ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Этот клубок сплошных иголок появился в нашем дворе за полночь. Он как будто выкатился из-под гаража и испуганно замер, обнаруженный лохматым Прошкой, который звонко залаял на всю округу. На лай верного стража пришлось реагировать, и я вышел с фонариком на улицу. Ночь была темной и прохладной — дело шло к осени. Открыв дверь и прикрикнув на пса, подхожу к месту происшествия, где он чуть ли не срывается с цепи. Включив свет, увидел пришельца. Как ежик появился со стороны гаража у конуры, можно только догадываться — из лесной чащи ему пришлось прошагать немало метров. Неужели он не чувствует опасности: ночью возле усадьбы бегает немало безнадзорных собак, да и машины не редкость? И вдруг, когда я увидел, что Прошка не доел свой ужин, и меня осенило: вот оно что, дружок, так ты, наверно, голоден. А голод потопать заставит. Ничего, мы тебя, брат, приютим, накормим.

И, завернув ежика в рабочую куртку, устроил его на ночлег в гостиницу — летнюю кухню. Жалко же выпроваживать гостя в такую ночь, неведомо куда. Мы же, что ни говори, а соседи, рядом живем. Он ведь для семьи тоже где-то здесь избушку построил. А соседи должны жить в мире и согласии, выручать друг друга.

Вот что пишет об этом удивительном создании природы немецкий зоолог Альфред Брем: «…Медленно и довольно неповоротливо плетущийся семенящей походкой ёж постоянно обнюхивает землю, подобно ищейке, и тщательно исследует всё попадающееся ему на глаза… Если на ходу ёж услышит что-нибудь подозрительное, он тотчас останавливается, принюхивается и прислушивается. Причем можно убедиться, что из всех чувств у ежа обоняние является самым острым».

В справедливости этих слов я убедился в следующие дни.

Утром я нашел колючего дружка под курткой, которую для него и оставил. Позавтракал он яблоками, похлебал молока. А затем, освоившись, открылся на длину тела, встал на свои забавные лапки, видные из-под колючей шубки, и действительно потихоньку поплелся в сторону огорода. Однако, прошагав семенящей походкой несколько метров, изменил маршрут и в моем сопровождении потопал в сторону крепости, к лесу. Я его не останавливал, потому что, как говорится, насильно мил не будешь. Пусть идет к себе домой, там его ждут. Провожал его до тех пор, пока он, почувствовав свободу, шелестя листьями, проворно начал покорять высоту сопки. Подсмотрел, что не всегда у него плетущаяся походка. Скоро ёжик скрылся из виду.

Прошло два дня, две ночи. На третью, видимо, проголодавшись, притопал наш бывалый друг. Всё произошло так же, как и в первый раз. Залаял Прошка. У его лап при свете фонарика, неподвижно затаившись, лежал игольчатый клубок. И вновь лесной дружок ночевал в нашей гостинице. А на следующее утро для него был готов более калорийный завтрак. У высокого ильма, на котором я устроил кормушки для птичек и белок, боком поставил старый улей, поселил ежа в этот «комфортабельный номер» и угощал его вареной лапшой. Он уплетал ее, что называется, за обе щеки. А я в свое удовольствие фотографировал гостя за трапезой, а потом провожал сытого зверька в родные ему лесные пенаты.

И снова за окнами август. Уже заметно дыхание осени. Вот-вот деревья начнут сбрасывать листву, которая укроет избушку ежика — у него сейчас много работы, подготовка к зимней спячке. Может, перед долгим отдыхом вспомнит наше гостеприимство и по старой дружбе забежит на огонек. Приходи, дружок, накормим тебя на всю зиму!

Валерий МАЛЫШЕВ, с. Чугуевка.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники