ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Пока политики и экономисты спорят, достигла ли наша экономика дна, жизнь жёстко и прямо отвечает на этот вопрос. Достигла. Только «дно» продолжает проваливаться в бездну, глубину которой никто не берётся измерить.

УЖЕ ШТОРМИТ…

«УТРО РОССИИ» не раз писало о судьбе бывшего центра строительной индустрии Дальнего Востока — Спасска, оказавшегося у разбитого корыта: «СКАЗКИ МАЛОГО АРБАТА», «В ТИХОЙ ГАВАНИ СВОБОДНОГО ПОРТА», ‘МЁРТВАЯ ЗЫБЬ». Сегодня новые события заставили нас вернуться к проблеме.

Во время предвыборного «чёса» губернатора по глубинке Владимир Миклушевский увлёк нас перспективами: в Приморье разрабатывается Стратегия развития промышленности строительных материалов, которая предусматривает создание в Спасске строительного кластера. Назначенный им для города «нянь», вице-губернатор, теперь уже бывший, Олег Ежов заявил тогда, что планируется использовать незадействованные мощности существующих предприятий, а это 60 тысяч квадратных метров зданий и сооружений, которые готовы принять инвесторов для размещения практически любых производств.

Руководитель края поручил сформировать план развития территории, а своим вице-губернаторам наказал: «Выезжайте сюда совместно с Инвестиционным агентством и с руководством города проведите мозговой штурм».

То ли «мозгов» не хватило, то ли времени, однако до сих пор «штурм» так и не состоялся. Прав был, ох, как прав бывший глава города Владимир Шумский: «Поверь мне, ни хрена не будет».

Осталась прекрасным прожектом и Комплексная программа социально-экономического развития Спасска до 2020 года (кризис на дворе, кризис, какие уж тут перспективы?). Она предусматривала производство новых видов строительных материалов на базе ныне бездействующего комбината асбестоцементных изделий, строительство цеха по изготовлению крупногабаритных изделий и модернизацию производства для выпуска сельскохозяйственной техники на Спасском механическом заводе.

Об этом предприятии мы тоже неоднократно писали. Оно по праву считалось в Приморье одним из лучших по технической оснащенности.

Его биография началась с 1985 года. Именно тогда был пущен в эксплуатацию Приморский экспериментально-механический завод (ПЭМЗ). Строился он для нужд мелиорации края, когда в рамках Всесоюзной программы вокруг озера Ханка создавались крупные рисоводческие хозяйства. Это молодое предприятие должно было освоить ремонт мощного насосно-силового оборудования, задействованного на бескрайних рисовых чеках Приханковья.

Позднее нагрянувшая перестройка похоронила планы развития сельского хозяйства в нашем благодатном регионе. Чтобы выжить, ПЭМЗ вынужден был переориентироваться на выпуск металлических дачных домиков и бытовок для вахтовиков. Вскоре «подкралась» приватизация, и после обретения частного собственника из названия предприятия исчезло слово «экспериментальный» — завод стал просто Приморским механическим. Но и этот эксперимент не удался, а в 2006 году предприятие было признано несостоятельным. Активы банкрота приобрела московская компания «Стройтехнология» и отдала их в аренду всё тому же ПЭМЗу, который после банкротства сменил название на Спасский механический завод (СМЗ).

- К саммиту АТЭС мы с успехом освоили выпуск крупногабаритных изделий из металла. Завод изготавливал самые сложные и объёмные металлоконструкции для строительства моста через Золотой Рог на остров Русский и автодороги Патрокл-Седанка-низко-водный мост на Де-Фриз. Дорожники по достоинству оценили качество нашего барьерного ограждения — мы сразу производили антикоррозийное его покрытие, что не требует окрашивания и продлевает срок службы ограждения до 30 лет, -вспоминает бывший заместитель генерального директора СМЗ по управлению персоналом Ирина Ковалец.

При подготовке к саммиту АТЭС здесь сумели обновить 90 процентов станочного парка и оборудования. Однако уже через год производство строительных металлических конструкций сократилось почти на 60%. В 2014 году Спасский механический законсервировал уникальную линию горячего оцинкования.

Крупных заказов уже не было, и с 2012 года у спасских металлистов стали образовываться долги, в том числе за аренду производственных площадей «Стройтехнологии».

20 февраля 2015 года москвичи разорвали договорные отношения с ООО «СМЗ» и передали свои производственные площади вновь созданному предприятию ООО «Приморский механический завод», который вылетел, как яркая бабочка из кокона, оставив Спасскому механическому заводу долги по заработной плате перед уволенными сотрудниками (167 человек). Рассчитаться с ними можно было только с продажи имущества и материалов.

В ноябре 2015 года Арбитражный суд Приморского края начал процедуру банкротства бывшего флагмана промышленности Дальнего Востока. Против бывшего руководителя опустевшего «кокона» — Спасского механического завода — Дмитрия Беликова было возбуждено уголовное дело за невыплату заработной платы, однако его спасла амнистия.

В настоящее время конкурсным управляющим СМЗ является Евгений Бацалёв. Третий год он успешно «ликвидирует» предприятие, а бывшие работники так и не получили долги по заработной плате, которые тянутся с декабря 2014 года.

Доведенные до отчаяния люди вынуждены были обратиться за помощью в прокуратуру Приморского края, к президенту Российской Федерации. В ответах на эти обращения сказано, что после проведения инвентаризации и реализации имущества задолженность будет погашена. Но на деле всё наоборот: средства от реализации имущества предприятия-банкрота идут на расходы… конкурсного управляющего и его команды! Не реализованное на торгах имущество раздается кредиторам. Кроме того, имущество СМЗ конкурсным управляющим объединяется по несколько наименований в один лот и выставляется на продажу, что повышает стоимость, уменьшает покупательский спрос и приводит к невозможности реализовать данные активы. Ну, это как при сватовстве. Приходит жених к родителям красавицы невесты, а ему и говорят: «Ты вместе с нашей Машей возьми рябую Дашу».

- Например, лот № 3 состоит из автомобиля «Daewoo Ultra Novus», автобусов «Hyundai County» и КАВЗ-3270, бортового грузовика «Mitsubishi Canter» (без двигателя), неисправного внедорожника «Toyota Land Cruiser-200″. Стоимость лота — 3 559 026 рублей. Отсюда вопрос: как проще и быстрее реализовать этот автотранспорт — по отдельности или колонной? И так всё остальное — производственное оборудование, запасы металла, мебель и т.п. Вот и получается, что часть имущества обанкротившегося СМЗ присвоена руководством ООО «ПМЗ» (металл, цинк), часть — просто разграблена! Так, уничтожен мобильный бетонный завод, украдена газовая цистерна, которые находились на территории, охраняемой… ООО «Приморский механический завод , — говорит Ирина Ковалец.

Не видя иного выхода, работники СМЗ решили провести митинг протеста против нарушения конституционных прав в связи с невыплатой заработной платы и тем самым привлечь внимание к проблеме.

13 января 2017 года они уведомили о своём намерении администрацию Спасска. Так местная власть узнала (!) о проблеме земляков.

22 января инициативная группа бывших заводчан встретилась с главой города Вячеславом Квоном.

- Вячеслав Васильевич обнадежил нас: «У меня на территории проблема, и я буду её решать». Поверив, что, наконец-то, наши мытарства закончатся, мы решили отложить проведение митинга протеста, — поведала нам Ирина Николаевна.

Надо отдать должное мэру. По его инициативе в администрации города состоялась встреча. Оказалась она весьма представительной: исполняющий обязанности директора департамента промышленности края Сергей Ковалев, конкурсный управляющий Евгений Бацалёв, генеральный директор ПМЗ Андрей Хомяков, заместитель

главного судебного пристава Ольга Кабакова, начальник отдела организации розыска и реализации имущества должников службы судебных приставов по Приморскому краю Никита Насретдинов, а также представители полиции и прокуратуры, инициативной группы.

По результатам встречи принято решение, что краевые и городские власти берут на особый контроль непростую ситуацию с погашением долгов бывшим работникам Спасского механического завода. Согласно разработанной «дорожной карте» конкурсный управляющий СМЗ Евгений Бацалёв должен предоставить конкретный план-график реализации активов предприятия-банкрота. На собрании кредиторов будут приняты порядок, сроки и условия продажи имущества предприятия-банкрота. Судебные приставы гарантировали, что при поступлении денежных средств они предпримут все меры для быстрого исполнения требований исковых документов по заработной плате.

Ну, что за страна у нас такая, когда президенту приходится прибегать к управлению государством в ручном режиме, а муниципальной власти — брать на себя не свойственные ей функции и вмешиваться в споры хозяйствующих субъектов? Что за капитализм «с человеческим лицом» мы строим, если из «человеков» выжимают последние соки? Понятно, что все эти вопросы носят чисто риторический характер. А вот удовлетворить любопытство, по какой такой супертехнологии с территории Приморского механического завода вдруг «испарился» оцинкованный металл (принадлежащий Спасскому механическому заводу), вполне могут правоохранительные органы. Если заинтересуются, конечно. А там, глядишь, отыщут и карман, в который попали «хрустящие дивиденды» от внедрения такой «инновации».

Так, может, по этим карманам похлопать по всей строгости закона? Тогда и на зарплату бывшим работникам хватит?

КОГДА ПРОБОИНА В БОРТУ, КОРАБЛИ ИДУТ КО ДНУ…

Если сворачивается производство, первыми страдают люди. Им начинают задерживать зарплату, а то и вовсе указывают на дверь, которая в безработном Спасске ведёт только на биржу труда с мизерным пособием и туманными перспективами трудоустройства.

Арматурный завод не стал исключением из правил. Он задолжал своим работникам с ноября 2014-го по февраль 2015 года 2 миллиона 705 тысяч рублей, тем самым нанеся им существенный имущественный вред. Ведь при весьма скромных зарплатах (в основном 12-15 тысяч рублей), невыплаты у бывших работников Арматурного завода составляли приличные суммы — в среднем около 60 тысяч рублей.

Знаю молодую семью, глава которой работал на этом заводе, а реально она жила на небольшую зарплату жены — продавца. У них образовалась задолженность перед «Примтеплоэнерго».

Кстати, судебные приставы-исполнители в этой связи попеняли задолжникам: «Вы же ребёнка своего не оставляете голодным? Почему же тогда за тепло не рассчитываетесь?». Кощунственно, конечно, сравнивать питание ребёнка и плату монополисту на рынке ЖКХ, чьи тарифы вызывают негодование всего Приморья. Кстати, должники и так лишаются дотации из краевой казны в случае длительной неуплаты.

Недавно прокурор города Алексей Корочин утвердил обвинительное заключение в отношении бывшего генерального директора закрытого акционерного общества «Спасский арматурный завод» Валерия Рыкова. Ему инкриминируются преступления небольшой тяжести против конституционных прав и свобод человека и гражданина на труд и вознаграждение за него, предусмотренные частями 1-й и 2-й статьи 145.1 Уголовного кодекса РФ (частичная и полная невыплата заработной платы).

Трудовой кодекс РФ устанавливает обязанность работодателя по выплате заработной платы работникам не реже двух раз в месяц. Зная об этом, Рыков давал распоряжения о направлении денежных средств, находящихся в кассе и на расчётных счетах предприятия (почти 100 миллионов рублей), на расчеты с подотчетными лицами, поставщиками, подрядчиками и заказчиками, по долгосрочным кредитам, займам и кредитным договорам, налогам, сборам, социальному страхованию и обеспечению, а также на оплату других текущих нужд. При этом в нарушение очередности выплат, предусмотренной Гражданским кодексом РФ, заработную плату выплачивал либо частично, либо с неоправданной задержкой.

Следствие объяснило это личной заинтересованностью, выразившейся в стремлении к обеспечению нормальной хозяйственно-экономической деятельности завода, повышении оборотных средств и прибыли предприятия, а также «сохранении себя на занимаемой руководящей должности с целью регулярного получения зарплаты, премий и прочих премиальных выплат».

Вот какую историю рассказал следователю сам Валерий Рыков.

- 24 февраля 2015 года я перестал замещать должность генерального директора Спасского арматурного завода, так как решением Арбитражного суда с указанной даты предприятие признано банкротом, и был назначен конкурсный управляющий.

С ноября 2014 года на заводе сложилось тяжелое финансово-хозяйственное положение, так как за поставленную готовую продукцию (у нас был подписан контракт с московской компанией по поставке кабельной продукции) заказчики не произвели оплату, и у нас образовалась большая задолженность перед кредитными учреждениями, поставщиками и ресурсоснабжающими предприятиями. В связи с тяжелым финансово-хозяйственным положением я, как генеральный директор, расходовал денежные средства прежде всего на расчеты с поставщиками, подрядчиками и заказчиками. Для продолжения деятельности предприятия необходимо было платить по займам и кредитным договорам, оплачивать налоги и сборы, текущие нужды предприятия. Я считал эти расходы первоочередными. Заработную плату работникам решил выплатить позже, когда финансовое положение предприятия стабилизируется. С ноября 2014 года по февраль 2015-го, в бытность свою генеральным директором, давал указания работникам бухгалтерии только часть денежных средств пускать на выплату заработной платы, так как хотел вывести завод из кризиса.

Есть в этой истории интересный нюанс.

В июле 2013 года между Спасским арматурным заводом и ЗАО «Производственное объединение «РОСМЕТ» был заключён договор, согласно которому, «РОСМЕТ» за денежное вознаграждение оказывал услуги по ведению бухгалтерского учета, финансовой деятельности и политики предприятия, а также по начислению заработной платы работникам Арматурного завода. Рыков, теоретически, должен был расторгнуть договор, вернуть ведение всей бухгалтерии под личный контроль, тем самым обеспечить нормальную деятельность Спасского завода и независимость от сторонней организации.

Но таким ли уж независимым был Арматурный завод?

Послушаем председателя производственного объединения ЗАО «РОСМЕТ» Василия Масюка:

- «РОСМЕТ» осуществлял производство алюминиевой «чушки», то есть слитков алюминия, которые впоследствии продавались на внутренний и внешний рынок по контрактам. На совместных совещаниях при решении каких-либо вопросов финансово-хозяйственной деятельности двух предприятий «РОСМЕТ» имел решающий голос. Учредителями ЗАО «САЗ» являлись те же самые учредители, что и в ЗАО «РОСМЕТ»: Александр Геннадьевич Сучков, его мать Любовь Ивановна Бутовец и Анатолий Геннадьевич Огородов. После того как я узнал, что на Спасском арматурном заводе введена процедура банкротства, принял решение о расторжения договора , заключенного между «РОСМЕТом» и Спасским арматурным заводом.

Из показаний свидетеля Александра Сучкова:

«В 2004 году по рекомендации комитета промыш ленности администрации Приморского края, в рамках развития бизнеса по переработке лома цветных металлов, я вместе со своей матерью Л.И. Бутовец и другом А. Г. Огородовым приобрел имущество Спасского арматурного завода, находившегося на момент покупки в процедуре банкротства. Впоследствии на базе приобретенного имущества мы создали ЗАО «Спасский арматурный завод». Ранее, в 1999 году, мы создали ЗАО «РОСМЕТ». Компания занималась глубокой переработкой лома алюминия и выпуском алюминиевых сплавов для поставок этой продукции на рынки Китая и Японии. В 2000 году производство было запущено и работало до конца 2014 года. С момента его создания до 2004 года я руководил «РОСМЕТом». По решению акционеров изначально руководителем Спасского арматурного завода был кандидат экономических наук Виктор Михайлович Боцвинюк. В 2013-2014 годах эту должность занял Рыков. Приобретение имущества (зданий и оборудования в Спасске) и образование Арматурного завода было свя- зано с желанием расширить производство изделий из металлов медной группы. Меня интересовали исключительно задачи развития компании, создание полноценного кабельного производства, удовлетворяющего спрос на кабельную продукцию на Дальнем Востоке. В 2014 году из-за экономического кризиса в стране была остановлена реконструкция этого предприятия. Россельхозбанк повысил ставки по существующим кредитам, отвлечение средств, связанное с организацией кабельного производства, а также начавшиеся неплатежи со стороны покупателей спровоцировали недостаточность денежных средств у Спасского завода. В начале 2015 года в связи с отсутствием денежных средств, необходимых для оплаты текущих обязательств, в том числе оплаты труда работников предприятия, на собрании акционеров было принято решение о прекращении его деятельности. Никаких дивидендов от ЗАО «САЗ» я не получал. Мы с акционерами и не ставили перед собой цель получить сиюминутный доход от производства.

Приоритетной задачей являлось определение стратегии развития предприятия. Сам я примерно с 2010 года переехал на постоянное место жительства в Москву, в связи с этим вникать в деятельность Арматурного завода и следить за развитием его стратегии стало сложнее.

Вот такая история.

Прокурор Спасска-Дальнего Алексей Корочин стоит на страже законов, и он защищает в суде интересы работников бывшего предприятия.

К сожалению, нет пока ответа на очень важный вопрос: кто защитит интересы предприятий, стабильная работа которых и является основой благополучия населения страны? Ведь действующее производство — это не только занятость людей, но и налоги в бюджеты различных уровней, которые и являются базой для нормального развития территорий и общества в целом. Президент призывает «не кошмарить» малый и средний бизнес. Но этого мало. Ему нужно льготное кредитование, гарантированные рынки сбыта. И, думается, государство не должно наблюдать со стороны, как мужик в анекдоте, уговоривший друга на спор нести тяжеленную балку, «донесёт — не донесёт?».

Ольга КУПЧИНСКАЯ,
г. Спасск-Дсыъний.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники