ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Виктор Николаевич Блиндарь родился в 1949 году в селе Константинова Спасского района и был третьим ребёнком в семье. Мама, Татьяна Тимофеевна, работалатрак-тористкой. Отец, Николай Николаевич,- танкист, дошёл до Берлина. Вернулся с войны с боевыми орденами и медалями на груди и с изрядно подорванным здоровьем (два ранения и контузия).

Ребятишки любили слушать его рассказы о войне. Он вспоминал друзей, бои, но старался уберечь их детские души от страшной правды. Нет, не стоит малышам знать, как ложится, будто скошенная огромной косой, пехота под убийственным огнём. И как заживо горят в танке молодые красивые парни, а ты знаешь, что ничем уже помочь им не можешь. И, размазывая по лицу чёрные от копоти слёзы, рвёшься в яростную атаку, ловишь в прыгающее на ухабах перекрестье прицела фашистского «Тигра»…

«Это очень страшно, дети, — война. Но разве могли мы оставить родную землю на поругание?». И, как молитву, как заклинание, тихо произносил: «Дай вам Бог мирной жизни, чтобы никогда не выпала на вашу долю война»…

Страна возвращалась к мирной жизни. Отменили хлебные карточки. Бывшие солдаты осваивали мирные профессии. Подрастали дети.

Надо было думать об их будущем. В 1955 году семья переехала в Спасск: в городе, считал отец, у ребятишек больше возможностей для учёбы и развития. Виктор учился в школе № 7, ходил в танцевальный кружок, занимался боксом, жадно читал.

Любовь к технике — это уже семейное. После 11-го класса пошёл в лесхоз водителем, потом — на мясокомбинат, где работал отец, обвальщиком. Добросовестного и ответственного паренька руководство предприятия хотело было послать учиться. Однако родители воспротивились. «Кто будет сено косить?» -спросил на семейном совете отец. Вопрос казался чисто риторическим. Без помощи взрослого сына отцу уже вряд ли обойтись. Хотя, если честно, Виктор мечтал стать лётчиком, а не технологом пищевой промышленности…

А пока перешёл работать на автобазу «Примкрайсель-строя» на крупнотоннажные машины — цементовозы, «колхиды».

Полученные навыки пригодились в армейской службе — Виктор стал ме-хаником-водителем БТР в Иманском (ныне Дальнере-ченский) погранотряде.

И уже перед самым увольнением в запас его настигла война…

…В ночь на 2 марта 1969 года 300 китайских военнослужащих скрытно заняли остров Даманский и оборудовали там замаскированные огневые точки. Для поддержки нарушителей на китайском берегу были сосредоточены позиции безоткатных орудий, крупнокалиберных пулемётов и миномётов. Здесь же дожидалась своего часа пехота общей численностью в 200300 человек.

Утром провокаторы в упор расстреляли направлявшихся к ним советских пограничников во главе с начальником погранзаставы Нижне-Михайловка старшим лейтенантом Иваном Стрельниковым. Пограничники, возглавляемые оставшимся в живых командиром — младшим сержантом Юрием Бабанским, — залегли и вступили в ожесточённый бой с превосходившими силами китайцев. Вскоре к ним на помощь пришло подкрепление на бронетранспортёрах во главе с начальником соседней заставы Кулебякины сопки старшим лейтенантом Виталием Бу-бениным.

При поддержке миномётного огня со своего берега китайцы закрепились за насыпью на острове и вновь вынудили советских воинов залечь.

Но Бубенин не отступил. Он организовал новую атаку на бронетранспортёрах -обойдя остров, вывел свою маневренную группу во фланг китайцам и заставил их отступить.

Утром 15 марта китайцы вновь перешли в наступление. Они довели численность своих сил до пехотной дивизии, усиленной резервистами. Атаки методом «людских волн» продолжались в течение часа. После ожесточённого боя китайцам удалось потеснить пограничников. Тогда для поддержки оборонявшихся советских воинов в контратаку двинулся танковый взвод во главе с начальником Иманского погранотряда (в него входили заставы Нижне-Михайловка и Кулебякины сопки) полковником Демократом Леоновым.

Из-за плотного огня противника контратака потерпела неудачу. Головной танк, в котором находился Леонов, был подбит, а сам полковник, пытавшийся выбраться через верхний люк, погиб. Двум другим танкам всё же удалось прорваться к острову и занять там оборону. Это позволило советским солдатам ещё два часа продержаться на Даманском. Наконец, расстреляв весь боезапас и не получив подкрепления, они покинули остров.

Неудача контратаки и потеря новейшей боевой машины Т-62 с секретной аппаратурой убедили, наконец, советское командование в том, что необходимы более решительные действия.

Тогда в дело вступили силы развёрнутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии (в том числе 375-й полк тяжёлой гаубичной артиллерии и отдельного реактивного дивизиона БМ-21 «Град»), которым был отдан приказ открыть огонь по позициям китайцев на острове.

Это был первый случай применения в бою ракетных установок «Град», удар которых решил исход сражения. Буквально за минуты значительная часть китайских солдат на Даманском (более 700 человек) была уничтожена огненным шквалом.

В семейном архиве Виктора Николаевича хранится почётная грамота Военного совета Краснознамённого Дальневосточного военного округа «За образцовое выполнение воинского долга и участие в решительном пресечении вооружённой провокации китайских властей на советско-китайской границе в районе острова Даманский в марте 1969 года».

Среди снимков того времени — очень ценная фотография с благодарственной надписью на обороте от начальника штаба РВиА в/ч 92910 майора Задорожного «Отличному механику-водителю командного пункта начальника РВиА в/ч 92910 в память о боях по защите государственной границы в районе о. Даманский».

Сам Виктор Николаевич рассказывать о даманских событиях обычно отказывался. Как-то обмолвился, что в разгар боевых действий, когда свист пуль над головой стал нестерпим, ему вдруг явственно послышалось протяжное пение матери, известной на всю округу певуньи.

В БТР, которым управлял Виктор Блиндарь, находился передвижной командный пункт. В семье известна история, как жизнь Виктору и экипажу спас… пень, на который наехал БТР и приостановился. Если бы этого не случилось, их бы накрыло снарядом, который в тот момент взорвался прямо по пути следования БТР. Механик-водитель был контужен, но уцелел.

После прохождения службы Виктор вернулся в Спасск на прежнее место работы.

И тут судьба вновь свела его с будущей женой, Валентиной. Он уже и не помнил ту девчонку, с которой вместе учился в 7-й школе. Да и как было узнать её в статной красавице? К тому времени девушка окончила ПТУ в Уссурийске и вернулась в Спасск дипломированным мастером пошива.

Жили трудно. Тогда никто и не думал давать «да-манцам» жильё. Купили домик в центре города, но в зоне затопления речкой Кулешовкой. Отремонтировали, как могли. В семье уже подрастали двое сыновей.

Старая контузия дала о себе знать, и, не дожив и до 50 лет, Виктор Николаевич умер от тяжелой болезни.

Двадцать лет прошло, а для Валентины Григорьевны муж до сих пор жив. Жив в её памяти. Она бережно хранит фотографии тех лет, сотрудничает со Спасским краеведческим музеем. Администрация его выразила ей глубокую признательность за помощь в создании экспозиции «Кровавый снег Даманского».

23 февраля, 2 и 15 марта Валентина Григорьевна накидывает на плечи врученный ей местным советом ветеранов синий платочек — символ вдовства, горькой женской судьбы. Символ памяти.

Однажды потянуло её туда, где служил Виктор Николаевич. Хотелось посмотреть те места. И его БТР, который стоит сейчас в воинской части на постаменте. Поехала с детьми и внуками — но увидеть искорёженную боевую машину не удалось: попали во время отбоя, а ждать его окончания не могли, иначе опоздали бы на последний автобус…

Сыновья пошли по стопам отца. Оба — Евгений и Владимир — водители. Отец с детских лет учил их управляться с тяжелыми грузовиками. Наверное, выбор профессии — это тоже родовая память о деде-танкисте Великой Отечественной войны. И об отце — участнике Даманских событий.

- А внук мой, Сергей — копия Виктора! — Валентина Григорьевна улыбается. И только в уголках глаз набухают слёзы. В них — и радость, и боль воспоминаний.

В День Победы они, сыновья и внуки, встают в ряды Бессмертного полка с портретами отца и деда. А Валентина Григорьевна провожает их долгим взглядом. В нём — гордость за них, живое продолжение их рода, где мужчины «помнят званье своё». И — скорбь, которую можно не прятать от чужих глаз, потому что она в этот «праздник со слезами на глазах» становится общей…

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК

В нём прадеды и деды,
Отцы, мужья и сыновья.
На всех — одна Победа!
И слава вечная — одна!

Так пусть шакалий смолкнет вой:
Ведь снова, будто в бой,
Встают у нас над головами
Комбат, сержант и рядовой!

Ольга КУПЧИНСКАЯ,
г. Спасск-Дальний.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники