ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Конституционный суд (КС) опубликовал особое мнение судьи Владимира ЯРОСЛАВЦЕВА о несогласии с решением КС от 19 января о запрете РФ исполнять постановление Страсбургского суда о выплате экс-акционерам ЮКОСа 1,9 млрд компенсации за нарушения Конвенции по защите прав человека. Судья заявил, что КС «вступил в противоречие с принципом законности, вышел за пределы своей компетенции и осуществил функцию законодателя».

Судья Ярославцев считает, что КС следовало прекратить производство по делу ЮКОСа и признать недопустимым запрос Минюста, который 19 января удовлетворил КС. Напомним, КС посчитал несовместимым с Конституцией РФ вынесенное в 2014 году решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу ЮКОСа. ЕСПЧ включил в компенсацию примененные к компании с обратной силой штрафы за неуплату налогов и непропорциональный исполнительский сбор (см. «Ъ» от 20 января). КС согласился с Минюстом, что выводы ЕСПЧ противоречат прежним решениям КС.

Судья напоминает, что еще в 2005 году он не согласился в особом мнении с постановлением КС по делу ЮКОСа, разрешившим властям не учитывать срок давности для преследования недобросовестных налогоплательщиков. Владимир Ярославцев повторяет, что «истечение срока давности является безусловным основанием освобождения лица от ответственности», а в случае воспрепятствования плательщика налоговым проверкам законодательство позволяет использовать расчетный метод определения сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет. Отметим, что в 2005 году еще более жестко высказался по тому же поводу судья КС Анатолий Кононов (ныне в отставке). Он назвал абсурдным аргумент КС о возможности воспрепятствования налогоплательщика системе государственного принуждения, что позволяет не соблюдать в его деле срок давности. «Как можно противостоять людям в масках и с автоматами?

Какие вообще могут быть уважительные причины пропуска налоговым органом срока давности при всей полноте его власти?» — говорилось в его особом мнении. Судья также отмечал, что употребляемая КС формула о балансе частных и публичных интересов искажает шкалу конституционных ценностей: «Конституция говорит не о балансе, а о предпочтении гуманитарных ценностей».

По мнению судьи Ярославцева, предоставив судам еще в 2005 году возможность восстанавливать срок давности привлечения к ответственности, КС «вступил в противоречие с принципом законности, вышел за пределы своей компетенции и осуществил функцию законодателя». В какой процедуре может быть восстановлен срок давности по таким делам, КС не указал, следовательно, «суд будет вместо законодателя устанавливать для себя процессуальные нормы, что несовместимо с конституционным принципом законности и лишает налогоплательщика права на надлежащее отправление правосудия».

Поскольку власти РФ не обжаловали решение ЕСПЧ 2011 года по существу дела ЮКОСа, они формально «признали законность и обоснованность указанных ЕСПЧ нарушений», отметил в особом мнении судья Ярославцев. Уполномоченный РФ при ЕСПЧ Георгий Матюшкин заявил «Ъ» по этому поводу, что в решении ЕСПЧ 2011 года подтверждались «уникальные масштабы уклонения ЮКОСа от налогов», при этом оно «не было связано с конкретными последствиями для РФ». «Это был вопрос тактики, и я как уполномоченный принял решение не обжаловать»,- пояснил он.

Судья Ярославцев, однако, обращает внимание на еще более яркий пример непоследовательности РФ в этом деле, цитируя «план действий» 2013 года по исполнению решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа. В нем российские власти заверяли Совет Европы, что принятые и планируемые РФ меры «позволят исключить любые дальнейшие нарушения, установленные в постановлении ЕСПЧ по делу ЮКОСа против России», а применение позиций КС 2005 года по сроку давности с обратной силой «абсолютно исключено». «Непоследовательная и противоречивая» позиция властей РФ фактически поставила в «правовой тупик» решение вопроса по данному делу, констатирует судья. Чтобы «достойно выйти» из этого тупика, судья предлагает Минюсту «продолжить диалог с Комитетом министров СЕ», который вправе обратиться в ЕСПЧ с вопросом о порядке исполнения этого решения.

Судья Ярославцев на этот раз критикует не столько позицию КС, сколько, по его мнению, «алогичное, а в последнее время конвульсивное поведение уполномоченных органов России в данном деле — то попытки найти компромисс, то агрессивное отрицание», отмечает «особенность и даже уникальность» особого мнения судьи управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай.

Против постановления Конституционного суда (КС) от 19 января о запрете РФ выплатить присужденную Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) в 2014 году компенсацию экс-акционерам ЮКОСа публично выступил уже второй из 16 судей КС. Конституционный суд опубликовал особое £ мнение судьи Константина АРАНОВСКОГО по делу ЮКОСа. Запрос Минюста о возможности не выплачивать экс-акционерам компании 1,9 млрд евро компенсации за нарушения Конвенции по правам человека был недопустимым, но Россия вправе не платить и без санкции КС, считает судья.

Как и Владимир Ярославцев, судья Арановский считает «недопустимым» рассмотрение в КС запроса Минюста о возможности не исполнять решение ЕСПЧ по делу ЮКОСа. Признавать в судебном споре положено даже те его правовые последствия, которые сторона не одобряет, пишет он.

В прямую полемику с решением КС судья Арановский не вступает, но опровергает как раз те позиции КС, на которых основан запрет исполнить решение ЕСПЧ. Он не согласен с тем, что «защита сроками давности обещана лишь тем, кого публичная власть согласна считать добросовестными». По уставу Совета Европы (СЕ), государства признают «верховенство права», и «даже преступнику обещана законная давность, которая все же пресекает право властей преследовать нарушителя, если срок ее истек по закону». Нет у РФ и права «не исполнять судебные решения, если это мешает государству тратить деньги на социальное благоустроение». Не дает иммунитета от ЕСПЧ, по мнению судьи КС, и «беспрецедентная» величина присужденной выплаты: «участники Конвенции не оговорили сумм, в которых они согласны платить по решениям суда».

Совпадают мнения несогласных судей и в том, что Минюст ранее не отрицал правоту выводов ЕСПЧ о незаконности примененных ЮКОСом схем уклонения от налогов и даже участвовал в переписке со Страсбургом и представителями ЮКОСа о размерах компенсации по выявленным нарушениям, что могло «внушить суду предположение о готовности ее платить».

По мнению судьи, Минюст «ожидал не столько дисквалификации акта ЕСПЧ, сколько признания своей процессуальной позиции со стороны КС». Однако «для ревизии или третейства у конституционной юстиции нет правовых оснований, она не обязана давать оценку ни европейскому правосудию, ни поведению российского представителя, исправлять их погрешности, решать спор о фактах, квалификациях и ставить свое понимание Конвенции выше интерпретаций ЕСПЧ», заявил судья. К тому же «столкновение акта ЕСПЧ с нормами законов и с позициями КС», о котором говорится в запросе Минюста, «не отвечает закону о КС»: «Решение международного суда, принятое с отличиями от позиции КС, не означает нарушения Конституции».

В особом мнении говорится, что в решении ЕСПЧ нет и «следов спора» о составе акционеров ликвидированной компании: с присуждением им компенсации Минюст не согласился лишь в запросе в КС. Эту часть аргументов КС, напомним, рассматривать отказался, но с ней-то судья Арановский оказался полностью согласен. По его мнению, Россия и без санкции КС «не имеет оснований считать» решение ЕСПЧ состоявшимся, поскольку акционеры ЮКОСа в деле не участвовали. И «пока ЕСПЧ не определит, какие лица пострадали от нарушения, кому из них платить и в каком размере, и не присудит им выплату поименно», выплачивать компенсацию по этому делу некому, считает судья. А вот разногласие между решениями КС и ЕСПЧ «вряд ли пойдет на пользу диалогу судов и может ограничить ресурсы СЕ в защите прав человека», предупредил судья.

В Минюсте от комментариев отказались. «Довод Минюста о неопределенности круга лиц КС прямо не мог положить в основу своего постановления, а в особом мнении можно высказаться менее формально, хотя более аргументированно и убедительно», — отмечает руководитель аналитической службы юрфирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова. Руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан назвал особое мнение противоречивым: в нем говорится, что государство не может отрицать решения ЕСПЧ, но в случае несогласия с ними можно «не считать их судебными постановлениями» и относиться как к «ничтожным актам». Конвенция предусматривает возможность РФ обратиться в ЕСПЧ с просьбой истолковать постановление, если в нем что-то непонятно, отмечает эксперт.

Анна ПУШКАРСКАЯ, «Коммерсантъ».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники