ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

О коррупции рыбы кричат молча

Следуй неумолимой логике бытия, в соответствии с которой мы приходим в жизнь, чтобы уйти из нее, с декабря прошлого года я перестал быть сотрудником ТИНРО. Но остаться в стороне от происходящего на тернейских реках не могу. Потому что за 40 с лишним лет жизни здесь я с ними сроднился. Нет ничего красивее и лучше их, пока не становятся они жертвами топора и рук тупого и жадного хапуги. И, наверное, по известному житейскому правилу «Век живи — век учись, дураком помрешь», я многого так и не смогу понять. Например, почему, попав в плавильный котел США, в новую для него жизнь, какой-то бывший эфиоп или папуас плачет, слушая гимн США «Янки дудл», чувствуя себя гражданином великой страны. Видя это, я не могу понять, почему русские, составляющие 80% населения страны, с более чем тысячелетней историей, не смогли стать нацией, политической силой. Сносит рассудок от непонимания, почему в моей стране нет гражданского общества, почему, за небольшим исключением, человекообразные, населяющие 1/7 суши планеты, являют собой равнодушное к своей родине, к своей судьбе и судьбе своих потомков стадо обывателей. Почему тернейцы покорно смотрят на истребление природных ресурсов, а значит, и условий для жизни в своем районе? И участвуют в этом. Почему в 600-тысячном Владивостоке на акцию против коррупции, которая уничтожает Россию, вышло чуть больше сотни человек?(Надо признать, что несогласных с террором явилось намного больше — около 2000, то есть, примерно 0,2% от всех владивостокцев.) Но остальных можно понять и простить: есть теплое, уютное стойло в двухкомнатной камере панельного муравейника, теплый офис для пребывания в дневное время, маршрутки для передвижения и супермаркеты с кормом и пойлом. Что еще нужно для счастья? И всё-таки неужели непостижимо, что коррупция — это вовсе не виноградники в Тоскане и дворцы, якобы принадлежащие Дмитрию Медведеву? Кстати, я считаю, что при небольшом росте у нашего премьера большое и доброе сердце. Ведь, сказав про отсутствие денег, он всё же пожелал крымским пенсионерам здоровья и хорошего настроения. Неужели нельзя понять, что коррупция — это та нечистая сила, которая присвоила не только ресурсы и почти всю экономику огромной страны? Эта мутная сила приватизировала само государство. Это человекообразные с увечным сознанием, что счастье — это деньги, и — да, их количество. Для них грабеж себе подобных — высшее наслаждение. Они в восторге от того, что лишили народ России здравоохранения, даже доступных лекарств, образования для способных детей, спокойной и обеспеченной старости. Это моральные уроды, которые запросто попирают Конституцию государства.

Вот к месту вспомнилось. В Индии проживают представители нескольких сотен наций и народностей, относящихся к трём разным семьям народов. Но при таком национальном и социальном многообразии в индийской конституции записано, что общественные интересы и цели являются первостепенными в сравнении с личными. А у нас либеральные извращенцы, забыв, что Россия — социальное государство, плюют даже на основы либерализма — права личности и верховенство закона, справедливости. Коррупция — это когда страховая компания отказывает тебе в выплате по ОСАГО и предлагает обратиться в суд. А это, как известно, время и деньги. А в суде тебя посылают… К адвокатам, которые тоже хотят денег. Коррупция — это казнокрадство. Телевизионные нечистоты — пример этому. Кое-где вымогательство денег у себе подобных стало обыденным явлением. Сын моего приятеля попытался жить в Краснодарском крае. Не смог и вернулся во Владивосток, потому что там всеобщая, сверху донизу коррупция — норма жизни. Простите, увлекся, наболело.

Эти заметки я пишу по другому поводу. Несмотря на пенсионный теперь статус, я остаюсь специалистом в области ихтиологии и рыбного хозяйства и, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом, обязан оказывать содействие органам правопорядка. И вот давайте представим случай, будто следователи попросили разъяснить ситуацию с выловом, скажем, 500 гольцов — мальмы и всего-то семи ленков и столько же кунджи. Рыба поймана в марте любительским способом, то есть удочкой из лунки. И хотя, по моему профессиональному мнению, да и по здравому, основанному на школьных знаниях смыслу, ущерб природе нанесен огромный, тернейские следователи, работающие по делу, будут смотреть на него с тоской. И я по своему многолетнему опыту тоже не вполне уверен, что наш самый гуманный районный суд, более гуманный, чем в фильме «Кавказская пленница», вынесет справедливый приговор. И это при том, что по степени тяжести нарушения Правил рыболовства и нанесения значительного материального ущерба, который оценивается по установленным правительством таксам, дело может быть вполне уголовным. Правда, для этого нужно обладать соответствующим кругозором и знаниями. Но, согласитесь, трудно требовать от судей или прокуроров, чтобы они знали «Общую теорию систем», усвоили «Экологию» Ю. Одума в двух томах, «Экологию особи, популяции и сообщества» М. Бигона и др. тоже в двух томах. Да еще знать тонкости биологии и экологии хотя бы десятка видов рыб и крабов, которые добываются в районе. В равной степени этого не потребуешь, хотя и надо бы (!), от адвокатов. Ведь они на голубом глазу неискушенного знаниями невинного дитя опровергают обвинение, якобы, ради оправдания своих подзащитных, а на деле, чтобы «обуть этих потерпевших» на «бабло». Как я подозреваю, вполне соразмерное сумме нанесенного обвиняемыми ущерба природе. Ну, а главное, что при экологической безграмотности защитников таких «потерпевших» дискуссии с ними превращаются в разговор со слепо-глухими. Попробуйте доказать такому увечному человеку, что мир полон красок и звуков, и он прекрасен. Наверное, обоснованно адвокаты требуют документальных подтверждений о состоянии численности популяций того или иного вида в реках в прошлом и настоящем. И им «по барабану», а вернее, выгодно, что с реорганизацией «рыбводов»уничтожена их ихтиологическая служба, а архивы с материалами многолетних наблюдений тоже уничтожены. Выброшены за ненадобностью. Ну, а то, что в качестве свидетелей в суды призываются «доценты с кандидатами», ровно ничего не дает. Скажет адвокат: «люминь», а ты, доцент, докажи судье, человеку незнакомому с технологией металлов, что это «алюминий». Дело житейское — кому какое дело, что доцент шесть-восемь лет жизни отдал на свою диссертацию, что он всю жизнь учится. Что научные работы жестко рецензируются и критикуются, то есть его квалификация проходит проверку научного сообщества. Судьям это не интересно.

Так вот подумалось мне вынести на суд читателей, как бы присяжных заседателей, суть дела, о котором заговорил. Во-первых, пойманные голечики — это молодь длиной менее 45 см, которая запрещена к вылову Правилами рыболовства при пресловутом спортивно-любительском лове рыбы. Обратите внимание, господа присяжные заседатели, среди 500 особей нет крупных, половозрелых рыб. Это означает, что в реке Максимовке, которая подразумевается в деле, их крайне мало. Ибо при нормальной возрастной структуре существующей пока в этой реке популяции мальмы они непременно попались бы на блесну. Ведь 500 голе-чиков ловили не один день, для этого по реке пройден не один километр и просверлена не одна лунка. И на фоне того, что в этой реке уже уничтожена, «спортивно-любительски» истреблена популяция хариуса, оцените ущерб, который наносит природному потенциалу реки продолжающийся лов рыбы. Подумайте, сколько могут стоить последние самочка и самец ленка в этой богатейшей когда-то рыбой реке? Их в сравнении с пятью сотнями мальмы в этом улове всего семь. Тоже маленьких. Детей, чтобы было понятно. Подскажу — у них нет цены, это генофонд. Биологическое разнообразие, сохранение которого является важнейшей задачей человечества. А уничтожение популяции — геноцид. Тяжкое экологическое преступление. Но, к сожалению, в нашем УК пока нет такого понятия. Если говорить попросту, то подумайте, могут ли маленькие дети восстановить численность народа? Ведь им для этого нужно еще вырасти, чтобы стать полноценными мужиками и здоровыми женщинами. А их при этом еще и уничтожают.

Законом о рыболовстве установлено: «Любительское рыболовство -это деятельность по добыче (вылову) объектов любительского рыболовства, объектов зарыбления, осуществляемая физическими лицами для личного потребления и (или) в рекреационных целях (туризм, отдых, спорт), в том числе и при проведении физкультурных и спортивных мероприятий официального характера». Так скажите своей совести, господа заседатели, вылов 500 голечиков — это отдых, «спорт для личного потребления»? Не видите ли вы в этом корысти?Потому что вкусная эта рыбка, кто понимает, платит хорошие деньги. По крайней мере, за килограмм «пеструшки», молоди симы (это около сотни штук), в Тернее любители отдадут пол-литра водки.

По части семи леночков, фигурирующих в этом деле, всё еще интереснее.

Это тоже молодь — дети. Про детей я сказал, но надо пояснить подробнее. Правилами рыболовства размер проходной мальмы, разрешенной к вылову, установлен в 45 см. Когда она становится половозрелой и уже один раз отнерестилась. Но в реках Приморья обитает еще и речная или жилая форма мальмы, которая не выходит на нагул в море. Допустимый размер жилой или речной формы, которую можно ловить в подзоне Приморье, 15 см. Только вот какое обстоятельство не учли чиновники, смастерившие Правила рыболовства для Дальнего Востока: за исключением нерестового периода молодь проходной мальмы и жилая мальма неразличимы. Не определена область распространения речной мальмы в Приморском крае, но о совместном обитании во многих реках известно. А явление это относится к малоизученной эпигенетике рыб. Для очень продвинутых адвокатов это явная находка. Поэтому об остальных огрехах Правил рыболовства умолчу. Ну а то, что среди такого количества мальмы в улове «любителей»не нашлось половозрелых особей, говорит об одном: популяция проходной мальмы в реке Максимовке находится под угрозой уничтожения. Вид же этот был и должен быть доминантным (основным по биомассе и численности) для рыбных сообществ североприморских рек. И штучное присутствие в улове ленка и кунджи на фоне сотен особей гольца тоже указывает на состояние их численности в составе сообщества рыб реки Максимовки.

Не появились ли у вас в разумных головах, господа присяжные, другие вопросы? Скажем, кто виноват в происходящем с реками Приморья? Что делать?Хотя бы в Год экологии в России? Помимо экологических пикников, на которые наши природоохранные чиновники горазды. Ответы есть, но им, радостным от запланированных мероприятий, они не нужны. Их бездеятельность — это та самая коррупция, о которой, наконец, заговорил народ. На один вопрос, который может возникнуть у присяжных, я отвечу. Почему, несмотря на огромный ущерб природе и государству — а это больше 120 тысяч рублей — это дело может быть похоронено. Потому, что законом запрещена продажа рыбы и рыбной продукции. А дарение — пожалуйста. Скажет браконьер, что ему выловленную рыбу подарил незнакомый прохожий, и всё… Вообще в нашем законодательстве много странностей. Вот, например, можно оскорбить чувства верующих, а над атеистами издевайся как угодно.

Я по-особому воспринимаю один эпизод в гениальном мультфильме «Ежик в тумане» Юрия Норштейна. «Извините, — беззвучно сказал кто-то. — Кто вы?» — «Я — ежик, я упал в реку… (рыба отвозит ежика к берегу). — Спасибо», — сказал ежик. — «Не за что»- (молча) ответил «кто-то»…

Люди должны быть благодарны рыбам, пожирая которых, они выжили и живут как вид. Но пришло время, когда они, немые, безмолвно кричат: «Что вы творите?!». У меня почти готовы заметки про некоторую мерзость нашей жизни, закончить которые не могу, потому что каждый день копилка информации о самоуничтожении человека пополняется новыми фактами. Хотя есть и другие примеры. Вот в той же Америке, которую многие не любят, общественные организации, то есть гражданские активисты, с эфиопами и папуасами в том числе, однажды добились прекращения строительства и демонтажа плотины на реке, которая стала угрозой существованию небольшой рыбки — улиткового дартера. Этот случай вошел в историю охраны природы. Жаль, что у нас нет эфиопов и папуасов, да и гражданского общества.

Игорь ПАРПУРА,
пос. Терней.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники