ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Накануне 23 февраля в средней школе № 4 Тавричанки ребят шестого класса принимали в кадеты. При том, что кадетский класс в этой школе уже есть. Вот как это происходило.

10.00. В актовом зале школьники, родители, учителя. На сцене с одной стороны кадеты-»ветераны», с другой — «кандидаты», 6 «Б» класс и их классный руководитель Светлана Пашкова. Светлана Юрьевна приглашает к микрофону директора школы Сергея Зубарева, и начинается хорошо у них откатанный ритуал посвящения в кадеты: — Товарищ директор школы, торжественное собрание, посвящённое Дню защитника Отечества, разрешите открыть?

- Торжественное собрание открыть разрешаю.

Звучит гимн России, все встают. На сцену выносят государственный флаг. И следом Сергей Владимирович говорит своё слово. Спокойно, так кажется, обыденным голосом, говорит о том, что в их школе очень высок дух патриотизма, в том числе, и от наглядности — на 1-м этаже на видном месте на стене мемориальная доска в честь бывшего ученика их школы Героя Советского Союза Виктора Николаевича Косова. Что эти традиции надо продолжать. И они будут их продолжать. Глядя в зал, напомнил ребятам, чтобы, придя домой, не забыли поздравить своих папу, маму, дедушку, бабушку с Днём защитника Отечества.

- Принятые в кадеты пять лет назад ученики -сегодняшний 10 «А» класс. Вот они, смотрите, какие красавцы и красавицы! За это время они для своих товарищей стали примером, где-то даже предметом хорошей зависти, и к этому все привыкли. К форме особого образца. Это ж не просто украшение. В ней я, допустим, не стану бегать по лужам. И это не предмет обожания девушек. Это -образ жизни, это — особый мир! И сегодня в ряды кадетов встанут ещё 22 наших школьника.

Светлана Юрьевна:

- Товарищ директор школы, будущий кадетский класс для принятия торжественного обязательства построен.

- Здравствуйте, ребята.

- Здравия желаем!

- Хорошо отвечаете, — директор абсолютно, по-военному, серьёзен. -К церемонии посвящения в кадеты приступить разрешаю!

«Я, юный гражданин Российской Федерации, обещаю верно и самоотверженно готовить себя к службе в армии… Жить и работать во славу Великой России, во славу родного посёлка…»

Уже когда нас с полковником Янишевским Зубарев провожал до машины, говорю ему тихонько:

- Сергей Владимирович, какой ты директор школы, ты — командир войсковой части!

В ответ только улыбнулся. Скорее всего, директор и не отрицает: при всей кажущейся покладистости, в нём и от войскового командира много чего есть. И именно такой школьный распорядок-режим он хотел бы продвигать и дальше. А что — школа на хорошем счету. Спросил у начальника управления образования Владимира Беспечанского, как четвёртая? По успеваемости, ответил, в первых рядах. По спорту — тоже одна из лучших. Ваш корреспондент бывал в ней и раньше. И что, спросите меня, умеют воспитанники их «кадетского корпуса»? А то и умеют. В особенности после открытия большого школьного стадиона — футбол, волейбол, баскетбол, легкоатлетические дисциплины. Это как бы само собой. Причём заняты все, не обязательно кадеты. Но у них стадион в определённые календарные дни — прямо-таки военный плац. Лихо маршируют и мальчишки, и девчонки, рапорты отдают-принимают, «на вынос знамени — смирно, равнение на — знамя!» Первоклашки и те в строю ногу стараются тянуть! Скажу так: эта школа отличается (и даже резко!) от других: здесь свой духовный климат, своя особенная аура! В классных аудиториях Сергей Зубарев, депутат районной думы и по учительскому образованию историк, особый нажим делает на историю. На историю России, историю Приморского края и, непременно, шахтёрской Тавричанки. Но тут у них не только слова. Дела. Причём меньше слов, больше дела.

Теперь хочу спросить читателя: а как всё вот это вам? Небось, скажете — зачем? Зачем нам какие-то кадетские классы? Это ж милитаризация! На фоне общероссийской. Под эгидой чрезвычайно активного министра обороны Сергея Шойгу и самого Верховного главнокомандующего…

Лично для меня слова «Родина», «Отечество», «Отчизна»… как-то вот не берут уже за душу. Так часто, по делу и не по делу их повторяют. И ПАТРИОТИЗМ — до предела затёртое, засмальцованное, заболтанное слово. Потому что сплошные парадоксы. Потому что начнёшь оглядываться по сторонам, а заодно и назад в прошлое России, честное слово, голова кругом идёт.

Украина… Крым… Донбасс… Сирия… Любой канал телевидения выбирай, везде примерно одно и то же. Зло берёт на Порошенко, обидно за брать-ев-украинцев, потому как и свои корни оттуда. Да и воспитаны мы были в одной семье: единый Союз республик, все между собой равные со школьных лет и службы в армии. «Крым наш, Крым наш…» Вроде наш, а вроде не наш. Зачем он нам такой? Зачем было Никите Хрущёву в 1954 году перепрописывать его из РСФСР в УССР — яйца, извините, по разным корзинам раскладывать? Пусть бы в одной сохранялись. Ага, а зачем было Иосифу Сталину крымско-татарское население, а заодно болгар, греков, армян в 1944-м оттуда выгонять? В конце концов, и арабов Сирии тоже жалко. За расколошмаченную древнюю для всего человечества святыню Пальмиру упёртым игилов-цам следовало назначить в качестве наказания — поставить лет на 50 на сизифов труд.

А возьмите нашу Великую революцию: в причинах и следствиях до сих пор разобраться не можем. Через 100 лет выясняется очевидное-невероятное! Оказывается, участь Российской империи решили два, максимум три февральских дня. В Петрограде не стало хлеба. До вечера стой в очереди в лавку, 1-2 фунта хлеба на человека (фунт- 410 граммов) получи. С криками «Хлеба!» 23 февраля на улицы вышли работницы ниточной фабрики. 24 февраля бунтовали уже несколько заводов, с лозунгами «Хлеба!», «Мира!», «Верните наших мужей!» (с фронта Первой мировой войны — Т.П.). А 25 февраля

- «Долой монархию!», «Да здравствует республика!». Верится и не верится: империя развалилась в три дня! Неужели хлеб всему голова? И как — забыть или помнить? Согласен со многими неравнодушными: хорошие ли, постыдные страницы нашего или не-нашего прошлого забывать нельзя. Вспомнить, плохое осудить, а потом только прощать. И тогда, считаю, патриотизм очистится от пустой болтовни.

…На часах 10.24. На сцену поднимается, как его представил директор Зубарев, «покровитель нашего движения», председатель Надеждинского отделения Всероссийской общественной организации «Боевое братство» (бывший военный комиссар), ветеран боевых действий за пределами границ России полковник запаса Виктор Янишев-ский. Зачитывается приказ за номером 22, и директор с полковником начинают вручать ребятам удостоверения. Владик Яковлев, Евгений Демиденко, Лиза Кваша, Вадик Орлов, Максим Меньшов, Лиза Машкова… Ребята подходят и подходят, боевой полковник говорит каждому только ему предназначенные напутственные слова. Всем до одного — 22 кадетам. Есть! И они хором под бравурный марш исполняют Гимн кадетов. Лихо исполнили! Подстраивались под Академический хор имени Александрова. Сергей Владимирович с видимым удовольствием поздравляет новоиспечённых кадетов. И уступает место у микрофона Виктору Ивановичу.

- Очень рад, что ЭТО случилось! Рад, что нашего полку прибыло. И я опять вспоминаю. Память моя при мне. Вот она где, — достаёт из кармана полковничьего кителя погон красного цвета. — Я окончил Уссурийское суворовское училище, потом мой сын, потом внук. И горжусь тем, что я, обычный мальчишка, родившийся в шахтёрском посёлке Тавричанка на улице Суханова, свою жизнь посвятил военной службе… Если вы где-нибудь, путешествуя за границей, услышите пренебрежительное «А-а-а, русские, вечно вы…», отвечайте на это с гордостью. Да, мы -русские! Да, у нас другой менталитет: мы любим свою Родину. А её надо защищать!

Вот и всё, коротко и ясно. Попросили и меня что-нибудь сказать. Что я такого особенного мог сказать? В Анголе, как Янишевский, три года не служил, африканцев не инструктировал, как надо воевать.

Три года отслужившему в Сибири, мне оставалось лишь добавить малюсенький, вроде как бытовой, эпизод. Призвали в армию, чересчур активно провожался — перелом. Больница. А после больницы заявился 27 декабря в военкомат: берите меня в армию, я вот он, вылечился, никакой не урод… «О-о, парень, ты опоздал! Призыв окончен, приходи на будущий год».

Директор школы объявил всем присутствующим:

- У нас, не забыли, очередная акция «Посылка солдату»? Уже завтра мы приготовленные посылки передадим в авиаполк.

Ребята-кадеты перед всем залом исполнили ещё танец. Танец начали ветераны кадетского движения десятиклассники Вика Горбачёва и Аркадий Киселёв. Дальше — больше. Кадет-десятиклассник приглашал на танец кадет-ку-шестиклассницу, а потом и все стали танцевать. Зал — родители, учителя, школьники — аплодировал. Ученики в зале гордо поглядывали на меня с фотоаппаратом, дескать, знай наших.

10.48, вынесли знамя.

10.53, снимок на память.

Вот оно, господа-товарищи, патриотическое воспитание. Не болтовня, не уроки мужества раз в полгода. Наглядно. И с душой.

Взять хоть эти посылки. Не потому, что солдаты там голодные. Просто оттого, что там же не какие-то легионеры — плоть от плоти, кровь от крови своя армия.

И назавтра, с утра 23 февраля, за мной заехал Виктор Иванович. 15 минут, и мы в 22-м гвардейском Краснознамённом истребительно-авиационном полку военно-космических сил и противовоздушной обороны. «Покровитель» с ребятами из 4-й тавричанской школы наведывается в эту воинскую часть уже с 2013 года. У них шефские связи. На этот раз всё получилось максимально быстро. Без ребят-кадетов. Только мы с Янишевским. Встретил нас замполит подполковник Виктор Табарин, с ним ещё командиры.

В окружении казарм — плац. Свежо и морозно. Плюс положенный в феврале бодрый ветерок. Выгрузили, сложили на большой стол в картонных ящиках посылки. В посылках — где книги положили солдатам, где конфеты, печенье, бритвенные приборы и многое другое. Бойцы стали выстраиваться. Сначала они мне показались мешковатыми. Лица пунцовые от мороза и ветра, а сами какие-то… Оказывается, у них (по крайней мере, в этом роду войск) нет сейчас парадной формы, а та, что была на солдатах — зелёная, крепкая и, безусловно, удобная и тёплая — несколько топорщилась, шапки-ушанки закрывали уши и по самые глаза. Одним словом, не на парад в такой форме ходить. Служить, воевать — да. Кстати, о войне. Участвовали и из этого полка в боевых действиях в Сирии. На базе Хмейним. Как мне сказали, в том числе, и из пожарного подразделения полка специально были посланы люди, и с их помощью там было создано сводное российско-сирийское противопожарное подразделение.

Виктор Иванович снял гражданскую куртку и явился перед строем солдат полковником Янишевским, с полным бантом наград на груди. Хорошо поставленным командирским голосом сказал ребятам свои поздравительные слова. И о том, что «страна наша будет заботиться о вас. Вы только храните ей верность».

Прошли мимо нас строем. Орлы! Через минуту подполковник Табарин на мой вопрос, откуда ребята-срочники, сказал, что все с Дальнего Востока. Ну да. У дверей штаба тот же вопрос невысокого роста солдатику с характерным разрезом глаз.

- Я — Сергей Петров, из Якутии.

Пётр ТЕЛЯКОВ, пос. Соловей-Ключ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники