ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

КС РФ разрешил пожизненно осужденным длительные свидания.

У пожизненно осужденных есть право на длительные свидания с момента отбывания наказания. Конституционный суд РФ признал за пожизненно осужденными право на длительные свидания фактически с момента начала отбывания наказания. Новая интерпретация положений Уголовно-исполнительного кодекса РФ дает им возможность, находясь в заключении, даже зачать детей.

Положения статей 125 и 127 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ КС изучал по просьбе супругов Николая и Вероники Королевых, а также Вологодского областного суда, который рассматривает жалобу супруги Антона Мацынина Олеси. И Королев, и Мацынин были осуждены к пожизненному отбыванию наказания за совершение особо тяжких преступлений: первый — за совершение теракта на Черкизовском рынке и убийство китайского предпринимателя, второй — за расправу над родителями своей бывшей девушки Анны.

Оба преступника женаты, и супруги хотят иметь от них детей. Однако в соответствии со статьей 127 УИК первые 10 лет все осужденные пожизненно проводят в так называемых «строгих условиях»: их содержат в камерах, разрешают одну прогулку в день длительностью полтора часа и два краткосрочных — по три часа — свидания в год.

Послабление этого режима ранее чем через 10 лет по закону невозможно ни при каких условиях. Длительные свидания предоставляются осужденным пожизненно после перевода из строгих условий содержания в обычные. И получается, что до истечения этого срока наказание отбывают и жены: невозможность зачатия ребенка — а при невозможности применения вспомогательных репродуктивных технологий (по понятным причинам) она безусловна — «является жестоким и бесчеловечным обращением и наказанием, нарушением права на семейную жизнь, в том числе лица, не совершавшего преступлений».

По мнению заявителей, такое положение противоречит не только Конституции РФ, но также Конвенции о защите прав и основных свобод человека и решениям Страсбургского суда по аналогичным жалобам. Кроме того, Олеся Мацынина полагает, что ограничение, установленное УИК, в данном случае противоречит статье 55 Конституции РФ, которая позволяет ограничивать права человека и гражданина «только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Изучив обстоятельства дела, КС действительно обнаружил неопределенность в сложившейся правоприменительной практике.

Дело в том, что статьи 113 и 114 кодекса в качестве одной из мер поощрения для заключенных содержат возможность предоставления дополнительного краткосрочного или длительного свидания, не оговаривая при этом ни ограничения, ни исключения применения такой меры положительного воздействия в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы. Однако в правоприменительной практике поощрения такого рода для них исключаются. Судьи также отметили, что хотя пожизненное наказание и является в некоторых случаях заменой смертной казни, но вместе с тем не исключает для заключенного возможности просить о помиловании, смягчении наказания или даже амнистии. В этом случае особое значение приобретает возможность его исправления, возвращения к нормальной жизни, чему в немалой степени способствует сохранение семейных уз.

- При регламентации порядка предоставления длительных свиданий федеральный законодатель не может не учитывать, что они не только потенциально способствуют исправлению осужденного, но и обеспечивают реализацию прав членов его семьи в сфере семейных отношений, — отдельно подчеркнул КС. В связи с этим, а также с учетом положений международных правовых актов и решений ЕсПЧ КС РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения УИК в той мере, в которой «они не предусматривают возможность предоставления длительных свиданий лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы, в первые десять лет отбывания наказания». Законодателю надо разработать механизм, позволяющий таким осужденным реализовать это право.

Мария ГОЛУБКОВА,
«Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники