ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

«В ней настоящий петербургский дух
Интеллигентно-честного успеха.
Эдита Пьеха — это Петербург.
А Петербург тире Эдита Пьеха!»

Эти строчки написал Юрий Стоянов. Впрочем, любят Эдиту Станиславовну не только в Питере. Мало кто из артистов может похвастать тем, что не утратил популярности за столько времени.

31 июля Пьеха отмечала, причем на сцене, не только своё 80-летие, но и 60-летие творческой деятельности. Разумеется, в Петербурге. И, как всегда, красивая и элегантная…

Бабушка была отшельницей

- Эдита Станиславовна, с каким настроением встречаете юбилей?

- Во всяком случае, настроение уже не 18-летней девушки, более зрелое. Созерцаю красоту как взрослый человек, проживший на этой земле очень много лет и повидавший очень много хорошего. Но и без плохого не обходилось.

- А на сколько лет вы внутренне себя ощущаете?

- Порой мне кажется, что мне 40 лет, а потом, что 60. Но только не 80. У меня мама умерла в 66 лет, папа — в 37. Братишка вообще в 17. Но зато бабушка, папина мама, прожила более 90 лет.

Она вела отшельнический образ жизни. Питалась тем, что находила в лесу, собирала грибочки, ягоды. Я по грибы и по ягоды не хожу, но питаюсь тоже немного -как птичка.

- Здоровый образ жизни, правильное питание продлевают жизнь.

- Я долгожителем быть не хочу. Вот писатель Даниил Гранин был долгожителем, недавно ушел. Про себя скажу так: сколько мне Боженька отпустит, столько и буду жить.

- Сколько еще хотите выступать?

- Этого не планируют. Я сейчас уже мало выступаю. Правда, побывала недавно в Башкирии, в Салавате, по приглашению одного заядлого поклонника, который уговорил чиновников устроить мой концерт. Концерт был хороший, и меня на сентябрь пригласили поехать по республике выступать. Но теперь это такие редкие гастроли, а раньше бывали по месяцу, по полтора. Сейчас публика разочаровалась, много «уцененных» артистов, никто не рвется уже так, как раньше было, на концерты. Но на мои выступления, слава богу, еще есть спрос.

«Учительница на сцене»

- Можете представить, что вы стали учительницей, как и хотели?

- Могу. Была бы женой шахтера (Эдита родиласъ во Франции в шахтерском городке Нуайелъ-су-Ланс, шахтерами были ее отец и отчим.Ред.) Детей бы растили. Жили бы бедно. Но я бы хорошо готовила, меня мамочка научила. Когда совсем не было еды, она готовила суп нихьт -суп из ничего (смеется). Все овощи, которые были, просто отваривала в воде. Помню, когда я уехала в СССР, брала в столовых по нескольку порций сразу. Сказалось голодное детство. Очень поправилась, на 10 килограммов. Когда приехала на каникулы, мама была в шоке: «Это таких поросят в Советском Союзе выращивают?» К счастью, я все скинула. Благодаря маминым супчикам и прогулкам в горах.

- То есть если бы не сложилось с эстрадой…

- Уехала бы в Польшу. Мой диплом гласил: «Учительница начальных классов». Я бы работала в школе и любила детишек. Но тогда со второго курса я уже знала: буду петь.

- Зачем же учеба? Все эти пятерки…

- Я всегда завершаю начатое дело до конца. Я получала двойную стипендию — как гражданка Польши от посольства и сталинскую -как иностранная студентка. Когда вышла замуж за Сан Саныча Броневицкого, меня этих выплат лишили — перестала быть иностранной студенткой, стала женой советского гражданина.

- Не жалеете, что не стали учительницей?

- Я стала учительницей на сцене. Я же преподаю -доброту, честность, внимание к людям. Благодарность. Вот мне выносят цветы, я всегда благодарю. Никогда не бросаю цветы на пол, как это делает молодежь. Им цветы дарят, а они складывают их на полу. Думают, что на пол можно, как это так? Я всегда — на рояль. Цветы — это продолжение чувств, чье-то внимание, желание доставить вам приятное. Берегите добрые чувства и горячие сердца.

- Судьба вам дала даже больше, чем вы мечтали?

- Конечно. В другой стране меня признали, полюбили совершенно чужие люди, мои слушатели. И то, что меня семья Броневиц-ких приняла как дочку, и мама, и папа. Я до сих пор перезваниваюсь иногда с братом Сан Саныча Женей. Он руководитель «Поющих гитар». Они уже седовласые старички…

Догадывалась об изменах

- Что считаете самым главным из того, что произошло с вами в жизни?

- Ну конечно, встреча с Броневицким. Он был моей первой любовью. Я же католичка, это грех — заглядываться на мужчин. А он меня так обхаживал. В общежитие приходил, даже когда не было репетиций. Стучался в комнату, а у меня кроватка была почти у дверей, заглядывал, подходил: «Я тебе конфетку принес». «Кара-кум» дарил. Он стипендию

получал нищенскую, денег у него много не было, на плитку шоколада не хватало, а на конфетку хватало. Потом его мама потребовала, чтобы он привел меня на обед: как же, студентка, в общежитии, что она кушает? Мама была очень добрая, сердце большое. Мы подружились с ней.

- Как вы жили в браке?

- Поначалу бедно. За концерт платили 5 рублей. Моя стипендия и то была больше. Но нам очень помогали родители Броневицкого. Потом ставки стали больше — 9-13 рублей за выступление. Богатства я не умела наживать никогда, даже в перестройку. Тогда мне платили 1000 рублей за вступление, хотя можно было брать и 2000.

Но я была такая счастливая: возила маме ее любимую сырокопченую колбаску, а отчиму — сало.

- Вы тогда ушли из коллектива и одновременно развелись с мужем…

- Да. Это было условие Сан Саныча: «Если уходишь от меня, то уходишь и из ансамбля».

- А от него почему ушли?

- Он увлекался женщинами, но всегда говорил, что любит только меня. А мне было обидно. Я сказала, что хочу, чтобы рядом со мной был мужчина, который будет любить только меня. И ушла.

- Вам «доброжелатели» доносили о его изменах?

- Я сама догадывалась. Однажды я перед сном гуляла, смотрю, его машина на соседней улице. Там жила незамужняя женщина, к которой он ходил.

- Вы устраивали скандалы?

- Нет, я терпела, а потом ушла. Я помню только хорошее — это мой девиз по жизни. Сначала я жаловалась свекрови. Она говорила: «Диша, ты понимаешь, все мужчины такие. Пусть гуляет, пока не нагуляется». Свекр был другого мнения, даже хотел поговорить с сыном по-мужски. Фактически он меня опекал, я называла его папочкой. Когда я училась заочно, сидела в библиотеке на Фонтанке, он привозил мне обеды туда. У нас со свекром была как будто телепатическая связь. Когда он умирал, я находилась на гастролях. В 7 утра услышала голос свекра: «Диша, все!» Как оказалось позднее, он умер именно в это время. А мама, Эрика Карловна, ушла из жизни очень печально — у нее был синдром Альцгеймера. Она не узнавала ни меня, ни сына, но прожила до 90 лет. Так я всех похоронила. Помню, когда мой папа умирал, мне было 4 года. Я стояла у гроба и поняла: «Тебя никто не будет защищать». Вот так я и живу, с таким убеждением.

- А муж? Ведь он же должен защищать супругу?

- Я очень любила Сан Саныча. Он был ниже меня ростом, но мужественно выглядел. Как он играл! Помню, мы после свадьбы поехали на мою родину. У нас в доме стояло трофейное пианино. Он начал играть польские мелодии. Мама услышала и сказала: «Боже мой, этот русский — прекрасный музыкант!» Жаль, подружиться они не могли: Сан Саныч не говорил по-польски, а мама — по-русски. Потом он уже не ездил со мной, ему было скучно.

- Разница в возрасте в шесть лет не мешала?

- Нет, я была взрослой не по годам. Я росла в военной Франции, училась в послевоенной Польше — все это дало мне огромный жизненный опыт. С Сан Санычем мы остались друзьями. Помню, я праздновала 25 лет на сцене. На концерте он был со второй женой, солисткой Романовской. Пришел за кулисы, обнял меня и сказал: «Я не зря на тебя столько лет потратил!» Я всегда учитывала все его замечания, иногда через слезы, но научилась тому, что нужно знать настоящей артистке.

«Второй супруг носил мои цветы балерине»

- Следующие ваши замужества были счастливыми?

- Второе и третье замужества не состоялись. Я придумывала себе влюбленности. После развода с третьим мужем раздала все его подарки, не хотела, чтобы что-то напоминало о нем. Он пригласил меня на какие-то посиделки и объявил гостям: «Посмотрите, я привел вам мою жену Эдиту Пьеху!» Я убежала и после этого с ним развелась. Поняла, что была ему нужна как декорация. И быстро с ним попрощалась. Теперь живу одна на даче, в лесу, с соснами, с туечками, елками, собаками и моими помощницами.

- Расскажите про второго мужа. Как вы в него влюбились?

- Он был бывший спортсмен, которого завербовали в КГБ, и он курировал «Ленконцерт». Сан Саныч, мой муж, дружил с ним и вечно приводил его к нам в гости. Они сидели за столом, выпивали, как положено у мужиков. И я на него глаз положила, мне он понравился. Получилось, что я ему позволила за собой ухаживать.

Бывало, что Сан Саныч где-то пропадает, а этот позвонит: давай сходим в кафе… А потом ему говорю: давай я уйду от Сан Саныча, поженимся. Это была моя ошибка, конечно. Бабы глупеют, когда видят красивого мужика. Ну, и я в том числе.

Я его сделала директором коллектива, все чин чином, казалось. А когда уходила на сцену, он с директором зала, где мы выступали, выпивал, это была его слабость. Но даже не это поставило точку в наших отношениях. Как-то после концерта я говорю: заберите цветы. А их, отвечают, уже забрал Геннадий Иванович. Потом спрашиваю его: «А где цветы?» «Ой, там старушка попросила…»

Выяснилось, что он был влюблен в балерину какую-то в Мариинке и мои цветы ей носил. Когда я это узнала, сказала ему: вон из моего дома. Он пришел в одних стоптанных ботиночках, в старом костюмчике, а ушел в дубленке и с полным чемоданом одежды. Но я его выдворила и знать не хотела больше.

- Нет идеальных мужчин…

- Да бог с ними, царство ему небесное. Вот видите, и второй муж умер, и Сан Саныч. После меня Броневицкий женился на Романовской, она стала солисткой ансамбля «Дружба». Она не скрывала, что тоже хотела быть Пьехой. Но у нее и не получилось, хотя она даже пела мои песни. Был какой-то концерт в Театре эстрады, она пела «Маму», «Огромное небо»… Ее освистали.

«Ругаю себя, когда никто не слышит»

- Перед концертом волнуетесь?

- Я умею усмирять свои чувства. Говорю им: цыц, на место. Мне надо быть в форме, никто не должен догадываться, что я волнуюсь или боюсь. После концерта всегда подытоживаю, что я хорошо сделала, что плохо — сама с собой. Ругаю себя потихонечку, чтобы никто не услышал (улыбается). А иногда говорю: «Ах, Пьеха, ты молодец, не ожидала от тебя». Себя саму по фамилии называю.

- Критичны к себе?

- А как же! Самовлюбленности ни капельки нету.

- Какой день был для вас самым счастливым?

- Каждый день. Если солнце сияет, он уже счастливый. Я так воспитана, что в жизни мне никогда много не нужно было.

Елена ЛИВСИ, «Комсомольская правда».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники