ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Есть такой широко известный фотографический приём, позаимствованный из зарубежной практики: если хочешь на фотографии хорошо получиться, быть таким красиво улыбающимся, тогда надо произносить, тянуть англоязычное слово «che-e-se…» («сыр»). И всё, успех фотосессии обеспечен.

С недавних пор некоторые умники стали рекомендовать заменить слово «cheese» на слово «санк-ции-и-и…». Вроде как, фотографический эффект будет таким же. Я попробовал. Результат: видно, что человек пытается улыбаться, но всё это выглядит настолько неестественным, что никому такое фото показывать не хочется.

Вот так и не только со словом, но и с самими санкциями: мы можем сколько угодно говорить, что это не наше дело, и вообще, что санкции уже успешно преодолены, но в действительности, увы, это совсем не так.

Да, сегодня от наших чиновников уже не услышишь, как бывало в 2014 году, что это даже хорошо — санкции против России, потому что они нас только сильнее сделают, позволят диверсифицировать экономику и т.п. В большинстве своём реакция сегодня другая: раздражение.

Похоже, мало задумываются они и над тем, каким мог бы быть наиболее эффективный ответ на новые антироссийские санкции. Пока подход достаточно примитивный: они нам так, а мы против них вот это, по принципу «око за око».

Более грамотным мог бы быть другой ответ. Если экономика России не оказалась «разорвана в клочья» (именно так ошибочно характеризовал её состояние в бытность президентом США Барак Обама), значит, что-то в санкциях не то. Вот он, казалось бы, лучший ответ на антироссийские санкции: реальное ускорение экономического развития.

Но этого, увы, не будет. Проблема в том, что оказаться не «разорванными в клочья» ещё можно в условиях санк-ционного противостояния (вот оно — преимущество рыночной экономики, которая может в какой-то степени адаптироваться даже к внешним санкциям), но вот развиваться темпами выше общемировых — не получится.

Проблема, теперь уже ясно, долговременных экономических санкций против России далеко не в том, что не удастся привлечь какие-то инвестиции или технологии. Проблема, огромная проблема в том, что санкции (а где санкции, там и российские контрсанкции) не позволят эффективно реализовать те экономические реформы, которые планируются после президентских выборов 2018 года. Причём такой экономический эффект не осознаётся даже теми, кто эти санкции против России вводит.

Между тем, именно данный эффект является наиболее негативно значимым. Цена его может измеряться триллионами рублей ежегодно. И что всё это означает? Означает это простую вещь: санкции, санкционное противостояние в целом — это проблема, которую Россия никак не хочет признавать. Или опять будем говорить, что «не мы вводили санкции, не нам и отменять»?

Признание проблемы было бы уже шагом вперёд в урегулировании конфликта. Но пока даже намёка на такое изменение подхода к санкциям не видно. Так что ситуация, похоже, будет только ухудшаться.

Игорь НИКОЛАЕВ, экономист,
«Эхо Москвы».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники