ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

К 85-летию Анатолия Александровича.

Прошлогодней весной мне посчастливилось встретиться с бывшим нашим первым секретарем райкома партии во Владивостоке. В предпенсионные годы его перевели на должность заведующего общим отделом крайкома КПСС. Период работы этого человека — памятная и интересная страница истории Чугуевского района, которому он отдал почти три десятка лет.

Лифт доставил на третий этаж, на площадке, опираясь на трость, идет навстречу Анатолий Александрович. По-дружески обнялись. В его двухкомнатной квартире расположились в зале — я на диване, он на стуле напротив — и вгляделись друг в друга. Не виделись давно. А если и встречались — только в его приезды в Чугуевку к другу Григорию Тимофеевичу Данченко, его преемнику, или на праздновании очередной годовщины района — да и то мельком. Времени у него мало, а друзей много.

- Пока ждал тебя, приготовил обед, сейчас перекусим, выпьем коньячку, для этого случая запасы сделал, — засуетился хозяин.

- Нет-нет, не беспокойтесь, -отказался я от обеда.

- Тогда давай чаевничать. Чай пить всегда полезно. И без возражений.

- Анатолий Александрович, а вы не похожи на прежнего строгого руководителя района. Кажется, расстались с очками? В них вы, по-моему, напоминали Юрия Владимировича Андропова.

- Очки мне теперь не нужны. Был близоруким, а к старости зрение восстановилось. Вот какие метаморфозы происходят в человеческом организме. Если бы так случалось со всем телом! А то смотри, на кого стал похож. На трость опираюсь, плохо хожу. Жалко себя, — и в шутку, и всерьез, как всегда, иронично произнес он. — Приходится смотреть на жизнь из окна квартиры. Куда это годится? Так хочется свободы и полета в край моей юности — в Чугуевский район, где багульник на сопках цветет и кедры вонзаются в небо. Помнишь эту прекрасную романтичную песню? А что касается Юрия Владимировича, то не только по твоему мнению, но и другие товарищи говорили, что есть во мне что-то андроповское. Честно скажу: эта некая схожесть придавала мне уверенности в правоте своих действий. Бывали и казусы. Ты же знаешь, что после Чугуевского района избрали меня в Дальнереченске первым секретарем объединенных горкома и райкома партии. На одном из совещаний шел разговор о шефской помощи совхозам в уборке овощей. Пришлось сделать одному из руководителей замечание: если он не изменит отношение к организации работы на овощных плантациях, расстанется с должностью. Не согласившись, стал он огрызаться: «не имеете права», «не смеете нарушать закон», «вы не сможете отстранить от должности». В зале установилась тишина, все ждали моей реакции. Я тоже молчал. Тишину эту с последнего ряда нарушил отчетливый голос директора лесхоза, работавшего раньше в Чугуевском районе: «Этот сможет!» Раздались аплодисменты…

И вспомнилось, как проводил Анатолий Александрович такие же совещания руководителей в совхозе «Долинный». Подведя итоги недели, представители шефствующих организаций во главе с директором совхоза и бригадиром овощеводческой бригады шли на поля и проверяли, как идет выборка огурцов и помидоров. И если, не дай бог, у кого-то на участках обнаруживались желтяки, то кому-то становилось жарко от ироничных слов первого секретаря. Всякое бывало. Но план выполнялся благодаря содружеству овощеводов и шефствующих предприятий, а продукция Чугуевского овощеконсервного завода пользовалась спросом во всей огромной стране. А что потом случилось, мы увидели воочию. Рассыпался совхоз, разрушился овощеконсервный завод, много бед пришло и на чугуевскую землю. Только теперь, спустя много лет, наши сельхозкооперативы и крестьянские хозяйства начали понемногу вставать на ноги.

Из истории района глазами журналиста. Ближе к осени 1966 года в Чугуевке встречали первого секретаря крайкома партии, командира партизанского соединения в Белоруссии во время Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза, знаменитого генерала Платона -Василия Ефимовича Чернышева. В торжественной обстановке он вручил коллективу Чугуевского леспромхоза орден Трудового Красного Знамени — за производственные достижения по итогам семилетки (народно-хозяйственный план страны 1959-1965 гг.). Принимал орден известный в крае директор леспромхоза Николай Маркович Токарский. Среди руководителей заметно выделялся широкоплечий мужчина в очках. Это был Анатолий Александрович Ашихмин, второй секретарь райкома партии, к тому времени успевший поработать в этом леспромхозе инженером производственного отдела, техноруком лесопункта «Синанча», секретарем парткома. В 34 года совершить такой карьерный взлет не каждому дано. Безусловно, и он причастен к высокой награде. Уже в то время его коллеги и друзья предсказали, что в недалеком будущем он — один из претендентов на пост первого секретаря райкома. И не ошиблись.

Спустя четыре года после того как Анатолий Александрович успешно окончил двухгодичную партийную школу при ЦК КПСС в Москве, коммунисты и избрали его первым секретарем. Тринадцать лет он руководил партийной организацией. Под его руководством Чугуевский район стал одним из самых динамично развивающихся в крае. В памятные пятилетки за трудовую доблесть и за успешное социально-экономическое развитие района он, Ашихмин, был награжден медалями Родины и орденом «Знак Почета».

…Слушать его — одно удовольствие, а забавные истории из разнообразной жизни сельчан — и подавно. Часта в его откровениях Синанча, где он набирался жизненного опыта, ума-разума, где до сих пор стоит клуб, фундамент которого размечал и закладывал с товарищами бывший технорук. Там его приняли кандидатом в члены партии.

В том медвежьем углу (а переименованное село сейчас так и называется — Медвежий Кут), по его словам, однажды и произошел бабий бунт, о котором теперь знают не многие. Ему частенько приходилось замещать начальника лесопункта. Как-то задержался в конторке, подсчитывая работу за день. Вдруг с криком прибегают женщины и приглашают посмотреть, что делается в сельской пекарне: «Пошли, пошли, очами своими увидишь». Вся компания — бегом к её окошку. В пекарне светло. И видно, как пекарь Ожога, не таясь, месит тесто, о боже… ногами! «Смотри, каким хлебом вы нас кормите!» «Вкусным, разве не так?» — отвечает технорук. «Да хлеб-то вкусный, — соглашаются, — но месит-то он ногами. С глаз наших его долой», — предъявили ультиматум женщины. Узнал Ожога о бабьем бунте и без слов, не попрощавшись, на следующий же день ушел из села. Через несколько часов его видели уже за Бреевкой — вёл корову по дороге в Чугуевку. Ну что ж, выход нашли — прислали другого пекаря. Прошло немного времени, как женщины вновь подняли бунт -новый пекарь хлеб печет плохой. Кричат, требуют: «Верните нам Ожогу, пусть месит хоть ногами, лишь бы хлеб был вкусным».

Из истории района глазами журналиста. Это в его бытность первым секретарем райкома КПСС в Чугуевку пришла железная дорога, появилась станция Ново-Чугуевка, вошел в строй действующих канифольно-экстракционный завод, выросли жилые микрорайоны этого завода и комбината «Пионер», микрорайон «Чапаевка» с одноэтажными домами для строителей. Открылось железнодорожное пассажирское сообщение Чугуевка — Владивосток, построены новые здания администрации района, суда, отделения Госбанка, районного отдела милиции, новая гостиница, Дом культуры, к 80-летию со дня рождения писателя-земляка — музей Александра Фадеева, на открытие которого осенью 1981 года съехалось около 150 советских писателей и журналистов. В это же время был прекращен молевой сплав древесины, длившийся десятилетиями, создана и укреплена строительная индустрия: в частности, много добрых дел на счету коллективов ПМК-2, Су-21, ПМК-1001, ПМК «Межколхозстрой», ПМК «Таежная», занимавшаяся строительством мелиоративных систем для сельского хозяйства. Это позволяло осваивать ежегодно по тем дорогим деньгам более 1,5 миллиона рублей.

- Анатолий Александрович, а как оказались в Чугуевке?

- Мои родители, отец Александр Поликарпович и мать Мария Даниловна, на Дальний Восток приехали из Орловской области в 1939 году по оргнабору. Мне тогда исполнилось семь лет. Поселились в Спасске. Тогда нужны были рабочие руки на строящийся цемзавод. После войны отец, демобилизовавшись

из армии, устроился кочегаром в котельную. Из четырех детей я старший. Школьные годы мои пролетели быстро и успешно. Получив аттестат зрелости, засобирался поступать на горный факультет в ДВПИ — его студенты получали большую, чем на других факультетах, стипендию. Вот причина моего выбора. Но отец строго сказал — надо работать. Я настаивал — хочу учиться. Мать поддержала. Тогда отец, махнув рукой, с горечью согласился. До сих пор слышу его слова: «Пусть едет, только я ему ни рубля не дам. Мне семью кормить надо». Конечно, было ему нелегко. Это я прекрасно понимал. И еще понимал, что придется учиться и деньги зарабатывать. Однажды в одной книжке прочитал японскую пословицу: «Если ты в молодости не испытал трудностей, то их стоит купить за большие деньги». В общем, сказал себе, что условие это для меня подходит.

- Но я вас знаю как инженера лесной промышленности…

- В выборе специальности со мной случилось неожиданное. Успешно сдав экзамены на горный факультет, не увидел своей фамилии в списках зачисленных. А у зачисленных ребят вступительные оценки ниже моих. В приемной комиссии посоветовали вопросы задавать декану или ректору. И выяснилось — мне прямо сказали об этом, — что ребята, принятые на горное отделение, из шахтерских семей, им и отдали предпочтение. А мне предложили открывшееся лесоинженерное отделение на строительном факультете. Сказали, что и стипендия там не ниже, чем на горном. И я согласился. Когда получил диплом, направили в Фудзино-Ноттин-ский леспромхоз в Чугуевском районе. К тому времени мы уже поженились. С Раисой мы дружили с первого класса, вместе и школу заканчивали. Много лет прожили в любви и согласии. Теперь вот живу без нее. Но она как будто всегда рядом. Да один и не бываю. У меня же трое детей, четыре внука и столько же правнуков. Бесценное богатство! Несмотря ни на что, надо радоваться жизни, беречь то, что у тебя есть.

- Завидный оптимизм. А бывают моменты, когда вы со счастливой улыбкой возвращаетесь в прошлое?

- В моем возрасте многое вспомнишь: и хорошее, и плохое. Но чаще хорошее — детство, юность и, конечно же, с улыбкой. Продолжу тему твоего

вопроса. Приказом директора я был назначен техноруком лесопункта Лужки в Нижние Лужки. Добирались долго. Сердечно нас встретил начальник лесопункта Василий Иванович Большаков. Познакомив с женой, заявил: «Жить будете у нас. Вот наша комната, вот ваша». Осенью, когда наступили первые ночные заморозки, мы вселились в домишко, похожий на амбар или склад. Мы с Раей были счастливы. С милым ведь и в шалаше рай. А она за мной готова была ехать хоть куда. Навели порядок, помыли полы, натопили печь, постель на полу расстелили… Ночью проснулись от странных звуков: шлёп… шлёп… «Включив» керосиновую лампу, увидели на полу огромных жаб — целое нашествие. Мы их выдворяем, а они вновь лезут. Потом часто вспоминали первую ночь в своей первой в жизни квартире.

Мы никогда с ним так долго не разговаривали, как в тот весенний день. Ему приятно было говорить о родном районе, где он прожил емкую, наполненную созиданием жизнь, где возмужал и стал умудренным политиком, для многих земляков другом и наставником. Ему повезло. В районе к тому времени подобрались прекрасные руководители, на которых он опирался в работе, с которыми, как сам подчеркивал, можно было горы свернуть. Добрым словом он поминал ушедших из жизни, интересовался жизнью здравствующих. Гордился теми, кто из гнезда райкома и райисполкома отправились в большой полет, выросли до краевых руководителей. Скромно промолчал только о супруге Раисе Николаевне, светлая ей память, которая была для него и верным другом, и соратником по партии. Земляки её помнят. Она работала учителем математики и завучем средней школы имени А.А. Фадеева. Отличник народного образования, заслуженный учитель РСФСР.

Анатолий Александрович и сегодня проявляет живой интерес к жизни района. Он постоянный читатель районной газеты, общается с главой района, председателем районного Совета ветеранов, директором музея Фадеева. Вместе с жителями района радуется достижениям чугуевцев и переживает постигшее стихийное бедствие. Интересуется судьбой известных ему людей. В районном Совете ветеранов Анатолия Александровича считают почетным членом, всегда советуются с ним по важным вопросам своей деятельности.

Пора было расставаться. В эти минуты он и подвел итог нашей беседы.

- Чугуевка — это малая родина моей семьи. Здесь мы с Раисой Николаевной нашли свое призвание в служении людям. Здесь родились и выучились в средней школе имени Фадеева наши дети. Здесь мы приобрели замечательных друзей и товарищей. Здесь мы познали семейное и человеческое счастье, теплоту и дружеское внимание наших земляков. Желаю им здоровья, благополучия в жизни и процветания в делах.

А мне тоже хочется закончить свое повествование с улыбкой. В редакторской юности по утрам, зайдя в кабинет, едва успевал снять трубку трезвонившего телефона и, обменявшись пожеланиями доброго здравия, ответить на вопрос первого секретаря, запомнившийся на всю жизнь: «Малышев, а ты хоть читаешь свою газету?»

Валерий МАЛЫШЕВ, Чугуевский район.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники