оказывается, этот вопрос: наделы, стоимость аренды — не Москва решает, а местные муниципалитеты.

Рыба ищет, где глубже, человек — где лучше. Надо полагать, в Свободном чиновники и депутаты с большим пониманием относятся к нуждам простых людей-тружеников. Нерасторопность ли, недальновидность, страх проявить инициативу, взять ответственность на себя местных властей или что-то другое вынуждают старообрядцев покидать малую родину и ехать в «чисто поле»? Не мне судить. Но… уезжают. Мурычевы пока остаются…

Виктор ЗАЙКОВ.
«Дальневосточные ведомости.»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники