ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Долгожданный визит линейного менеджера Фонда развития моногородов (ФРМ) Максима Данькина в Приморье никакой серьезной конкретики не принес.

Напомним, что в крае статус монопрофильных образований имеют девять населенных пунктов. От таких крупных, как Спасск, Арсеньев и Дальнегорск до Светлогорья, население которого едва-едва превышает полторы тысячи человек. И Максим Данькин (он, к слову, помимо Приморья курирует Удмуртию и Якутию) — то самое связующее звено, которое будет обеспечивать взаимодействие этих населенных пунктов с Фондом.

Вообще-то визита линейного менеджера ожидали еще в декабре прошлого года. Потом в январе. Затем случился февраль, и представитель ФРМ таки добрался до нас, посетил Светлогорье, Лучегорск и Спасск-Дальний. Провел встречи с представителями местных администраций и потенциальными инвесторами. В поездке его сопровождали работники администрации и Инвестиционного агентства края.

Однако сам визит, как отмечено выше, никаких точек над i не расставил — да, наверное, этого и не планировали. На совещании в Лучегорске, к примеру, специалист Фонда еще раз напомнил историю его создания (хотя присутствующие, будучи лицами заинтересованными, наверняка были в курсе событий), и провел что-то вроде презентации (опять же, потенциальные инвесторы, готовившие заявки, просто обязаны были изучить всё, что касалось мер поддержки, оказываемых ФРМ). Наверное, это можно оправдать старой присказкой о том, что «повторенье — мать ученья». Дай, как говорится, бог, чтобы впрок пошло.

Для читателя, не слишком искушенного в истории вопроса, всё же вкратце пробежимся по основным пунктам выступления господина Данькина.

Для начала он напомнил, что в 2013 году в рамках послания Федеральному собранию президент Владимир Путин озвучил одну из приоритетных задач развития страны — диверсификация экономики монопрофильных образований, коих в России насчитывается более 300. С этой целью в октябре того же года «Внешэкономбанком» был учрежден означенный Фонд. Он призван решать вопросы создания в моногородах новых рабочих мест (из расчета, к слову, по одной такой единице на каждый миллион, потраченный ФРМ), и привлечения туда инвестиций. Далее, по словам московского гостя, «началась большая работа, в которую были вовлечены все федеральные органы исполнительной власти — для того, чтобы сформировать тот пул поддержек, который сейчас существует в России и может оказывать моногородам поддержку».

То есть на формирование пресловутого пула ушло ровно три года (более-менее активно Фонд начал работать с моногородами аккурат прошлой осенью). Это, конечно, может говорить о тщательной проработке программ и методик. А может — и о банальной нерасторопности. Тут уж пусть читатель сам решает.

Теперь — что касается пула. Как объяснил Данькин, он включает в себя 106 позиций. Среди них — налоговые льготы, имущественная и инфраструктурная поддержка, субсидии (по процентам, по комиссионным затратам), гарантийная поддержка и поддержка экспорта, другое.

Особо выступающий заострил внимание на четырех инструментах Фонда. Два из них — финансовые, два — нефинансовые.

К первым относится поддержка инфраструктуры для конкретных проектов, создаваемых в моногородах. Под это дело Фонд дает субсидию в 95 процентов от стоимости. В инфраструктуру входят, в том числе, газо-, водо- и электроснабжение, водоотведение и транспортная составляющая. При этом всё вышеперечисленное перейдет в собственность муниципалитетов. А суммы Фонд готов выделять внушительные (по паре десятков уже реализуемых проектов — в среднем получается по миллиарду рублей). Что такое миллиард на развитие инфраструктуры, можно понять на примере того же Пожарского района, где годовой бюджет не дотягивает и до 700 миллионов рублей.

Вторым значительным финансовым инструментом, который Фонд предлагает инвесторам, являются займы. Под пять процентов годовых, сроком до восьми лет. Условия, вроде, вполне щадящие, но есть пара подводных камней. А именно — сумма займа не может быть ниже 100 млн руб. Потолок -всё тот же миллиард. И еще — претендовать на займ инвесторы могут лишь после того, как моногород включится в инфраструктурную программу.

Понятно, что 100-миллионный займ, даже под «смешные» 5 процентов, заинтересует лишь крупных инвесторов. У малого и среднего бизнеса, впрочем, тоже есть возможность поучаствовать — объединение в так называемые техно-, пром- и индустриальные парки. То есть, территорию, на которой расположены несколько предприятий, объединенных общей инфраструктурой, но зачастую ни по отраслевому, ни по целевому показателям не пересекающихся. Живой пример — упомянутое Светло-горье, где индустриальный парк планирует объединение девяти проектов.

Из нефинансовых мер поддержки московский гость выделил предоставление возможности обучения управленческих команд (Светлогорье должно начать учебу в марте, остальные моногорода Приморья — в течение года). В группу «учеников» должно входить не более пяти человек — глава поселения, представитель региональной власти, руководитель либо его заместитель — от градообразующего предприятия, и один-два представителя от инвесторов. Обучение будет финансироваться за госсчет и, скорее всего, пройдет в Хабаровске (для дальневосточников; прежде оно проводилось в Москве для всех без исключения).

Сам факт обучения попал в перечень мер поддержки совершенно нелогичным образом. Ясно, что, когда государство изобретает новую схему работы на каком-то направлении, оно должно знакомить исполнителей с правилами игры. Плюсы у таких мероприятий, безусловно, есть — можно найти новых инвесторов, узнать о практиках, которые реализуются на других территориях, получить информацию непосредственно от руководства федеральных министерств и ведомств. Но, повторимся, это процесс естественный, а не специально разработанный проект в рамках поддержки моногородов.

Зато второй, нефинансовый механизм под это определение подходит вполне. Он подразумевает внедрение проектного офиса. В частности, закрепление за регионами линейного менеджера, с которым комплексные программы, разработанные моногородами, можно доводить до ума — чтобы, в конечном счете, представить их в Федеральный проектный офис первому вице-премьеру Игорю Шувалову.

Занятно, но, похоже, именно последний адресат стал причиной фиксации нижней планки займов на отметке в 100 миллионов рублей. Разумеется, рассматривать кредиты даже в 20 миллионов (20 рабочих мест, следуя правилам ФРМ; вообще, он работает с программами, которые стартуют с цифры в 250 млн руб.), — это не уровень вице-премьера правительства. Но тут возникает закономерный вопрос — а для чего создавалась остальная многоступенчатая «коробка передач», если всё упирается в целого Шувалова? Неужели только для согласований и представительских функций? Ох, уж эта вертикаль власти, которая проявляет себя во всём!

Словно оправдывая действующую схему, Максим Данькин объяснил: «Деньги государственные, поэтому риски стараемся снизить минимально. Работать начинаем с наиболее глубоко просчитанными проектами. Бизнес-идея — этого мало. Даже хорошего бизнес-плана недостаточно. Если начинать вкладывать деньги в инфраструктуру, то к проекту должны прилагаться проработанные проектно-сметная документация и госэкспертиза. Очень важный момент — кто является собственником земли, на которой планируется реализация проекта». По его словам, Фонд работает непосредственно с краевой властью. Даже не с моногородом. То есть, соглашение подписывается именно с руководителем субъекта (и именно субъект решает, есть ли необходимость в том или ином проекте на данной территории) РФ. А все контакты, всё взаимодействие с инвесторами ведутся неформально.

Надо отметить, что Данькин, несмотря ни на что, излучал оптимизм. Сказал, что в Приморье есть проекты, которые уже могут претендовать на поддержку ФРМ. А в общем по России к началу следующего года должно быть создано 230 тыс. (!) рабочих мест, привлечено порядка 170 млрд руб., а 18 поселений — лишиться приставки «моно-» (как говорится, этими устами — да мёд бы пить). Он также призвал как можно быстрее проходить обучение и подавать заявку — по принципу «кто первый встал, того и тапки».

Разделять или не разделять оптимизм линейного менеджера — вопрос открытый. Дальневосточники, и приморцы в частности, привыкли (в нехорошем смысле) ко всякого рода новациям, идущим из Москвы и, по мнению инициаторов, несущим золотые горы. Из недавнего — проведение саммита АТЭС (декларировалась чуть ли не газификация всего края), ТОРы, ТОСЭРы и Свободный порт. Не сказать, что воз и ныне там — кое-что делается, но далеко не в полном объеме. Недаром тот же Данькин рекламировал возможность введения в моногородах режимов Территорий опережающего социально-экономического развития; значит, программы друг в друге нуждаются, значит, ни одну из них самодостаточной назвать нельзя. Кроме прочего, новации правительства как правило сопровождаются скандалами, интригами, расследованиями. Не случилось бы того же в рамках сотрудничества моногородов с Фондом развития. Тем более что предпосылки есть — в начале года Фонд повздорил с Федеральной счетной палатой по поводу целесообразности расходования выделенных бюджетных средств. Конечно, цифры, озвученные гостем из Первопрестольной, внушают, но, как говорится, жизнь покажет.

Никита АНТУФЬЕВ,
Пожарский район.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники