ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Некоторые итоги «скверной» тяжбы.

Рассеивается дым вокруг уничтожения сквера на улице Бестужева — восстановлена детская площадка, создаются будущие дорожки, на апрельском субботнике взамен уничтоженных посажены новые деревья и кустарники. Жители домов, более 13 лет боровшиеся с попытками ООО «Версат» депутата думы города Д.П. Сулеева захватить территорию сквера, выражают надежду на свою победу. Вроде бы всё становится на свои места, справедливость восторжествовала. Надо полагать, что из всего произошедшего как властями, так и бизнесом будут извлечены определенные уроки.

В орбиту «скверного» дела помимо бизнесмена-депутата Дмитрия Сулеева и жителей домов оказались вовлечены чиновники городской и краевой администраций, депутаты всех уровней — от думы городской до Государственной, прокуратура, суды, партия «Единая Россия» и общественность. Широкое освещение этого дела в средствах массовой информации дало хорошую возможность попиариться многим его участникам, тем более что впереди выборные кампании, перед которыми каждому будущему кандидату надо как можно заметнее засветиться.

О том, что же оказалось в сухом остатке, мы беседуем с профессором Аникеевым — постоянным и активным участником борьбы за сквер.

- Валентин Васильевич, какие выводы напрашиваются из тяжбы, которая вокруг сквера на Бестужева тянется с 2003 года?

- По большому счету, вся эта история показала, насколько несовершенна на практике система управления использованием земель города в интересах его жителей. Конфликт вокруг сквера ярко отобразил парадокс правоприменительной практики в России, выраженный формулой: «Жёсткость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения». Вот примеры.

Право на благоприятную окружающую среду в городе является неотъемлемым правом каждого его жителя. Оно гарантировано Конституцией России, федеральными законами и нормами, определяющими назначение и характеристики составляющих городской окружающей среды — ее комфортность, санитарно-гигиенические, экологические, социальные качества. Среди всех составляющих «благоприятности» среды для человека важное место занимают озелененные территории общего пользования — парки, сады, скверы, бульвары (применительно к нашему случаю далее для краткости буду использовать термин «сквер»). Подчеркну, что нормативные требования к этим территориям и правовые условия их использования определены федеральными законами — Градостроительным кодексом РФ, законами об охране окружающей среды, о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, а также Земельным кодексом РФ.

Таким образом, использование скверов возможно только в целях, определенных указанными федеральными законами и принятыми в точном соответствии с ними федеральными нормами и правилами (ГОСТ 28329-89, СНиПы, СП 42.13330.2011, СанПиНы). Муниципальные правовые акты — Правила землепользования и застройки, Правила создания, содержания и охраны зеленых насаждений должны чётко соответствовать федеральным законам и нормам. Во всех документах всех уровней власти на территории скверов запрещена или резко ограничена хозяйственная деятельность, прежде всего, строительство объектов, не относящихся к функциям озелененных территорий общего пользования.

Но у нас применение законодательных и правовых актов, регулирующих использование территорий скверов, осуществляется, в основном, исполнительными органами местного самоуправления, поскольку разрешительные документы на застройку земельных участков или уничтожение зеленых насаждений выдаются муниципальными чиновниками «среднего» уровня. (В нашем случае -руководители или уполномоченные ими служащие управлений администрации Владивостока.)

Вот тут-то и проявляется упомянутый выше парадокс о необязательности исполнения российских законов. Правовые нормы всех уровней запрещают строительство на территории скверов, а мелкий клерк, действующий на основании Положения о его управлении, выдает разрешающие документы на строительство в сквере и на уничтожение зелени. И не важно, почему он это сделал — по правовой малограмотности (значит, профессионально непригоден!?), по указанию вышестоящего чиновника или из-за мздоимства — выданный им вопреки нормам федеральных законов документ считается законным! Если к тому же такие «документы» без должной проверки обстоятельств их получения упоминаются в документах судов или надзорных органов (арбитражного суда и прокуратуры), они получают своего рода дополнительную легитимность. Именно такими «легитимными документами» обложился ООО «Версат» и его руководитель в вопросе уничтожения сквера на улице Бестужева.

- Выходит, в уничтожении сквера виновны, прежде всего, городские и краевые чиновники, а уж потом ООО «Версат»?

- Запачкались в уничтожении сквера и те, и другие, мы об этом не раз говорили в предыдущих беседах. Виновных в нарушении законов определяет только суд. Как специалист-градостроитель, я привожу доводы, которые, на мой взгляд, должны приниматься во внимание при решении вопросов, в том числе и судами. Коротко напомню, кем и какие, на мой взгляд, нарушения законов были допущены.

Итак, объектом конфликта является территория сквера -как важный элемент благоприятной городской среды, а не как обычный земельный участок. Территории или отдельные земельные участки, имеющие установленные на федеральном уровне признаки озелененных территорий общего пользования, должны быть четко обозначены в градостроительной документации городским органом градостроительства и архитектуры, поставлены на учет (паспортизированы) органом по охране окружающей среды и природопользованию. А управление дорог и благо -устройства обязано организовать благоустройство и озеленение территории города и содержать малые архитектурные формы в парках и скверах.

На деле эти органы администрации города не выполнили свои прямые обязанности (хотя зарплату чиновники получали немалую и исправно!), создали неразбериху в регулировании использования этих территорий. Более того, разрешая застройку сквера на улице Бестужева и уничтожение зеленых насаждений, они допустили прямые нарушения федеральных законов. К сожалению, эти нарушения не были своевременно выявлены и пресечены надзорными органами, в том числе и прокуратурой. Именно на прокуратуру возложен надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов.

Но если в муниципальных правовых актах либо других документах, связанных с предоставлением земельных участков, разрешением на строительство или уничтожение зеленых насаждений, не соблюдены требования упомянутых выше федеральных законов, такие документы должны быть признаны ничтожными с момента их принятия.

Сейчас по поводу уничтожения сквера вроде бы идет прокурорская проверка.

В этом конфликте прокуратуре надо проверять не только ООО «Версат», хотя именно оно является «стимулятором» коррупционного поведения чиновников, но и действия или бездействие этих чиновников — авторов «документов», выданных с нарушением законов. По итогам проверок в судебном порядке такие разрешительные «документы» надо признавать ничтожными. Это и даст возможность восстановить законность в подобных конфликтах.

- На встрече с журналистами еще в феврале начальник управления градостроительства и архитектуры Алла Шестерикова заявила: «Ранее во Владивостоке удалось сохранить сквер на Бестужева, 40. Мы искали правовые основы, чтобы сохранить сквер, и, найдя их, отменили разрешение на строительство. Юристам администрации уже удалось спасти ряд исторически сложившихся зеленых зон, которые в 2008 году были отданы под застройку прежним руководством города».

Значит, выдавая разрешение на строительство, они не «искали правовые основы», а когда скандал вышел почти на федеральный уровень, нашли их?

- Это показывает слабую профессиональную квалификацию и правовую грамотность чиновников. Они обязаны работать в правовом поле и «искать правовые основы» должны ДО того, как принимать те или иные решения, соответствующие законам.

Удивляет и то, что поворот в судьбе сквера произошел в лучших традициях советских времен: решение о восстановлении сквера принято на основании решения крайкома партии «Единая Россия», как раньше это делалось КПСС. Но партия — общественная организация, ее решения не имеют в данном случае никакой правовой силы. Это при КПСС было: не выполнишь ее указаний — «слетишь» с должности, да еще и партбилет положишь на стол.

Председатель Законодательного собрания края Александр Ролик охарактеризовал ситуацию так: «Формально, наверное, у Сулеева есть основания заниматься строительством. Но, как говорили классики: формально прав, а по существу — издевательство». Так есть основания или нет?

Губернатор сообщил «Вестям Приморья»: «Мне действительно удалось убедить депутата Сулеева восстановить сквер и детскую площадку. Я ему сказал, что не отстану и что будет в историю города чёрными чернилами вписано твоё имя. Слава богу, он добровольно согласился». Вот так «правовой» метод исправления допущенного правонарушения!

Как видим, власти признали, что юридически строительство магазина, по их мнению, вполне законно — во всяком случае, формально. Все необходимые документы и разрешения у застройщика есть. Но никто не стал разбираться, каким образом они были получены, почему городские чиновники их выдали в нарушение законов?

Удастся ли разобраться в этом прокуратуре — посмотрим. Ведь подобная ситуация не только со сквером на Бестужева, но и во многих других случаях с точечной застройкой и нарушениями генплана.

- Сквер на Бестужева Сулеев, видимо, восстановит под угрозой лишения членства в «Единой России». А что дальше?

- Дальше надо привести в точное соответствие с законами статус этой территории. Для этого, на мой взгляд, надо сделать следующее.

1. Расторгнуть договор аренды между департаментом земельных и имущественных отношений с ООО «Версат».

2. Исключить из реестра недвижимости объект незавершенного строительства «Магазин на Бестужева» ООО «Версат».

3. Объединить кадастровые участки 28 и 304 в единый с разрешенным видом использования — сквер. Уточнить границы этого участка либо с включением детской площадки в границы сквера (ею пользуются дети нескольких близлежащих домов) либо отнести ее к придомовой территории дома № 40 по улице Бестужева.

4. Отнести новый участок к территориальной зоне Р-4 (или, если так захочет город — к зоне Ж-5) и передать его в муниципальную собственность.

Это позволит окончательно определить правовой статус сквера и пресечь в дальнейшем возможности ООО «Версат» претендовать на этот участок.

Думаю, что из истории со сквером на Бестужева будут извлечены уроки и чиновниками, и бизнесменами, рвущимися на застройку скверов.

- Кстати, о скверах в генплане. Вице-губернатор края Эдуард Портнов заявил, что на генеральном плане Владивостока, который должен быть утвержден в конце этого года, появятся новые рекреационные территории: «Проделана большая работа, отобрано 389 зеленых участков площадью от 200 квадратных метров до 20 гектаров, которые в старом генплане находились в статусе, позволявшем застраивать эти территории. На 80 из них ранее уже выданы разрешения на строительство. Новый генеральный план Владивостока позволит остановить вал попыток точечной застройки городской среды, все парки, скверы и другие рекреационные территории получат статус территории Р-4, запрещающий какое-либо капитальное строительство».

Как вы, один из авторов действующего генплана Владивостока, оцениваете эти заявления?

- Губернатор правильно «дал разгон» за безответственное отношение к зелени города городским и краевым чиновникам. Они теперь стараются делать то, что должны были сделать в свое время. Это радует, хотя еще раз показывает низкую квалификацию соответствующих чиновников, не различающих виды зонирования территорий города. Градостроительным кодексом РФ установлено, что в генеральном плане производится функциональное зонирование территорий, а их градостроительное зонирование определяется в Правилах землепользования и застройки. Скверы и парки включаются в территориальные зоны рекреационного назначения (статья 35 п. 11 Кодекса), обычно их обозначают — Р-4. (Думой города в Правилах землепользования и застройки в статье 25.2 эти зоны почему-то названы территориальными зонами «Ж-5″ — скверы и парки жилых территорий.)

Так что после утверждения нового (или корректировки действующего) генплана Влади -востокского городского округа (ВГО) придется вносить существенные изменения в Правила землепользования и застройки и в карты территориального зонирования.

- В нашей предыдущей беседе («Утро России» за 20.04.2017. — Ред.) вы высказали претензии к краевым и городским властям, что они не привлекают специалистов и архитектурную общественность к обсуждению и профессиональной оценке градостроительных проектов и разработок. О чем можно говорить конкретно?

- Градостроительным кодексом РФ определены виды, стадии и очередность разработки градостроительной документации для развития городов — от генерального плана до проекта межевания и градостроитель -ного плана земельного участка. Организация их разработки -важнейшая задача краевого департамента градостроительства и городского управления гра

достроительства и архитектуры. Основа всему — два муниципальных правовых акта, принятые думой города: генеральный план Владивостокского городского округа и Правила землепользования и застройки ВГО. Мы уже говорили о том, что эти документы — не застывшие догмы, а «живые», в которые могут и должны со временем вноситься коррективы, как говорят юристы, «по вновь открывшимся обстоятельствам».

Хотя основные положения и решения действующего генплана ВГО 2008-2012 гг. не утратили актуальности за последние годы, но какие-то изменения в него вносить надо. Об этом мы говорили в прошлой беседе.

Предстоит рассматривать некоторые важные для градостроительства во Владивостоке предпроектные материалы. Это предложения ООО «Институт территориального планирования «Град» (г. Омск) по внесению изменений в генпланы и Правила землепользования и застройки Владивостока, Артёма и поселений Надеждинского и Шкотовского районов.

Это — разработки японской архитектурно-инжиниринговой компании «Никкен Секкей ЛТД» по реализации мастер -плана Владивостокского городского округа, предложения КБ «Стрелка» (Москва) и других организаций по благоустройству ключевых общественных пространств Владивостока.

Вице-губернатор края Василий Усольцев определил несколько объектов первоочередного строительства в городе с участием японских фирм. В их числе рыбный рынок, парковки в центре города, благоустройство зеленых зон, строительство малоэтажных экологичных домов.

Эти материалы требуют профессиональной оценки градостроительных решений. При всём уважении к коллегам из Омска и из японских фирм, они не могут учесть всё многообразие условий развития Владивостока. Поэтому нужно квалифицированное рассмотрение предлагаемых решений. По моему мнению (опыт подтверждает это), краевые и городские органы по градостроительству не смогут обеспечить такое рассмотрение без активного привлечения профессиональной общественности города.

Поскольку ряд полномочий муниципалитетов агломерации переданы администрации края, необходимо немедленно создать градостроительный общественный орган для рассмотрения упомянутых и иных предложений по градостроительному развитию агломерации, зоны Свободного порта Владивосток и ТОРов на территории Приморского края. Этот орган должен работать под руководством вице-губернатора края, в его состав следует включить ведущих архитекторов — членов Союза архитекторов России.

Для решения вопросов, касающихся только развития Владивостока, надо незамедлительно возродить работу Градостроительного совета города с учетом создавшегося положения в руководстве муниципалитетом.

Задачи по восстановлению роли градостроительства в управлении территориями, поставленные Госсоветом РФ и президентом России, требуют адекватных управленческих решений в городе и крае. Без этого указанные задачи в крае не решить.

- Спасибо за беседу.

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники