ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Опыт у Владимира Владимировича есть.

Как известно, на втором Восточном экономическом форуме (ВЭФ) премьер-министр Японии Синдзо Абэ предложил президенту России Владимиру Путину разработать мастер-план развития Владивостока. Эту работу выполняет японская архитектурно-инжиниринговая компания «Никкен Секкей». Для третьего ВЭФ, который пройдёт во Владивостоке в начале сентября, эта компания готовит презентацию концепции мастер-плана, которая на форуме будет представлена вниманию руководства России, Японии и Республики Корея. Днями главный проектный специалист японской фирмы Мацумура Сиэхиса в очередной раз был во Владивостоке и обсуждал с нашими специалистами вопросы, которые будут отражены в презентации.

Об этом мы и беседуем с участником этих обсуждений автором генеральных планов Владивостока профессором Аникеевым.

- Валентин Васильевич, японские специалисты уже несколько раз прилетали во Владивосток, чтобы согласовать свои наметки мастер-плана со специалистами края и города. Насколько это удалось?

- Дело в том, что заказчиком разработки мастер-плана выступает не город или край, а некий Фонд единого института развития в жилищной сфере. Видимо, этот заказчик сам не владеет ситуацией по развитию Владивостока и не дал японским коллегам нужной информации для работы. Поэтому их первые предложения к мастер -плану включали общие лозунги, мало учитывающие условия Владивостока. Лишь в процессе встреч с нашими архитекторами японские коллеги более или менее вникли в суть проблем развития города. В результате обмена мнениями они потом существенно конкретизировали свои «лозунговые» предложения.

- Какие ключевые положения намечается принять в мастер-план развития Владивостокского городского округа?

- Для сокращения острейшего дефицита пригодных к застройке жилых и общественно-деловых территорий предлагается вывести с северного побережья бухты Золотой Рог портовые и промышленные объекты, создав на их месте культурный и бизнес-хаб — инновационное ядро развития города.

Идея эта не нова — еще в 2008 году по заданию Центра судостроения и судоремонта был проведен конкурс на превращение этих территорий в зону общественно-делового и культурного назначения. Более того, началась и реализация этой идеи в виде благоустройства набережной Цесаревича, попытки использования высвободившихся зданий бывшего ДВГТУ для бизнеса. Но на пути её реализации — проблемы с использованием земельных участков и недвижимости, другие правовые вопросы.

Насколько удастся воплотить предложения наших архитекторов, поддержанные

В этом же направлении — предложение японских коллег о выносе торгового и рыбного портов из бухты Золотой Рог. Идея далеко не бесспорная, что резонно заметил генеральный директор ОАО ДНИИМФ Ярослав Николаевич Семенихин: «Владивосток всегда позиционировался как крупный порт России на Тихом океане. На какой же экономической базе будет в дальнейшем формироваться бюджет города? На одних услугах? Нужно иметь сбалансированную базу производства и услуг».

Так что японцы, видимо, идею выноса портов оставят в концепции мастер-плана, но не как первоочередное мероприятие.

Одной из «фишек» концепции мастер-плана японцы считают вынос нефтебазы из долины Первой речки и создание на этой территории нового центрального бизнес-района.

- Вопрос выноса нефтебазы ставился не раз. Помнится, что Главвладивостокстрой, где мне довелось работать, начал забивать сваи под строительство копии ленинградского Дворца спорта, а также строить съезд с Некрасовского путепровода. Почему же тогда не удалось решить эту проблему?

- Вы правы, в каждом решении об утверждении генеральных планов города, начиная с 1930-х годов — уже на протяжении почти 80 лет! — задача выноса нефтебазы ставилась, притом на самом высоком уровне — в постановлениях Совета Министров РСФСР в 1961-м, 1984-м и в 1989 годах. Поручения о выносе давались Госкомнефте-продукту РСФСР, союзным министерствам рыбного хозяйства и морского флота.

Эта нефтебаза имела три функции: распределительную, бункеровочную и перевалочную. Как распределительная она обеспечивала нефтепродуктами и ГСМ автозаправочные станции, промышленные предприятия и иных потребителей. Как бункеровочной ею пользовались суда торгового и рыбного флотов. Как перевалочная она обеспечивала нефтепродуктами нефтебазы на Сахалине (в Корсакове), в Магадане, в Петропавлов-ске-Камчатском, в Анадыре и Провидении. Важную роль она играла в снабжении нефтепродуктами и ГСМ многочисленных потребителей на побережье Камчатки и Чукотки.

Выполняя поручения СМ РСФСР, Госкомнефтепродукт силами института «Гипроспец-нефть» (г. Волгоград) начал проектировать распределительную нефтебазу в Артёме, рядом с мебельной фабрикой и фабрикой детского трикотажа, на выезде из города в сторону Находки.

Минрыбхоз и Минморфлот СССР должны были на паях построить новую бункеровочную нефтебазу в бухте Вампа-усу (Пяти охотников) южнее Большого Камня. Но из-за межведомственных неурядиц и проблем с финансированием оба эти проекта не были закончены, и указанные функции нефтебазы не были выведены из города.

Более удачно сложилось дело с перевалкой нефтепродуктов на севера. С вводом в строй Находкинского нефтепорта в бухте Чадауджа (Новицкого) танкерные перевозки в северные районы Дальнего Востока ушли в Находку.

Но многочисленные мелкие потребители ГСМ получали нефтепродукты в бочках. Для этого во Владивостоке в районе Куперовой пади действовал цех бочкотары завода «Металлист». Выпускаемые им стальные бочки заполняли нефтепродуктами на Первореченской нефтебазе, перевозили пароходами и пустыми бросали на месте. На берегах и островах Северного Ледовитого океана их скопилось столько, что вывозить еще придется годами!

Именно этот участок затаривания нефтепродуктов Первореченской перевалочной нефтебазы вынесли в Находку, а на его месте начали строить спорткомплекс, о котором вы и говорили. Но построить его не удалось.

Так в советское время удалось вынести лишь часть функций нефтебазы.

С развалом СССР ситуация изменилась, и характер работы нефтебазы определяют уже её хозяин и условия рыночной экономики.

Но независимо от этого её размещение не соответствует противопожарным требованиям и нарушает нормы ГО и ЧС, поэтому вынос нефтебазы по-прежнему очень актуален. Но он может состояться лишь при волевом решении высших органов власти.

- Как японские специалисты относятся к строительству ВКАД?

- Они понимают необходимость разгрузки улиц центра от потоков на полуостров Шкота и далее — ко второму мосту на Русский остров. Но идею строительства моста по Амурскому заливу длиной более 4 километров (по первому варианту трассы ВКАД из проекта института «Гипростроймост» Санкт-Петербурга) не поддерживают. По нашему мнению, более приемлемы решения отдельных участков трассы по второму варианту трассы ВКАД с учетом предложений фирмы Yooshin Consortium из Республики Корея. Во всяком случае, в концепции мастер-плана одним из первоочередных мероприятий должно быть строительство второго мостового перехода на Русский остров с полуострова Шкота на остров Елены и далее — на Подножье. При положительном отношении руководства России к идее строительства второго моста на Русский (а для реализации концепции развития острова, утвержденной недавно правительством России, без второго моста не обойтись!) есть возможность поэтапного строительства магистрали вдоль Амурского залива (ВКАД). Тем более что к этому проявляет повышенный интерес бизнес Республики Корея, президент которой намерен участвовать в третьем Восточном экономическом форуме.

Из других транспортных проблем Владивостока японцы поддерживают идеи строительства двух мостов через бухту Золотой Рог — низководного пешеходно-транспортного в створе бывшей Чуркинской переправы и высоководного (или тоннеля) между мысами Эгер-шельда и Чуркина для прямой связи полуостровов Шкота и Черкавского (Голдобина).

- Есть ли вопросы по концепции мастер-плана, которые остались как разногласия между нашими и японскими архитекторами?

- При той степени информированности наших коллег по проблемам развития Владивостока, которую они имели, приступая к работе, расхождения во взглядах были неизбежны. Ведь методы, приемы и нормы, которыми руководствуются любые зарубежные проектировщики, при работе в России далеко не всегда соотносятся с нашими правилами и нормами. Другая нормативно-правовая база, другие экономические условия, иная информационная база, даже другой менталитет, конечно, приводят к разночтениям и расхождениям в оценке ситуаций и выборе решений. И в этом нет ничего противоестественного.

Так, многие предложения наших японских коллег базируются на опыте развития мегаполисов, городов-много-миллионников, который практически неприменим в условиях Владивостока. Скажем, предложения по некоторым видам скоростного пассажирского транспорта, устройству уличных эскалаторов, изменению трассировки железной дороги, создания перехватывающих парковок, актуальные для Гонконга или Сингапура, явно не учитывают экономические условия строительства и эксплуатации во Владивостоке. Видимо, останутся они благими пожеланиями, хотя в определенных условиях некоторые из них могут быть реализованы в перспективе.

- Как можно оценить реальность японских предложений?

- Многое зависит от того, как воспримут презентацию концепции мастер-плана руководители стран-участниц Восточного экономического форума, прежде всего президент России.

Некоторые предложения не имеют явно выраженного экономического обоснования, но содержат высокую социальную или геостратегическую значимость. Если с этой точки зрения предложение заслуживает внимания, то реализация его зависит от политической воли руководства страны.

Владивосток уже получал два важнейших импульса в своем развитии — решение сделать его «нашим Сан-Франциско» Никиты Сергеевича Хрущёва в 1959 году и проведение в 2012 году саммита АТЭС по инициативе Владимира Владимировича Путина.

Будем надеяться, что третий Восточный экономический форум даст еще один мощный импульс развитию Владивостока.

- Дай-то бог! Спасибо за беседу.

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

ОТ РЕДАКЦИИ. Участие иностранных фирм в проектах по развитию Владивостока -полезное дело. Но они часто не знают всех наших особенностей и нюансов так, как знают их наши проектировщики, и уповать на то, что «заграница нам поможет» решать наши проблемы — наивно. Сотрудничать с зарубежными коллегами — можно и нужно, но «пресмыкаться перед заграницей» нам недостойно. Стране надо восстанавливать свой, частично утраченный либеральными реформами интеллектуальный потенциал. Об этом наша газета еще будет говорить.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники