ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Кто, если не мы

Если хочешь получить от коровы много хорошего молока, ее нужно досыта накормить и сделать так, чтобы в сарае было тепло и сухо. В этом убежден Евгений Мальцев, житель села Кремово Михайловского района.

Родился Евгений в селе Спасское, но всю жизнь прожил в Кремово. До армии он получил профессию водителя. Потом окончил Приморский сельскохозяйственный институт по специальности инженер-механик. Женился. Вместе с женой Татьяной Валентиновной они какое-то время жили в Уссурийске. Но потом вдруг, в одночасье, решили бросить привычную работу и поменять городскую суету на сельскую размеренную жизнь.

- Я ни одного дня в совхозе не работал, но сельское хозяйство люблю, — признается Евгений Александрович. — Наверное, это мне по наследству от деда перешло — он всю жизнь механизатором был.

Сейчас в личном подсобном хозяйстве Мальцевых 18 голов крупного рогатого скота. Дойных коров пока шесть, но в ближайших планах увеличение поголовья. Для этих же целей построится сарай на 160 кв. м.

Когда занимаешься животноводством, обязательно нужна стабильная кормовая база. Для этого в хозяйстве имеется 47 га земли. На арендуемых полях Евгений сеет овес, пшеницу. В этом году для эксперимента посадил немного сои. Специально под сенокос взял дальневосточный гектар. И не один, а целых шесть — для всей большой, дружной семьи: тестя, тещи, себя, жены и двух сыновей.

- Пять участков в ряд стоят, прямоугольником. Один — отдельно. Это земли бывшего совхоза «Кремовский». 20-30 лет они не использовались по назначению, местами заросли кустарником. В первый год будем раскашивать. Если будет нужно — заборонуем, задискуем и заново засеем многолетними травами. Поработаем пять лет, а потом оформим все в собственность.

Полевыми работами в хозяйстве занимаются мужчины. Пашут, фрезеруют, косят, сеют и веют. Когда начинается уборочная страда или приходит время сенокоса, на помощь приходят родные дядьки Евгения.

- Вся техника у нас еще советская. Принципиально не берем ничего японского, потому что если сломается, не наремонтируешься. Первый трактор мне жена подарила 9 лет назад, на 25-летие. С этого все и началось. Сейчас их уже семь штук. Есть комбайн под зерно, сеялка, косилка. Под сено -пресс, грабли.

Дойкой коров занимается теща Нина Борисовна Зубкова. Она с ними общается, как с детьми, и каждую знает по имени: Зорька, Верба, Вечерка… Жена работает в налоговой службе г. Уссурийска и помочь по хозяйству может только в выходные. Она внимательно следит за тем, чтобы родные вовремя платили налоги, помогает вести бухгалтерию. Кроме того, как признался Евгений, очень вкусно готовит. Старший сын Иван уже перешел в четвертый класс. Учится хорошо, без троек. С удовольствием помогает папе. Младший Захар еще маленький. В этом году ему исполнится только пять лет. Как и все дети его возраста, любит играть в мяч и кататься на велосипеде.

Когда-то тех, кто имел крепкие крестьянские хозяйства, раскулачивали и выселяли из родных мест. Но времена изменились, и сегодня именно за такими людьми, как Евгений Мальцев, будущее российских сел. За молодыми, активными, желающими трудиться на родной земле.

Николай МАГИЛИН, с. Кремово, Михайловский район.

Так можно и доброе дело убить

Сегодня на телевидении немало замечательных и необходимых нам по своему замыслу и значению общественных программ, а по сути, дискуссионных клубов -»Время покажет», «Первая студия», Право голоса , Точка зрения и других. Поначалу они вызывали большой интерес, побуждали размышлять, помогали быть в курсе внутренней и внешней политики государства. Но со временем ход дискуссий менялся, зачастую приобретая характер базарной перепалки и, естественно, интерес к ним стал пропадать. Всё чаще, не выдержав транслируемого ора, с раздражением приходится телевизор просто выключать.

Любая дискуссия, коллективное обсуждение любого вопроса должны проходить с соблюдением цивилизованных правил — личная культура участника разговора, взаимное уважение, умение вести диалог, спокойно и четко выражать свои мысли. Это ведь само собой разумеется? Но сегодня мы часто наблюдаем обратное. Участники дискуссии и ведущие этих программ позволяют себе перебивать, перекрикивать друг друга.

Базар на теледискуссиях уже вызывает раздражение, поскольку не дает вникнуть в суть темы, в суть вопроса. Порой кажется, что ведущий сознательно вдруг вбрасывает в ход обсуждения другую мысль, как грешат этим Пётр Толстой, Артём Шейнин, Роман Бабаян и другие, чтобы обсуждение конкретной темы увести в сторону.

Эти дискуссионные площадки нам необходимы, но такая организация всё больше оставляет их без внимания телезрителей, терпение которых кончается. И возникают вопросы, кому это нужно, кто в этом заинтересован, где берут говорунов без внутренних тормозов, без какого-либо минимума культуры диалога и культуры вообще? Может, и в самом деле это делается сознательно и специально, чтобы отвратить нас от подобных, в принципе воспитывающих, развивающих программ? Чтобы в итоге заменить их, как не вызывающих интереса у телезрителей, «Домом-2″ или «Давай поженимся»?

В целом по телевизионным программам создается впечатление, что наше телевидение за новомодными экспериментами растеряло способность просвещать, воспитывать, приобщать нас к национальной культуре. Всё больше чувствуется эффект обратный. Особенно в программах, адресованных молодежи, где в чести юмор много ниже пояса, а современная эстрада зачастую напоминает шабаш нечистой силы. Это же страшно, люди добрые!Для будущего наших внуков, для всей страны!

Как же так?Министр культуры у нас есть, а вот национальной культуры усилиями телеэкспериментаторов становится всё меньше. Телеэкран всё больше заполняется ее суррогатом. Резонный вопрос: почему эта опасность не беспокоит не только министра, но и всю нашу властную вертикаль?

Геннадий ЯСТРЕБОВ, г. Владивосток.

Достались лишь слезы

Уважаемая газета «Утро России»!

Очень бы хотелось, чтобы вы опубликовали, даже не знаю, как назвать, жалобу или крик души старой пенсионерки Альбины Васильевны АНДРЕЕВОЙ, 1938 года рождения, выросшей после войны в Ярославском детском доме, доживающей свою трудную жизнь. Хочу задать вам вопрос — почему в нашей стране большинство пенсионеров, «детей войны», так безрадостно доживают свои годы? Никому не нужны — ни государству, на которое работали, ни даже своим детям. После бандитского переворота молодёжи привили алчность. Именно так!Любым путём, даже перешагивая через близких людей, добыть своё благополучие. а мы, старики, как малые дети, жившие в другом веке, воспитанные совсем на других ценностях, всё ждём и надеемся, что нас поймут, о нас позаботятся.

Но увы! Очень печально доживать и отправляться туда с тяжелым сердцем. Может, поколение самых молодых когда-нибудь всё-таки поймёт и искренне, без фальши будет заботиться о стариках. И государство тоже. А пока именно так. Мне и многим достались лишь слёзы, одиночество и жалкие крохи за труд, которые называются пенсией.

С уважением к вам, что прочли моё послание. г. Владивосток.

Зачем же копья ломать

- Столько слов было сказано, столько копий сломано — и ничего не получилось!

- Зачем же было копья ломать? Я с самого начала не верил в успех.

Яростно спорить о чем-то, отстаивать свои убеждения, не жалея сил, бороться за что-то (причем чаще всего за то, что не стоит таких усилий) — вот что такое «ломать копья». Никто из нас, говоря о том, что на совещании «было сломано немало копий», не представляет себе сломанное копьё! Мы понимаем: это фигура речи, не более. С другой стороны, мы догадываемся, что корни ее где-то в древности, когда наши предки действительно ломали копья… Но когда и где?

Оказывается, историки языка много спорили о происхождении этого выражения. Польские фразеологи предполагали, что выражение «ломать копья» было связано с рыцарскими турнирами, где защищалась честь дам. Подобное выражение действительно есть в польском языке, но восходит оно к соответствующему немецкому, а то, в свою очередь, к французскому с таким же значением.

С другой стороны, языковед В. Мокиенко утверждает, что славянское «ломание копий» — это более древняя и жестокая традиция, чем рыцарские турниры, традиция борьбы «не на живот, а на смерть». Доказательства? Например, фраза из «Слова о полку Игореве»: «Ту ся копиемъ приламати, ту ся саблямъ потручати о шеломы поло-вецкыя». Кстати, некоторые исследователи и это выражение (приломити копие) тоже представляли как французское заимствование — и опирались при этом на необычность приставки при- в этом глаголе. Но нет, выражение исконное, оно часто встречается в летописях. Да и приставка при- сомнений в «русскости»не вызывает.

В общем, на Руси «копья ломали» издавна. Но при каких обстоятельствах? Как пояснял академик Д.С. Лихачев, копьё было «оружием первой стычки», и ломалось оно почти всегда (древко было именно деревянным). Так что «изломить копьё» значило первым принять бой. По сути, это был военный термин, который означал вступление в единоборство, личное участие князя в битве. И далеко не всегда со счастливым концом.

В этом смысле наши сегодняшние «сломанные копья» — те, что на словах, — детские игрушки. Да, было дело, копья ломали. Но все живы!

Марина КОРОЛЕВА, «Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники