ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

И третье письмо президенту Владимиру Путину жителей сёл Тигровое, Фридман, полустанка «98 километр» о бедственном положении с дровами не побудило кремлёвскую администрацию всерьёз обратить внимание на заскорузлую проблему, непробиваемую девятый год на местном уровне. Очередной «президентский» ответ — всё та же чистая фикция: московские чиновники скопировали направленные им «оправдательные» отписки своих приморских коллег, сделали из формальных ответов «коллаж» и разослали его тем сельчанам, кто неоднократно подписал обращение президенту.

Почему всё идёт по замкнутому кругу? Как решить проблему, зашедшую в тупик? Где зарыты неодолимые «камни преткновенния» и как их сдвинуть с дороги?..

О лесах и дровах

История дела — вкратце.

В 2007 году вступил в силу новый Лесной кодекс Российской Федерации. Он сменил, как сказали бы политики, игроков на площадке лесопользования и перетасовал их полномочия. В ходе подготовки этого важнейшего документа каждый «денежный мешок» правдами и неправдами присасывался к несметным лесным богатствам. В итоге кодекс не был государственно выверен и выписан, пострадал люд неимущий — сельское население: его попросту отторгли от былого самообеспечения дровами, не говоря уже о деловой древесине, необходимой на хозяйственные постройки, — что дадим, тем и довольствуйтесь. Но не дают ничего.

Из своего советского предшественника кодекс всё же сохранил за сельчанами право — хотя замысловато и трудноисполнимо — быть с дровами. Но издаваемые в его развитие различные правовые акты, в том числе и ведомственные, от года к году это право усекали. А в начале 2016 года распоряжением № ЕК-07-54/1985 от 25.02.2016 «О рубке сухостойных деревьев и присвоении древесины ветровальных, буреломных деревьев» Рослесхоз и вовсе перекрыл селу доступ к дровам: запретил гражданам собирать в лесу даже хворост — под угрозой крупных штрафов и уголовного, до двух лет лишения свободы, преследования.

Новый Лесной кодекс антипатриотичен: российские леса отданы на расхищение коммерсантам — своим и чужим — через договоры аренды. И уплывают за границу. Кое в каких районах предусмотрительные муниципалитеты всё же оставили «буферную» зону — сохранили за собой прилегающие к населённым пунктам лесные массивы, что позволяет удовлетворять потребности местных жителей в деловой и отопительной древесине по государственным расценкам. Но таких хозяйственников — раз два и обчёлся. Да и их стараются вытеснить, чтоб не портили общую картину.

Вокруг Тигрового, Фридмана и «98 километра» исполнительная власть Партизанского городского округа учитывать нужды людей не стала, заменив их своим корыстным интересом: древостой сплошняком, до самых заборов, «сплавлен» арендаторам под коррупционную рыночную схему «дровяных» отношений с гражданами.

- Да ведь и колышек взять без спросу нельзя — забор подпереть! — сокрушается почти 90-летняя Римма Семёновна, старожил Тигрового. — До 2015 года ещё можно было самим выписать дрова на корню, в лесхозе, недорого. Нанимали людей, они пилили, привозили прямо ко двору. Брали по-божески, только за работу. А теперь? Хочешь не хочешь -покупай на рынке, втридорога, отдай последние копейки.

Для отопительных нужд сельского населения в Приморье в 2016 году краевыми властями было выделено 257 тысяч кубометров только бесплатной древесины. А на платное топливо установлен тариф: 780 рублей 63 копейки за куб на долготьё (на текущий момент). По идее, эта прежняя схема и должна была сохраниться. Теперь же арендатор «уступает» дровяную древесину (бесплатно и по тарифу) двум-трём жителям, якобы живущим вблизи деляны и остро нуждающимся в дровах. Те её заготавливают и продают домовладельцам по рыночным ценам, по 2-3 тысячи за куб, не предоставляя никаких платёжных документов. Инвалиды и пенсионеры — основное население сёл — не могут без соответствующих бумаг получить положенную по закону льготу. Но большинство и брать-то дрова по такой цене на свои пенсионные не в состоянии. Мёрзнут везде — в домах, в школе, одной на три села, но ведь и бани топить нечем. Стучатся во все властные структуры, доказывают: обеспечение дровами — коммунальная услуга, её должна предоставлять местная администрация. Именно так определяет и постановление правительства РФ № 239 от 7 марта 1995 года: «…услуги по реализации твёрдого топлива гражданам… подлежат государственному регулированию органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации». Ответы краевой власти гражданам сводятся к одному: вы правы! — обеспечивайтесь, кто вам мешает?! Но местная власть, давшая зелёный свет арендатору, не подпускает сельчан к лесу ни в какую. И только руки потирает. А ведь Лесной кодекс трактует: «Древесина, заготовленная гражданами для собственных нужд (в нашем случае двумя-тремя подставными лицами, — В.М.), не может отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами» (ст. 30, п. 4.1).

Организатор этой преступной схемы — местная администрация.

О бесплатных дровах никто уже и не помышляет. Люди добиваются покупки дров по узаконенной цене. Иначе для чего тариф? Но жителям навязывают дрова с рынка. Люди протестуют. Выпуская из котла пар, местные чиновники в лице главы ПГО Александра Зражевского и начальника отдела по делам Железнодорожного района Партизанска Валентины Васильевой, в чьём ведении сёла, прибегли к выдаче разрешений на сбор 2-3 кубометров хвороста (на сухостой запрет) по руслам ручьёв. Но пожилые люди под метровым слоем снега найти, добыть и вывезти из леса такие «дрова» физически не могут.

Доведённые до отчаяния, жители трёх сёл, объединившись, пишут президенту страны, взывая о помощи. А в лютые январские морозы вышли на улицу, требуя отставки Зражевского и Васильевой.

О неуважении к закону

В пятый раз за последние полгода газета обращается к дровяной проблеме сельчан-партизанцев. Четыре предыдущие публикации — «Как бы не вымерзнуть?», № 100, 29.12.2016; «Дрова возьмём сами!», № 5, 26.01.2017; «И президент не аргумент», № 11, 16.02.2017; «…А дров всё нет», № 18, 16.03.2017 — доведены до президентской администрации и местных властей, но не сдвинули дело с мёртвой точки.

Первые два письма Владимиру Путину за подписью 80 и 120 человек соответственно чиновников особо не всколыхнули. Оба президентских ответа писаны по шаблону, обращения сельчан переправлены приморскому губернатору и в краевую прокуратуру «для всестороннего рассмотрения и обеспечения верховенства закона».

Местные чиновники жителям и президенту направляли банальные отписки, надеясь, что к лету, с приходом тепла, люд успокоится. Но в деревне сани готовят летом.

Что изменило третье письмо?

Приморская краевая и Приморская межрайонная природоохранная прокуратуры начали разбираться, вникать в суть проблемы, спор народа с местной администрацией наконец-то «всесторонне рассматривать».

Первая сообщает: «…установлено, что вблизи с. Тигровой, с. Фридман имеются муниципальные леса, обследование, а также кадастровый учет которых администрацией Партизанского городского округа не проведен, что препятствует решению вопроса о выдаче разрешения для заготовки древесины на указанной территории» (№ 7/3-18-2017 от 28.03.2017).

Почему же партизанская администрация за восемь лет существования проблемы не провела кадастровый учёт ближних лесов, а предложила несколько лет назад тигровцам лесосеку за 70 километров от села, в труднодоступном месте, где без специальной техники не обойтись, заведомо зная, что этот вариант для пожилых людей неприемлем? Не потому ли, что в головах чиновников уже тогда витала преступная «коммерческая схема»? И теперь они в своих отписках цинично используют этот «добряк» как оправдательный довод: предлагали — отказались. В третьем президентском ответе сельчанам (подписанном всего лишь консультантом департамента обращений граждан и организаций В. Ицковичем) использованы ещё два инсинуированных момента из писем приморских чиновников: якобы лесосека выделялась и вблизи Тигрового, но люди стали рубить лес не там, где надо, и последовала аннуляция устного (?!) договора; представитель департамента лесного хозяйства Валентин Карпенко выезжал в Тигровое на совещание и убедился: село дровами обеспечено (но Васильева без зазрения совести показала ему вместо Тигрового благополучное село Бровничи!)

Вопрос: почему кремлёвская администрация, проводя план декриминализации Приморья, верит местным чиновникам на слово?

Пятью днями раньше партизанская прокуратура ответила редакции (№ 4ж-2017/1328, 22.03.2017): «В нарушение п. 4 ч. 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 №131-Ф3 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 131-ФЗ), организация населения твердым топливом (дрова), осуществляется надлежащим образом». Видимо,

следует читать «ненадлежащим». И далее: «По факту выявленных нарушений прокуратурой города 17.03.2017 главе администрации Партизанского городского округа внесено представление об устранении нарушений закона…»

В какие сроки предписывается устранение нарушений, не указывается, а значит, партизанской администрации можно не спешить. Она и не торопится. И так в каждом документе, от кого бы он ни исходил: никаких исполнительных сроков. Они выдерживаются только в отношении закона № 59 ФЗ (02.05.2006) «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Отвечают чиновники жителям вовремя. Но без сроков устранения нарушений закона эти ответы для граждан — пустые.

Ещё раньше, 28 января, администрация Приморского края распространила мажорный пресс-релиз: «Жителей приморского села Тигровое обеспечат дровами». В лютые морозы люди ждали: дрова вот-вот будут. Ведь сюжет прошёл по ТВ-каналу «Россия-1″, в программе «Вести: Приморье», а Валентин Карпенко обнадёжил: «Арендатор готов также рассмотреть возможность отказа от аренды лесных кварталов, наиболее близко расположенных к селу Тигровое, дав этим возможность местным жителям в будущем самостоятельно заготавливать древесину для собственных нужд». Но дальше «готовности» дело не двинулось. Вообще, слова «готов», «готовы» стали ключевыми в ответах чиновников, но за ними ничего не просматривается.

Приморская межрайонная природоохранная прокуратура, оставив хорошее впечатление о расследовании, также выявила обилие нарушений законодательных актов, допущенных администрацией Партизанского городского округа. Не всегда правомочно поступали и краевые власти.

О выявленных нарушениях свидетельствуют ответы обеих прокуратур жителям трёх сёл, редакции газеты «Утро России» и, надо полагать, президентской администрации. Как и когда нарушения будут устраняться? И явится ли «устранение» гарантией обеспечения таёжных жителей дровами к не так уж далёкой очередной зиме? Лето — время чиновничьих отпусков. Но вопрос вопросов: наступит ли ожидаемое кремлёвской администрацией местное «верховенство закона»? Ведь народно-президентская переписка об одном и том же неприлична. И продолжаться долго «не имеет права».

Скоро слово сказывается…

В третий раз я приехал в Тигровое. Мой первый вопрос к Эдуарду Сассу, активисту Общественного совета сёл, изначально ведущему переписку с властями всех уровней от имени сельчан, становится традиционным:

- Что изменилось со времени нашей прошлой встречи? Прошло около двух месяцев…

- А воз и ныне там! Хотя и краевой прокуратурой, и межрайонной природоохранной выявлены многочисленные нарушения законов как краевой властью, так и муниципалитетом в обеспечении сельских жителей дровами, сам факт того, что до сих пор не имеем возможности приобрести дрова по закону, лучшее подтверждение тому, что ничего не изменилось. Третий ответ из администрации президента даёт понять, что Москва нам помогать не собирается, расследование не проводит, а переправляет нам то враньё, что ей присылают краевые чиновники. Мол, вам выделяли лесосеку — вы отказались, вам разрешали рубить — вы рубили не там, к вам приезжали — дрова у вас есть. Чего же вы хотите?! Но об этом уже писали…

- Но ведь в начале весны в Тигровое приезжал депутат Законодательного собрания Приморья Александр Лось. Он видел: дров нет. Вопрос обсуждался на встрече с жителями, сообща были намечены пути его решения в самые кратчайшие сроки!?

- Да, он приезжал 22 марта, встречался с нами. Было много вопросов. Среди них и такой. Поскольку краем введена система подачи заявок на обеспечение дровами через Многофункциональный центр, каждый житель должен зарегистрироваться в публичной электронной очереди. Но население-то здесь пожилое, компьютеров почти ни у кого нет,

работать на них не могут. Да и операторы отвечают, что сайт плохо работает. Получается, что каждому из 500 жителей нужно ехать во Владивосток. Учитывая это, договорились, что всё сделаем через департамент лесного хозяйства. Подадим заявления в местную администрацию, их заверят, выпишут единую доверенность. Вопрос был согласован с Валентином Карпенко. Мы отпечатали 400 бланков типовых заявлений, заполнили, представили в администрацию села. Но краевая администрация разъяснила, что глава поселения может подписать доверенность в том случае, если в муниципальном образовании нет нотариальных контор. В Партизанске их три. Выходит, каждому жителю нужно ехать в Партизанск, тратить деньги на дорогу и доверенность, а затем везти заявку в департамент. Вся эта волокита обойдётся домовладельцу в 2400 рублей.

- Как же так? Чиновники согласовывают заведомо неприемлемые варианты, не потрудившись предварительно выяснить их проходимость?

- Сплошь и рядом непрофессионалы. Рядовые чиновники — исполнители документов — прыгают с места на место в поисках лучшей зарплаты. Люди не проходят ступени служебного роста. Многие не знают не то что законов, но и принципов административной работы. Но самое печальное, когда мы спросили, получим ли дрова к будущей зиме, нам ответили, что гарантии нет, ведь это очередь, в ней не только ваше село. И когда подойдёт ваш черёд, мы не знаем, сами следите. Я поехал в Партизанск. Только с третьей попытки — и то с посторонней помощью — удалось зарегистрироваться в публичной электронной очереди. Приезжал к нам 22 мая Кодин, заместитель главы администрации Партизанского городского округа Зражевского. Предложил подавать заявки раз в месяц в Партизанске, до августа. Пообещал выделить автобус. А как-то ещё можете помочь, спрашиваем, ведь зима не за горами. Посмотрю, говорит, цены на рынке, где дешевле — сообщу, покупайте.

- Угроза остаться без дров на следующую зиму есть?

- Если решать этот вопрос так, как сегодня, — вполне. Ведь за восемь лет наших обращений во все инстанции дело только усугубилось. А местная администрация злорадствует: раз жалуетесь, дров вообще не получите. Такая вот забота о народе.

- Через Вас, Эдуард Иосифович, осуществляется вся переписка с властями — все восемь лет. Вы вникли во многие законы. В чём, на Ваш взгляд, тормоз? Почему администрация президента уходит от решения вопроса? Ведь на местном уровне он не решается.

- С одной стороны, разнобой в законах. С другой — Москва, видимо, не хочет ввязываться в эту проблему. Ведь в стране всё везде поделено. Не секрет: Дальний Восток -кормушка москвичей. Сегодня существуют два взаимоисключающих варианта обеспечения населения дровами. Первый. В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 16 федерального закона № 131-ФЗ от 06.10.2003 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», организация в границах городского округа снабжения населения топливом относится к вопросам местного значения. В его развитие издано постановление правительства № 354 от 06.05.2011. Пункты 141-148 главы 15 определяют порядок продажи и доставки топлива населению. Предельные цены на дрова установлены департаментом по тарифам Приморского края. Но этот механизм не работает, потому что муниципалитеты не выделяют лесосек для заготовки дровяной древесины. Второй вариант полностью противоречит первому. Пункт 1 статьи 30 Лесного кодекса разрешает гражданам заготавливать древесину для отопления, возведения строений и иных собственных нужд. А пункт 4 этой же статьи гласит: граждане осуществляют заготовку древесины для собственных нужд на основании договоров купли-продажи лесных насаждений. Если в первом варианте дрова — коммунальная услуга, осуществляемая по особым правилам и предельным ценам, то во втором — куда свалили и дрова, и деловую древесину в одну кучу, — коммерческая сделка, допускающая установление рыночных цен.

Тигровое предлагает

Кому под силу разобраться в законодательных «наворотах»?

Тигровцы, шаг за шагом отстаивая право на достойную жизнь, разобрались. Их мнение: надо устранить разночтение в законодательных актах. Разумеется, не подменять этим требующим длительного времени устранением текущий процесс по обеспечению дровами к предстоящей зиме. С конкретной поправкой в Лесной кодекс меня ознакомил Эдуард Сасс:

Пункт 4 статьи 30 после слов «на основании договоров купли-продажи» дополнить в скобках: «кроме дровяной древесины». И добавить: «Лесосеки для заготовки дровяной древесины для нужд населения выделяют органы местного самоуправления (муниципалитеты)».

Хозяин — барин. Все рычаги власти в руках самой власти. Стоило Синдзо Абэ назвать Владимира Путина Владими-ром-другом, и японцы получили доступ к Южным Курилам. А нам наш президент — родной отец.

Владимир Владимирович!

Отдайте 500 бесплатных дальневосточных гектаров близлежащих к селу Тигровому лесов 500 местным жителям. Пусть они ухаживают за этим массивом, ведут промыслы, оберегают от пожаров, восстанавливают древостой, обустраивают пасеки и кордоны, заготавливают дрова, обеспечиваются пиломатериалами — словом, ведут своё таёжное хозяйство, отобранное у них в 90-х. Кроме них этот лес никто не сбережёт. И Вам гора с плеч, и им горе долой. Оживёт село.

Что Вам стоит?

Валерий МАЛИНОВСКИЙ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники