ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Счета за отопление квартир становятся для владивостокцев одной из главных статей расходов.

Завершающийся декабрь одарил нас немалым количеством запоминающихся, знаковых событий, в том числе и на местном, локальном уровне. Тут тебе и задержание очередного вице-губернатора, и завершение (хотя совершенно понятно, что далеко не окончательное) громкого и рекордного по продолжительности — 5,5 года — судебного процесса по так называемому делу Мещерякова, и многие другие события большей или меньшей значимости. И точно так же — в зависимости от значения — события эти касались большего или меньшего числа людей.

Но вот одно из них, по моему твердому убеждению, коснулось абсолютно всех жителей Владивостока, за исключением владельцев индивидуального жилья. Речь идет о счетах за коммунальные услуги, которые всем принесли в текущем месяце. А из всех доставленных квитанций (которые наши родители и бабушки по обыкновению называли «жировками») наиболее шокирующее впечатление на горожан произвели, безусловно, счета за отопление — самые дорогие среди всех коммунальных услуг.

Нам, правда, объяснили, что это не только декабрь в чистом виде, а еще и хвостик октября (когда начался отопительный сезон); к ноябрю, дескать, этот хвостик посчитать не успели, а потому включили в декабрь. Не думаю, однако, что несколько октябрьских дней стали главной причиной увиденного каждым из нас безумного ценника. Тем более что, как ожидается, с начала следующего года коммуналка, скорее всего, еще взлетит в цене. Отопление, как известно, рассчитывается по квадратным метрам наших квартир. И похоже, что именно наши батареи, а точнее — излучаемое ими тепло с каждым днем становится все более и более золотым. Может, там действительно бриллианты в топку кидают? Это, конечно, шутка, хотя сама ситуация далеко не шуточная.

Понятно, что большинство из нас не являются специалистами в области тепловой энергетики, формирования себестоимости каждого произведенного гигакалория и, соответственно, тарифообразования, то бишь конечной цены, которую каждому из нас предъявляют для оплаты. Но, с другой стороны, мы все вполне способны к сопоставлению и сравнительному анализу. Поэтому мы собрали несколько «жировок» сотрудников «Новой газеты во Владивостоке», а также попросили прислать копии своих счетов наших друзей в Москве и Санкт-Петербурге -почему мы выбрали именно эти города, объясним чуть ниже.

Рассматривалась в первую очередь главная строка в наших платежках — отопление, она ж у всех по определению самая затратная. Копии всех квитанций в редакции, естественно, имеются. Площадь квартир у всех, кто представил документы, конечно, разная, но в целом вполне сопоставимая. Никто из участников «забега» не живет в гостинках, как никто и в двухсотметровых хоромах, — обычные в нашей стране «однушки», «двушки» и «трешки». Итак, что же за картинка у нас выстроилась?

Квартира на улице Иртышской во Владивостоке, 45 квадратов — отопление и горячая вода — 4 тысячи, из них отопление — 3700. Квартира на улице Бурачка во Владивостоке, 50 квадратов — отопление и горячая вода — 6700, из них отопление 4600. Теперь перенесемся на запад. Квартира в Москве, на Рублевским шоссе, общая площадь 74 квадрата, то есть существенно больше, чем у наших сотрудников во Владивостоке; отопление и горячая вода в декабре — 2400 рублей, из них отопление — 1600. Еще западнее, Санкт-Петербург, квартира на Богатырском проспекте, площадь 63 квадратных метра, отопление и горячая вода (правда, в ноябре; в декабре, возможно, чуть больше, но именно чуть); так вот горячая вода и отопление 63 квадратов -1300 рублей, из которых отопление — 1 тысяча. Там вообще интересная квитанция, питерская, в ней перечислено абсолютно все: содержание общедомового имущества, текущий ремонт, вывоз мусора, антенна (то есть общее телевидение), лифт, эксплуатация приборов учета, оплата труда диспетчера и так далее; так вот абсолютно все на круг за квартиру в 63 квадрата выходит ровно на 4 тысячи. Это вам, знаете ли, не Владивосток, где в намного меньшей квартире, напомню, только тепло и горячая вода вылетают под 7 тысяч.

Теперь не постесняюсь сказать и про себя, у меня квартира относительно большая — 96 квадратов, отопление и горячая вода в декабре мне встали в 12 тысяч. Еще раз напомню: у моего товарища в Москве 74 квадрата и отопление в декабре — 1600.

Разрыв даже по самым грубым прикидкам получается не на сколько-то, а во сколько-то раз.

Повторюсь: мы не специалисты в тарифообразовании. Но зато очень хорошо знаем другое: последние 20 лет с Дальнего Востока, в том числе из Приморья, Владивостока, люди активно уезжают на запад; откуда бы там иначе взялись друзья, к которым мы обращались? Они, кстати, когда мы разговаривали по телефону пару дней назад, смеялись: а вы что, дескать, дурачки, до сих пор там сидите и дикие деньги платите? По-дружески, конечно, но, когда сопоставляешь цифры, сильно хочется нарушить закон в области нецензурной лексики. Знакомая, уехавшая четыре года назад в Калининград, прямо сказала: дело в том, что я просто в какой-то момент поняла, что я во Владивостоке с таким ценником больше не выживу. Так что дело вовсе не в патриотизме: за ноябрь она заплатила за отопление 30-метровой квартиры 600 рублей. По владивостокским меркам в это невозможно поверить, но это только по владивостокским меркам.

Именно поэтому мы и выбрали для сравнения с нами Москву и Санкт-Петербург -города, куда наши земляки в основном и уезжают. Еще, правда, многие едут на Кубань, но там значительно теплее, а потому сравнение, очевидно, будет не совсем честным. А мы ведь не собираемся никого обманывать, правда?

Известно, что в последние годы статистика уезжающих несколько уменьшилась, но тенденция в целом не изменилась и никуда не делась. Понятно, что кто-то, особенно помоложе, едут в столицы ради самореализации и карьерных целей. Но многие -исходя из чистого прагматизма. Зачем жить там, где ты за всё переплачиваешь кратно? Без красной икры можно прожить, но, если не платить за квартиру, тебя из нее просто вышвырнут -все тенденции к тому.

А еще ведь у нас длинная и крепкая память. И мы отлично помним, как около десяти лет назад, когда начали тянуть газовую трубу и переводить ту  же ТЭЦ-2 на газовые котлы, нам совершенно официально -хочется подчеркнуть это слово — сообщали, что приход газа ну просто непременно приведет к удешевлению коммунальных услуг, особенно связанных с отоплением и горячей водой. По факту они подросли за это время едва ли не вдвое. А теперь же мы ждем наступления Нового года, когда эти платежи вырастут еще сильнее. Можно, конечно, искренне порадоваться за энергетиков, но беда в том, что у нас отнюдь далеко не все являются, как сейчас модно говорить, бенефициарами этой отрасли экономики. Плательщики в основном.

Тут нам, правда, с большой помпой сообщили, что благодаря принимаемому в эти дни Госдумой закону о выравнивании тарифов на электроэнергию цена последней в Приморье снизится на 21 %. Добрая весть, однако, надо понимать, что, во-первых, коснется это преимущественно промышленных потребителей, а во-вторых, цены на электричество в наших счетах не производят столь оглушительного впечатления, как цены на тепло.

Территории опережающего развития, Свободный порт Владивосток — знаковые и перспективные проекты, дай бог, еще и заработают в полную силу. Но ТОРы на хлеб не намажешь, а свободным портом счета не оплатить. Есть такой параметр, как качество жизни, включающий в себя в качестве одного из главных критериев стоимость проживания (в нашем случае, скорее, выживания) на той или иной территории.

В сложившейся ситуации о качестве говорить, похоже, просто безнравственно.

Андрей ОСТРОВСКИЙ,
«Новая газета во Владивостоке».

Не только тепло золотое, но сначала о нём. Не у владивостокцев и остальных приморцев, греющихся от «Дальэнерго», как нам по старинке понятнее, и «Примтеплоэнерго». А о тех наших земляках, которые при печном отоплении. Домов с ним в крае 3 марта было 159 816. Цифру эту в тот день назвал и.о. директора департамента лесного хозяйства Владимир Иванов на совещании, а вернее будет назвать — жалобном слушании «О проблемах реализации жителями Приморского края права на заготовку древесины для собственных нужд”, устроенном для глав сельских поселений во Владивостоке комитетом по природопользованию Законодательного собрания, состоявшего из либеральных демократов.

В заголовок отчёта о нём вашего корреспондента был вынесен стон сёл Дмитриевского поселения Черниговского района, адресованный председателю комитета Евгению Зотову: «Сушняк пилить и собирать нельзя, воровать нельзя, хочешь все законно оформить — и тоже отказ

«Древесина для собственных нужд» -чуть ли не стопроцентно для отопления. Дров, значит. А их нет, вернее не стало после подъёма переворотом России из социализма в капитализм. Абсурдность ситуации в том, что четверть века длится она не в арбузной, скажем, Астраханской области, а в таёжном Приморье. Свою беспомощность в обеспечении людей дровами его власти валят на федеральное законодательство, на недостаток средств на лесоустройство, что не лишено достоверности, но фактически «проблема реализации жителями Приморского края права на заготовку древесины для собственных нужд» — в её насквозь коррумпированности. Древесины, дров, говорят, нет, а они есть. За калиткой в грузовике, считай, на блюдечке, но с той самой золотой каёмочкой.

Наобещали тогда Зотов, Иванов и вице-губернатор Евгений Вишняков навести порядок хотя бы в зоне своих возможностей. 30 ноября слушания, подобные мартовским, состоялись уже в самой Черниговке.И выяснилось, что это — выездная демократичность депута-тов-либералов — единственное изменение, произошедшее за девять минувших месяцев. Всё остальное — ни с места.

Только на прошлонедельном заседании Законодательное собрание приняло обращение к спикеру Госдумы Вячеславу Володину с предложением вернуть в Лесной кодекс понятие «валежник». Быть этому не скоро, это ведь не закон об очередном налоге, которые сыплются из парламента, как из рога изобилия. Будем надеяться, что краевые власти будут расторопнее в том, что им и самим по силам. Впрочем, не во всём они и беспомощны.

Днями в Законодательном собрании отчитывался и.о. генерального директора краевого фонда капремонта многоквартирных домов Денис Горовчук. Походя пнул СМИ, которые «спекулировали в Конституционном суде» о законности введения взноса населения и пространно рассказал не о ремонте, а о несоответствии состояния жилого фонда официальным данным. И обмолвился лишь, что с 1 января наш взнос на капремонт повышен на 53 копейки за квадратный метр.

Повторил то, что в начале года Законодательному же собранию до своей посадки в СИЗО докладывал его предшественник Игорь Соллогуб, просивший денег из наших же взносов на новую инвентаризацию жилфонда.

А что касается повышения взноса, то из объяснений Горовчука и и.о. директора департамента градостроительства Максима Веденёва выяснилось, что с ними об этом и разговора не было. А речь идёт о постановлении губернатора от 17 ноября, которое мы повторяем, публикацию которого нигде не видели.

О нём, похоже, не знают не только многие плательщики взносов, но и промолчавшие депутаты. Подписано оно ближе к концу года, пресса «поспекулировать» не успевает.

Взнос у нас в Приморье один и един для всех: для самого губернатора, для депутатов и для сотен приморцев, пенсия которых ниже прожиточного минимума.

Интересно, как в соседнем Хабаровском крае? Их постановление о взносах на 2017 год вышло в свет 16 мая. А взносов этих у них — в зависимости от места нахождения дома и его инженерной оснащенности — 9 ( девять). От 1 рубля 52 копеек до 7 рублей 55 копеек за 1 квадрат жилой площади.

Соседи частенько впереди и лучше нас, хотя долгота у них более колымская, чем у нас. Препараты для ранней диагностики онкозаболеваний для своего хваленого медцентра ДВФУ мы берем у них. И в своём ПЭТ-центре принимают они тысячу приморцев. Свою онколечебницу наши едроссы, как и сверхзолотые «Хаятты», хорошо «строили» в преддверии сентябрьских выборов и «построили»… Возможно, скоро в Хабаровск потянутся и наши роженицы.

В умалчиваемых рейтингах наш край чаще всего на предпоследнем — перед ЕАО — месте в Дальневосточном округе. но вот автономные Еврейская область и Чукотский округ приняли профицитные бюджеты на 2017 год, а нам наш, в 6,6 млрд рублей дефицита продают как «сбалансированный».И вовсе не по безграмотности, а болтовней самовосхваления скрывая истинное положение дел.

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники