ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

И какова мотивация правоохранителей и надзорных.

Газета «Конкурент” сообщила, что прокуратура добилась защиты прав жителей на сохранение сквера Игнатьева по Океанскому проспекту, 74. Выявлено, что при сделке с земельным участком сквера использовался довод о наличии на нем объекта незавершенного строительства, фактически не обнаруженного. Прокуратура оценила это как обман, совершенный группой лиц по предварительному сговору, мошенничеством в особо крупном размере. Довод о таком, якобы незавершенном строительстве, использовался и в тяжбах по скверу на улице Бестужева, однако подобной проверки при рассмотрении обращения жителей домов (№№ 36/38 и 40) в связи с попыткой уничтожения сквера общества с ограниченной ответственностью «Версат», генеральным директором которого является депутат думы Владивостока Д.П. Сулеев, прокуратура не проводила. (Кстати, в деле по скверу Игнатьева фигурируют и члены семьи Д.П. Сулеева).

Наша газета по этому поводу уже писала («Утро России» за 12.05.2016 «Собственноручно написанный закон — не для себя писан?!» и за 04.08.2016 «Самосуд Дмитрия Сулеева» — Ред.), но сейчас — как говорят юристы, «по вновь открывшимся обстоятельствам» по скверу Игнатьева — логично возвратиться и к тяжбе вокруг сквера на улице Бестужева. Об этом мы снова беседуем с профессором АНИКЕЕВЫМ.

Валентин Васильевич, не кажется ли вам, что и здесь просматривается трюк Сулеева с фиктивными «объектами незавершенного строительства»?

- Тут просматривается не только трюк Сулеева, но напрашивается аналогия и с тем, как ловко мошенники «пришивают пальто к пуговице». К сожалению, и здесь сработала привычка чиновников при рассмотрении обращений граждан зарываться носом в представленные документы, не проверяя их достоверность и фактическое состояние дел на месте.

Если бы органы, в которые обратились жители домов на Бестужева, — губернатор, прокуратура, дума и администрация Владивостока — не формально отписывались, ссылаясь на бумаги, а детально разобрались, что творилось вокруг сквера на Бестужева, вопрос был бы давно закрыт в интересах жителей.

- Давайте подробнее — в чем чиновники не разобрались и проявили неправильные действия или бездействие? Ведь «тиражирование» чиновничьего бездействия возможно и дальше, а может, уже и есть: капиталистов — охотников застроить советские скверы предостаточно.

- Для начала стоит вкратце напомнить существо вопроса, как все было, иначе читатели не поймут, при чем здесь объекты незавершенного строительства.

В 2003-2004 годах администрация Владивостока предоставила ООО «Версат» в 25-летнюю аренду (т.е. до 2029 года) два земельных участка: один площадью 682 кв.м для строительства сервисного центра (он получил кадастровый номер 25:28:020026:12), второй — площадью 1146 кв.м для благоустройства территории между домами №№ 36/38 и 40 по улице Бестужева (кадастровый номер 25:28:020026:11. Дальше для краткости буду указывать только последние цифры кадастровых номеров участков).

Почему выделили два участка? Да потому, что участок площадью 1146 кв.м является частью единого хорошо озелененного сквера, созданного в районе указанных домов при строительстве дома № 40. Правилами застройки Владивостока, утвержденными постановлением главы администрации города от 15.06.95 № 613 (п. 1.20) новое капитальное строительство запрещалось на территориях общегородского значения (скверы, парки, набережные, зоны отдыха и другие рекреационные территории). Поскольку участок 11 уже тогда был сквером, на его территории можно было вести только работы по благоустройству.

Администрация города решила использовать для этого внебюджетные средства (или в порядке «отступного»?) и обязала ООО «Версат» при строительстве сервисного центра на участке 12 выполнять работы по благоустройству и на участке 11.

На участке 12, также входившем в единый сквер, тогда росло лишь четыре дерева и несколько кустарников, часть его территории использовали под парковку жители дома № 36/38. Администрация города, демонстрируя заботу о развитии малого и среднего бизнеса (или по иным причинам), сочла возможным вычленить этот участок из территории сквера и отвести его под строительство объекта обслуживания — сервисного центра.

Жители дома № 40 выразили категорическое несогласие с застройкой сквера. По их — инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны — обращению прокурор Ленинского района обратился в суд с заявлением об оспаривании заключений государственной экологической экспертизы. Почему только о заключениях экологической экспертизы? Да потому, что именно на их основании глава администрации Владивостока Ю.М. Копылов принимал постановления о размещении объекта бытового обслуживания на территории сквера.

Фрунзенский районный суд Владивостока в судебном заседании от 19.07.2004 выявил, что ООО «Версат» представило на экспертизу сфальсифицированные документы, что государственные экологические экспертизы проведены необъективно, что в ходе экспертиз допущены многочисленные нарушения прав граждан и градостроительных норм.

Заключения государственной экологической экспертизы по размещению и строительству сервисного центра в районе дома № 40 по улице Бестужева суд признал недействительными. Поскольку эти заключения являлись основанием для принятия постановлений администрацией города Владивостока, постановления эти, естественно, должны быть признаны ничтожными.

ООО «Версат» с этим решением не согласился, но по его кассационной жалобе судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда определением от 09.09.2004 решение Фрунзенского районного суда оставила без изменений. На основании этого, администрация города Владивостока приняла постановление от 14.09.2004 № 48 об отмене постановлений от 30.04.2003 № 999 и от 13.02.2004 № 326 о предварительном согласовании и о предоставлении ООО «Версат» земельных участков в районе жилого дома по ул. Бестужева, 40.

С начала 2005 года (обратите внимание на даты, это важно!) в Земельный кодекс РФ были внесены изменения, касающиеся процедур предоставления и использования земельных участков. В это же время вступил в действие новый Градостроительный кодекс РФ, которым установлены иные, чем ранее, процедуры регулирования использования территорий поселений, в частности, введены новые Правила землепользования и застройки, включающие карты градостроительного зонирования и градостроительные регламенты. К тому же, в 2004 году Владивосток получил статус городского округа, что потребовало разработки нового генерального плана и муниципальных правовых актов по регулированию землепользования и застройки на территории округа.

Возникла переходная ситуация — действовавшая градостроительная документация уже не соответствовала принятым законам, а разработка новой только началась. Новый генеральный план Владивостокского городского округа находился тогда в разработке (утвержден в сентябре 2008 года), а Правила землепользования и застройки на его основе были утверждены думой Владивостока лишь в апреле 2010 года.

Воспользовавшись правовой сумятицей и часто менявшимися «правилами игры во время игры», ООО «Версат» обратилось в Арбитражный суд Приморского края, который решением от 20.05.2005 признал недействительным постановление администрации г. Владивостока от 14.09.2004 № 48 об отмене ранее принятых решений по размещению сервисного центра. Таким образом, арбитражный судья единолично дезавуировал не только решение районного судьи, но и коллегии краевого суда! Имел ли он на это право? Тем более что существо вопроса было не в имущественном споре, подведомственном арбитражным судам, а в соблюдении прав жителей на здоровую среду обитания, регулируемую Градостроительным и Земельным кодексами. Видимо, арбитражный судья имел мотивацию для «вторжения» в сферу компетенции  судов. Но оставим этот вопрос юристам.

- Вернемся к земельным участкам. Что с ними случилось спустя семь лет?

- С 2005 по 2010 год менялась система регулирования градостроительной деятельности. В новых Правилах землепользования и застройки Владивостокского городского округа, утвержденных в апреле 2010 года, появились карты территориальных зон с градостроительными регламентами, устанавливающими разрешенные виды использования территорий этих зон.

Участки 11 и 12 вошли в зону Ж-3 — зону многоэтажной застройки с определенными разрешенными видами использования земельных участков. Естественно, что использование двух этих участков арендатором — ООО «Версат» — должно соответствовать градостроительному регламенту.

Участок 11 точно отвечал безусловно разрешенному виду использования — сквер. Это право он получил по факту происхождения с 1978 года, и его положение в зоне Ж-3 вполне законно.

А вот участок 12, на котором ООО «Версат» собирался строить сначала сервисный центр, а потом магазин (почему — поймете), не соответствовал градостроительному регламенту. В территориальной зоне Ж-3 на размещение таких объектов установлены ограничения.

Во-первых, они могут размещаться только на земельных участках, примыкающих к красным линиям улицы, во-вторых, для объектов розничной торговли их торговая площадь не должна превышать 1500 кв. м.

Поскольку участок 12 не отвечал первому условию, использование его под строительство относится к условно разрешенному виду использования. Чтобы получить такое разрешение, ООО «Версат» должно было пройти процедуры, установленные статьей 39 Градостроительного кодекса РФ. Основная процедура — проведение публичных слушаний с участием граждан, проживающих в пределах территориальной зоны, в границах которой расположен земельный участок.

Но поскольку ООО «Версат» уже фальсифицировало документы согласия жителей на размещение сервисного центра и их резко отрицательное отношение к застройке сквера было известно, результат публичных слушаний был вполне предсказуемым — такого согласия ООО «Версат» не получило бы и строить сервисный центр не могло.

Чтобы соответствовать второму условию, ООО «Версат” решило вместо четырёхэтажного сервисного центра строить двухэтажный магазин торговой площадью до 1500 кв.м. Таким решением ООО «Версат» убивало двух зайцев — выполнялось второе условие градостроительного регламента, а проект здания в два этажа не требовал проведения экспертиз и согласований.

Чтобы обойти требования законов, ООО «Версат» решило объединить оба участка, несмотря на то, что они несовместимы: на участке 11 — сквер — запрещено строительство и по старым, и по новым Правилам застройки, а участок 12 согласован под строительство. Если уж участки 11 и 12 объединять, то у них может быть лишь один, безусловно разрешенный вид использования — сквер в зоне Ж-3.

И вот здесь, как говорится, следите за руками.

По заявлению ООО «Версат» орган кадастрового учета в октябре 2011 года, не имея на то никаких законных прав (о мотивации умолчу), объединяет участки 11 и 12 в один участок 28 и устанавливает (по какому праву?) ему разрешенный вид использования — строительство сервисного центра! Куда смотрела кадастровый инженер, обязанная обследовать фактическое состояние земельного участка? Разве она не видела еще буйной зелени осеннего сквера, или ее глаза были закрыты другой «зеленью»? Тем не менее, в кадастр недвижимости новый участок был внесен.

Поскольку в участок 28 вошла лишь часть сквера, орган кадастрового учета в сентябре 2012 года берет на учет и оставшуюся часть сквера как участок с кадастровым номером 25:28:0200261:304 площадью 2589 кв.м с разрешенным видом использования — сквер. Неужели кадастровые инженеры не видели, что участки 11, 12 и 304 и есть единый сквер площадью 4417 кв.м., территория которого может быть только общественным сквером? Они либо непрофессионалы, либо были как-то «мотивированы».

Понимая незаконность решения органа кадастрового учета об объединении участков 11 и 12 в участок 28, ООО «Версат» в июне 2012 года обратилось в краевой департамент земельных отношений (он теперь распоряжался землями города, не разграниченными по собственности) с просьбой узаконить совершённое беззаконие. Естественно, что департамент отказался это сделать, хотя аргументацию своего обоснованного отказа изложил не очень профессионально. ООО «Версат» воспользовалось этим и по «проторенной дорожке» снова обратилось в краевой арбитражный суд. Как видно из решения суда, представитель департамента земельных отношений приводил очень неубедительные доводы, защищался непрофессионально (могло ли быть иначе, если в этом департаменте нет ни одного специалиста-градостроителя!).

Вот тут-то и сработал трюк Сулеева. Судья-арбитр записал в решении суда: «Кроме того, ООО «Версат» является собственником объекта недвижимости — объекта незавершенного строительства (сервисный центр) готовностью 1,6% (лит. А), инвентарный номер 05:401:002:000212430, расположенного по ул. Бестужева, 40-в в г. Владивостоке, а потому в силу статьи 36 Земельного кодекса РФ (она сейчас утратила силу — В.А.) имеет исключительное право на получение в аренду соответствующего земельного участка».

Я живу в доме № 40 по Бестужева почти 38 лет, но такого «незавершенного объекта» не мог найти. И вряд ли его найдет прокуратура, если проверит на месте — так, как она сделала это по скверу Игнатьева.

Сомневаюсь, что судья-арбитр не знаком с определением в судебной практике понятия «объект незавершенного строительства». Как объект с готовностью 1,6% мог получить инвентарный номер, если на участке 12 изыскателями было взято лишь 3-4 пробы грунта? Кто посмел и на каком основании зарегистрировал этот «объект незавершенного строительства»? Почему судья не проверил этот факт?

И второй момент — неужели судья не видел, что отдавать

под застройку хорошо озелененный сквер противоречит Правилам землепользования и застройки ВГО, другим муниципальным правовым актам и требованиям Градостроительного кодекса РФ? Если уж объединять участки 11 и 12, то делать это надо было вместе с участком 304, оформить документально и поставить на учет существующий единый сквер.

Тем не менее, решением судьи-арбитра от 26.10.2012 отказ департамента земельных и имущественных отношений в объединении земельных участков 11 и 12, признан незаконным. На основании этого решения краевой департамент земельных и имущественных отношений 13.02.2013 принял решение об объединении указанных земельных участков в земельный участок с кадастровым номером 25:28:020026:28 для строительства сервисного центра. Этим же распоряжением новый участок 28 предоставлен для строительства сервисного центра (объекты бытового обслуживания) ООО «Версат» в аренду сроком на 16 лет, т.е. до 2029 года. (Именно на этот срок в 2004 году был заключен договор аренды ООО «Версат» с администрацией города. Лишний довод в пользу права ООО «Версат» уничтожить сквер!).

После этого арбитражные суды, вплоть до Пятого арбитражного апелляционного суда, решали в пользу ООО «Версат» вопросы об изменении наименования объекта строительства вместо сервисного центра на магазин, совершенно не обращая внимание на допущенные нарушения с использованием территории сквера.

- Жители домов и вы лично обращались в прокуратуру края с просьбой защитить сквер от уничтожения. Какова была их реакция?

- И первый заместитель прокурора, и сам прокурор края в своих ответах повторили доводы из решений арбитражных судов и сообщили, что прокурорского реагирования на действия г-на Сулеева по уничтожению сквера не последует.

Однако прецедент со сквером Игнатьева, где прокуратура проявила себя защитником прав жителей, показал, что есть надежда вернуться к вопросу со сквером и на улице Бестужева. Надо и здесь разобраться по существу, дать оценку профессиональным действиям или бездействиям чиновников администраций города и края, органа кадастрового учета, арбитража, самого ООО «Версат». Вряд ли кого-то удастся привлечь к ответственности (сроки давности и пр.), но дело не в этом. Важно, чтобы права людей на благоприятную комфортную и безопасную среду проживания были защищены от посягательств на ее ухудшение, а нерадивые чиновники получили бы сигнал о собственной некомпетентности.

- Традиционные российские вопросы — «Кто виноват?» и «Что делать?» Чьи и какие, по-вашему, действия или бездействия привели к нынешней ситуации со сквером, и что нужно сделать для справедливого решения вопроса?

- Что нужно делать? Прокуратура, устроившая проверку законности изъятия территории сквера Игнатьева, и администрация города, отменившая разрешение на строительство в сквере, уже показали пример действий. Надо и по скверу на Бестужева внимательно и детально разобраться не только с «бумагами», а по существу, имея лишь одну мотивацию — защиту конституционных прав населения на нормальную среду обитания, заботу о людях и об экологии мест их проживания.

Цепочка нарушений, на мой взгляд, выглядит так.

1. Судья краевого арбитражного суда решением от 20.05.2005 неправомерно признал недействительным постановление администрации г. Владивостока от 14.09.2004 № 48 об отмене ранее принятых решений по размещению сервисного центра.

2. Орган кадастрового учета неправомерно объединил участки 11 и 12 и самовольно установил для них разрешенных вид использования — строительство сервисного центра.

3. Судья краевого арбитражного суда решением от 26.10.2012 неправомерно обязал департамент земельных и имущественных отношений признать это незаконное решение.

4. Департамент земельных и имущественных отношений края не проявил профессиональных способностей и настойчивости в отстаивании своего справедливого отказа объединить участки.

5. Работники прокуратуры не удосужились проверить все обстоятельства по жалобе жителей домов по улице Бестужева и подготовили необъективные ответы руководителей прокуратуры на обращения жителей.

6. Департамент градостроительства края также не разобрался в ситуации, дважды не проверил объективность заключения Единой комиссии по подготовке проектов правил землепользования и застройки муниципалитетов Владивостокской агломерации и необоснованно отклонил предложения о внесении изменений в Правила землепользования и застройки ВГО.

В результате этих действий или бездействий чиновников разного уровня вопрос сохранения сквера на улице Бестужева не решен до сих пор.

И если прокуратурой и другими органами профессиональная объективная проверка будет проведена, получим ответ и на первый вопрос — станет ясна роль всех «причастных». Чиновников администрации города, нарушивших Правила застройки Владивостока при отводе участков, работников кадастрового учета, допустивших беззаконие в объединении несовместимых земельных участков, чиновников краевой администрации, не сумевших аргументированно отстоять в арбитражных судах свою позицию. Возможно, будет оценена и объективность арбитражных решений. И, конечно, роль генерального директора ООО «Версат» г-на Д.П. Сулеева во всех этих вопросах. Так что все — в руках прокуратуры.

- Вы упомянули о мошенниках, «пришивающих пальто к пуговице». Почему у вас такая ассоциация?

- Ну а как оценивать ситуацию со сквером на Бестужева? По «трюку Сулеева» фабрикуется «якорная» ситуация с «объектом незавершенного строительства» («пуговица» в виде изысканий на участке 12). Затем, пользуясь несовершенством законодательства и попустительством некоторых чиновников, включая арбитражных судей, неправомерно захватывается соседний земельный участок сквера (вот вам и «пальто») в собственность или в аренду, да еще с таким видом использования, который уничтожает сквер.

И дело здесь не в том, что будет на участке построено: сервисный центр или магазин, главное для дельцов из ООО «Версат» — урвать кусок ценнейшей земли в центре города, закрепиться на нем собственностью. Хотя, по законам, территории общего пользования, к которым относятся скверы, не подлежат приватизации, но если на них будет построен объект частной собственности, земельные участки переходят в частную собственность. Ну, а уж потом можно будет и пускать такую недвижимость в оборот! Из истории Владивостока мы знаем, как иностранные и наши дельцы неоднократно скупали за бесценок городские земли, потом перепродавали их с баснословной выгодой. А чем некоторые наши бизнесмены от них отличаются?

И еще одно замечание. Идет предвыборная кампания, каждая партия хочет показать, как она заботится об избирателях. Неужели краевые и городские партийные вожди «Единой России» не понимают, что их партийцы вроде г-на Сулеева и других чиновников, дискредитируют в глазах населения саму партию? Или они убеждены — раз мы власть, нам все можно? Не придется ли потом охать: как же мы проспали такое?

- Спасибо за беседу. Надеюсь, что те, к кому относятся поднятые вами вопросы по скверу на Бестужева, вернутся к этому и защитят права жителей города и сохранят их»зеленого друга».

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники