ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Что сейчас приоритетнее — инициировать приток населения в макрорегион или предотвратить отток имеющегося в нём.

Введением в действие федерального закона о предоставлении земельных участков на территории Дальневосточного федерального округа (ДВФО) предпринята очередная кампания массового переселения россиян на восток страны. По мнению высокопоставленных государственных чиновников, народонаселение Дальнего Востока может увеличиться на несколько миллионов человек, а Приморья, в том числе, на 800 тысяч. Помимо освоения земельных ресурсов, переселенцы якобы создадут новые рабочие места, привнесут современные технологии и тем самым дадут новый импульс развитию аграрного сектора и экономики макрорегиона в целом. Насколько обоснованы эти ожидания и к каким последствиям может привести выделение дальневосточных гектаров? Об этом мы и беседуем с давним экономическим экспертом газеты Юрием РЫБАЛКИНЫМ, потомком одних из первых переселенцев на Дальний Восток.

Рыбалкин Юрий Георгиевич, генеральный директор Морской инженерной компании, член краевой трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношений, член наблюдательного Совета ТОР «Большой Камень». В 1990-1993 годах — заместитель председателя комиссии краевого Совета народных депутатов по экономическому развитию Приморья, председатель комитета думы края по экономической политике и собственности (1997-2002 гг.).

- Юрий Георгиевич, а какие побудительные мотивы привели ваших предков на Дальний Восток?

- Более 130 лет назад мой прадед по материнской линии, человек далеко не бедный, владевший постоялым двором в уездном городе Хотимске Могилевской губернии и своими лошадьми обслуживавший фельдъегерскую почту, собрав воедино многочисленных детей и внуков, обозом отправился к берегам Амура. К зиме добрались до Сретенска, где дождались весны, а летом, на плотах спустившись по Шилке и Амуру, достигли порта Поярково и осели в новообразующейся казачьей станице.

Сравнительно недавно мне удалось побывать на исторической родине cвоих предков — в родовом селе Беседовичи, пригороде Хотимска, где каждый третий носит их фамилию, на сельском кладбище преклонил колени перед сохранившимися надгробиями XVIII-XIX веков. Посетил и городской исторический музей, расположенный, кстати, в здании бывшего постоялого двора, где получил информацию, позволяющую ответить на поставленный вами вопрос, мучавший и меня самого.

Оказалось, что с 1870 по 1890 год население уезда уменьшилось с 42 тысяч человек до 23 тысяч: жители массово покинули насиженные места. Мой прадед был не одинок…

А причина крылась, с одной стороны, в малоземелье и его скудости (бедные суглинки), не позволяющем прокормиться крестьянству, а с другой стороны — в проводимой после отмены крепостничества государственной политике по заселению свободными, но безземельными крестьянами окраинных территорий. Раскрепостив 25 миллионов человек, государство вкладывало огромные материальные и финансовые ресурсы в переселение — по пути следования переселенцев обеспечивали провиантом, фуражом и кровом, а по достижении места назначения они наделялись несколькими десятинами земли и получали реальную материальную и финансовую поддержку на бытовое обустройство.

В результате переселенческих программ, проведенных в период после отмены крепостного права (1861 год) до начала Первой мировой войны (1914 год), около 10 миллионов крестьян было перемещено из европейской части страны на земли только Сибири и Дальнего Востока.

Земля в ту пору была кормилицей для подавляющего большинства россиян, численность городского населения в стране не превышала 20%, поэтому ради обладания этим источником жизни для себя и своих потомков люди и преодолевали любые лишения и расстояния.

- А сможет ли сегодняшняя переселенческая программа, сочетающая в себе выделение земли, установление особого экономического режима на части территории (ТОР, СПВ), выделение льготного ипотечного кредитования и возмещение финансовых затрат на переселение, не только предотвратить наблюдающийся в последние три десятилетия массовый отток населения, но и заселить дальневосточные территории?

- Земля как таковая для большинства россиян лишилась притягательной силы. За годы современной России с ее карты исчезло более 30 тысяч сельских населенных пунктов, более 40 миллионов гектаров некогда пахотной земли зарастают кустарником и бурьяном. И Приморье не является исключением: из 840 тысяч гектаров пахотной земли, которой оно располагало в 1990 году, в настоящее время ежегодно засевается едва ли половина, а остальная, имеющая реальных хозяев, не возделывается. Для подавляющего большинства аграриев она перестала быть кормилицей вследствие обесценивания их труда: в стоимости приобретаемых нами в магазине хлеба, круп и муки труд крестьянина оценивается не выше 10-12%, молока — менее 20%, мяса — не более 30%. Львиную долю стоимости крестьянского труда присваивают перекупщики и торговые сети, скупающие производимую продукцию по цене, близкой к себестоимости, а затем реализующие ее по спекулятивным ценам. Противостоять этому беспределу, творящемуся при полном попустительстве государства, мелкие крестьянские и фермерские хозяйства не в состоянии.

Поэтому переселенцам, приехавшим за дальневосточными гектарами, помимо немалого стартового капитала, необходимого для обустройства своего бытия и введения в хозяйственный оборот полученной земли, нужно иметь дополнительный стабильный источник дохода, получить который в условиях проводимой на территории края невнятной, разоряющей местный бизнес и приводящей к массовой безработице социально-экономической политики крайне проблематично.

А льготы, предоставляемые государством для нынешних переселенцев, ничтожны в сравнении с теми, которые получали приглашённые в 1960-80 гг. из европейской части страны в сельскую местность Приморья и Дальнего Востока, но и они не удерживали, не закрепляли людей на дальневосточной территории. Столкнувшись с суровостью жизни на восточной окраине страны, через год-два они в подавляющем большинстве возвращались в свои края.

В современных условиях Приморье, как и весь Дальний Восток, по качеству жизни еще в большей степени, чем раньше, уступает среднероссийским показателям. В частности, при наблюдающемся приросте инвестиций в экономику и увеличении прибыли индекс выпуска продукции и услуг по базовым видам экономической деятельности за пять последних лет упал на 20%, а реальные доходы населения только в 2016 году снизились на 7%, что значительно выше средних показателей по стране. Меры же социальной поддержки приморцев просто смехотворны по сравнению с западными регионами страны и практически, остаются неизменными по денежному эквиваленту на протяжении двух последних десятилетий, но тающими, как весенний снег, под воздействием инфляции.

Предпринимаемые правительством меры не в состоянии переломить третье десятилетие наблюдающуюся негативную тенденцию массового оттока населения из региона, поскольку ни установление особого экономического режима (ТОР, СПВ), ни выделение дальневосточного гектара не способно в обозримые сроки оказать позитивное влияние на рост качества жизни проживающего здесь населения.

Низкое качество жизни сводит на нет и возможности реализации программного переселения соотечественников из стран СНГ. Оно же является основным побудительным мотивом оттока наиболее активной части коренного населения.

Выделение дальневосточного гектара следует рассматривать лишь как одну из позитивных мер, которые должны быть осуществлены государством в отношении уже проживающего и не желающего мигрировать населения, а не как основной побудительный мотив для притока населения из европейской части страны.

- Тем не менее россияне проявляют повышенный интерес к дальневосточному гектару: в ДВФО уже получено 100 тысяч заявок на него, в том числе -около 40 тысяч в нашем крае. В частности, казаки Санкт-Петербурга желают получить 80-100 гектаров для компактного поселения. Имеются и другие коллективные заявки на 20-80 участников, что позволит владельцам таких гектаров рассчитывать на государственную поддержку в инженерном обустройстве осваиваемой территории. То есть возможность приобретения земли манит россиян, они желают найти ей применение, а это будет способствовать притоку народонаселения в Приморье?

- Между желанием получить бесплатный гектар и реальным переселением на Дальний Восток большая разница. Анализ межрегиональных миграционных потоков показывает, что основной обмен населения Дальнего Востока и Приморья в частности происходит с Центральным и Северо-Западным регионами страны, причем отток населения на эти территории вдвое превышает приток из них. И это вполне объяснимо, поскольку плотность проживания населения в Приморье, в 1,5 раза превышающая среднероссийскую, находится на уровне или выше плотности населения десятков областей вышеуказанных территорий, включая Псковскую, Новгородскую, Вологодскую, Кировскую, Костромскую, где качество жизни существенно выше, чем у дальневосточников, да и пустующих земель и порушенных деревень не меньше.

По сути своей, страна не имеет людских трудовых ресурсов для массового заселения дальневосточных территорий. Именно трудовых, поскольку в заявках соискателей дальневосточного гектара, особенно коллективных, прослеживается желание получить землю на побережье, вблизи водоемов, в охотничьих угодьях в тайге и использовать ресурсы этой земли для организации активного отдыха, включая охоту и рыбалку, а это не требует оседлого проживания владельцев и их домочадцев; можно воспользоваться и наемным трудом «аборигенов» или граждан СНГ.

Возможность пятилетнего бесплатного и фактически бесконтрольного использования земли такими владельцами неминуемо приведет не только к ее опустошению, но и к возникновению конфликтов с местным населением. Роста социальной напряженности нам не миновать, а реального притока мигрантов-соотече-ственников не видать!

В складывающейся ситуации необходимо не столько мечтать о заселении дальневосточных территорий, сколько проявлять усилия по предотвращению оттока местного населения, чего нельзя наблюдать, анализируя первые результаты реализации проектов ТОР и СПВ. Отсутствие осмысленного, долговременного, стратегического планирования социально-экономического развития приводит к хаотическому, конвульсивному размещению на территории производительных сил и производств, наделяемых льготами резидентов. В результате традиционный местный бизнес, осознанно складывавшийся десятилетиями, не только не стимулируется, но и угнетается и становится неконкурентоспособным. А ведь он нёс и пока несет ещё дополнительную, возложенную на него государством «почетную» финансовую нагрузку, удерживающую население на территории, — в виде выплат районных коэффициентов, дальневосточных надбавок, налогов на них, а также оплаты стоимости проезда и провоза багажа работникам и членам их семей к месту использования отпуска и обратно, которая применительно к Приморью ежегодно оценивается более чем в 200 миллиардов рублей.

Наблюдающееся разорение местного бизнеса в угоду пришлым «инвесторам» неизбежно приведет к колонизации территории и оттоку населения из нее, в лучшем случае, в метрополию — европейскую часть России.

- Ваши бы мысли, да в уши власть имущим! Хотя, если душа не болит, то и уши вряд ли услышат…

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники