ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Агарза Керимов стал военным, это воспитал и в сыне.

Мужество и доблесть, геройство и отвага, слава и честь — синонимы сегодняшнего нашего праздника, Дня защитника Отечества. Родина, дом, родители, семья, дети, друзья, соседи — частицы понятия Отечества, которое надо не только беречь, но и защищать. Ставшая крылатой фраза «Есть такая профессия -Родину защищать» красива по форме и эмоциональности, но глубина ее содержания понятнее сознательно выбравшим её по велению души и притяжению сердца.

Столько лет прошло, а Агарза Нериманович Керимов, подполковник запаса, помнит тот день, когда на улице своего горного дагестанского селения Рукель увидел суворовца. Форма и выправка мальчишки его просто сразили. Не мог он с ним не познакомиться, не расспросить, что и как. Поделиться радостью открытия, за советом и помощью побежал не к отцу (тот мечтал видеть сына врачом), а к дяде. Тот всю войну прошел, военную форму снял только в 52-м. Увидел, видимо, фронтовик в глазах племянника что-то такое, что не дало ему права отказать мальчишке в просьбе. О чем говорил дядя с отцом, знают только они, гордые горцы, разговор отца с сыном был короткий: «Хочешь быть военным — иди, учись. Но одно помни…».

Законы и правила своих предков, дедов и отцов Агарза впитал с молоком матери, которая родила и воспитала пятерых сыновей и четырех дочерей. Главный закон, о котором напомнил отец, — не уронить чести фамилии, народа, выбрал дело — служи ему честно. Вслед за Агарзой желание стать военным изъявил и младший брат Амирза. Сейчас он подполковник запаса, живет в Черняховске Калининградской области, его сын тоже пошел по стопам отца.

Три года Бакинского суворовского училища пролетели быстро. Учился Агарза с большим желанием, суровый режим полуармейской службы его не тяготил. Из суворовского училища у него был один им осознанный путь — Бакинское высшее военное училище. В 1986 году он блестяще его окончил и получил назначение в Дальневосточный военный округ. С лейтенанта, командира пулеметного взвода 13-го укрепрайона, дислоцировавшегося в Пограничном районе, началась его армейская служба. Подъем в 5.30, целый день с бойцами-срочниками в казарме, в тактических классах, на стрельбах, отбой — ближе к полуночи, обед — где придется, чаще всего с ними же, подчиненными, за которых несешь, как отец родной, полную ответственность.

И такой распорядок службы был для тогдашних офицеров нормальным, само собой разумеющимся. Агарза Немирович не смог принять и понять до конца смысл начавшихся реформ в армии, которые приводили к хаосу, безответственности, откровенному отречению от героических традиций, которые копились годами.

- Я начинал службу в советской еще армии и подчинялся ее законам. Так надо было — так мы служили. В подчинении у нас были срочники, их надо было учить армейской службе с азов, отвечать за них перед матерями. Заполнить день до предела занятиями, учениями, армейскими заботами — этому было подчинено всё. С чего развал армии начался? С безделья, равнодушия. Высшее командование всем своим поведением стало показывать, что до солдат и младших командиров на местах им дела нет. Начались непонятные игры с имуществом, расформированиями, перебросками. Идешь на службу и не знаешь, что тебя ждет в штабе, какое еще будет «указание» сверху. В 1996 году начали вводить контрактную службу, а ни формы, ни довольствия, ни боеприпасов, ни зарплаты на них не выдавали. Горько и стыдно было тогда и за армию, и за страну. Но и тогда я не пожалел, что стал офицером. Это был мой выбор и мое желание, и из этих обстоятельств надо было выходить достойно. Наблюдаю сегодняшнюю армейскую службу как бы уже с точки зрения отставника и не могу не отметить, что есть изменения в лучшую сторону по сравнению с концом 90-х и началом 2000-х годов. Наш Сергеевский полигон в последние годы не пустует, то одно масштабное учение, то другое проходят на нём, текущие занятия 59-я Сергеевская бригада регулярно проводит, военные сборы, занятия школьников проводятся на полигоне. Идет нормальная, не на словах, работа по обучению, как, в случае чего, Родину будем защищать.

- Агарза Нериманович, вы не раз подчеркнули, что даже в самых опасных обстоятельствах, а это — Афганистан, в самые трудные годы деморализации армии, — вы не пожалели о выборе профессии кадрового офицера. Для сына Ильнура вы стали примером? Вашим советам он внял, приняв решение пойти по вашим стопам?

- Как отцу мне было бы лестно ответить «да». Но как вообще человек выбирает свой путь? Ответов на этот вопрос будет сотни. Кто был для меня тот мальчик-суворовец? Случайный прохожий, и красивая форма — это не главное, что пробудило во мне желание стать военным. Скорее всего, это желание исподволь зрело в мальчишеской душе. Перед глазами был пример дяди-фронтовика, закон почитания старших, уважения к истории города Дербента, который только и делал, что защищался когда-то от врагов, к родному селу Рукель. Из него 210 мужчин ушли на войну, вернулось 90, из них 30 — инвалидами. А суворовская форма с лампасам дала толчок к тому, чтобы выразить это желание. И я благодарен отцу, что он понял меня. Мой сын Ильнур вырос в военном городке, я брал его и на полигон, и на занятия. Но никогда не заводил с ним разговор о службе или о какой-то другой профессии. Ребенок сам должен созреть для принятия решения — это мой принцип воспитания. В 10-м классе он свое решение озвучил, чем очень расстроил маму. Она у нас тоже военнослужащая и вынашивала мечту, что сын, как и старшая дочь, станет врачом. Первое, что сказала жена на решение сына — не пущу. Нормальная материнская реакция: все матери, все женщины слово «военный» соотносят со словом «война». Я сказал: «Ясенен, это решение сына, давай не будем ему мешать».

У десятиклассника Ильнура Керимова был год, чтобы основательно подготовиться к поступлению в военное училище. Спортом он занимался с раннего детства, психологическую помощь и поддержку ему оказал отец. Пригодился в этом деле подполковнику запаса и опыт мирной службы, и уроки, полученные в Афганистане. Там, в Афганистане, он заслужил орден Красной Звезды, которым по праву гордится. С августа 1987 года до самого вывода войск в феврале 1989-го служил командиром взвода в Баграми под Кабулом. Это район столичного аэропорта, где боевые действия практически не прекращались. Нападения на колонны, которые сопровождали мотострелки, — обычное явление в той войне, но один бой был самый жаркий и трудный. Душманы подбили груженую машину, поливали огнем колонну. Экипаж лейтенанта Керимова смог столкнуть горящую машину, освободить проезд колонне, погасил огонь противника. За эту операцию его наградили высоким воинским орденом.

- Плохой мир — лучше всякой войны, — говорит Агарза Нериманович. — Для меня главным уроком афганской войны было познание меры человеческого, мужского достоинства и меры мелкой подлости, недостойной звания мужчины. Всякое было, но братской дружбы, доброты, взаимовыручки, храбрости, мужества было больше. Мне после выхода из Афганистана долго писали письма бойцы моего взвода, до сих пор помню каждого. Помню командира роты Асана Супатаева, командира роты Валерия Меркурьева, он живет в Уссурийске, с зампотехом батальона подполковником Алексеем Рязанцевым мы служили в укрепрайоне и до сих пор тесно общаемся.

Ильнур Керимов в прошлом году успешно прошел профотбор, успешно сдал экзамены на поступление в Благовещенское общекомандное войсковое училище и еще успешнее сдал зимнюю сессию. В январе он гостил дома, родителям и сестре предстал возмужавшим, совсем взрослым. Мама, конечно, всплакнула, а отец крепко пожал сыну руку, оценив выправку и форму, которая смотрелась на нём так же эффектно, как на том суворовце из далекого детства. Кстати сказать, из 11 районных выпускников прошлого года, которые изъявили желание стать военными, только Ильнур Керимов, выпускник железнодорожной школы имени В.Ф. Байко, поступил в военное училище. Школа может гордиться своим выпускником. Но главная заслуга в этом, конечно, его, Агарзы Неримановича, который с уважением принял решение сына и подготовил его к поступлению.

В 2012 году Агарза Нериманович Керимов в звании подполковника демобилизовался с должности командира мотострелкового батальона укрепрайона в запас. Собственно, укрепарайона практически уже не существовало. Военный городок благодаря позорно известному министру вымер, стал растаскиваться по кирпичикам. Что говорить, если даже с постамента у въезда на территорию части тросами БТРом был стянут легендарный танк ИС-2. Жители городка пытались защитить его, дети плакали, но куда там! Предполагаемая судьба его была печальна: поговаривали, что предназначен он был на распиловку и сдачу в металлолом. Может быть, реакция жителей спасла его от этой судьбины, вроде как нашли ему применение в Уссурийске. А чем наши дети и взрослые хуже уссурийцев? Военные реликвии и нам нужны для воспитания мальчишек.

Но это, как говорится, совсем другая история, для праздничного дня вроде как не подходит, хотя Агарза Не-риманович по этому факту тоже «прошелся». Подполковник запаса, а сейчас главный специалист по делам ГО и ЧС администрации района, безупречной службой заслужил право и в свой праздник честно и открыто говорить, чем гордится и от каких ошибок предостерегает тех, кто взял на себя миссию быть кадровыми защитниками Родины.

Раиса ГЛАПШУН, пос. Пограничный.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники