ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Растем. Но не так быстро, как другие. В этом году доля России в мировом пироге снова уменьшится. В циклическом подъеме мировой экономики, подталкивающем нас вверх, все главные игроки нас опережают.

Ожидается, по прогнозу Международного валютного фонда, что глобальный ВВП вырастет в реальном измерении на 3,6 процента, валовой внутренний продукт США — на 2,2 процента, ЕС — на 2,3 процента, Китая — на 6,8 процента, Индии — на 6,7 процента. Отправилась в скоростной полет Прибалтика: в Латвии, Литве и Эстонии — плюс 3,5-4 процента за год. Нас обгоняет Казахстан: темпы роста — 3,3 процента.

Чтобы быть значимыми, пусть не великими, наш вес в мировой экономике должен быть не меньше 6-7 процентов (США — четверть глобального ВВП в текущих ценах, Китай — 15 процентов, Германия с ее 80 миллионами населения — 4,5-5 процентов). Тогда и рубль станет международным, и все флаги мира со своими прямыми инвестициями придут в гости к нам. Но мы пока отстаем от других экономических машин. В 2013 году доля России в глобальном ВВП в текущих ценах составляла 3 процента. Прогноз на 2017 год — 1,9. Если пересчитать ВВП по паритету покупательной способности, так любимому всеми, чтобы доказать наше могущество, то сжатие составит от 5 процентов в 2013 году до 3,2 процента в 2017 году. Это тоже данные Международного валютного фонда.

Полный вперед? Но как? Мы знаем, что уже сегодня у нас есть отрасли, растущие со скоростью 8-10 процентов в год. Оборонно-промышленный комплекс, зерновое хозяйство, фармацевтика — в этих отраслях «экономическое чудо». В зерне устойчивый рост от 70 миллионов тонн в 2012 году до 130 миллионов тонн, ожидаемых в 2017 году.

В фармацевтике в этом году прирост физических объемов к 2013 году больше чем на 60 процентов (Росстат). В 2010 году в России произвели за год всего лишь 2002 штуки металлорежущих станков. Очень мало. В 2016 году — 3857 штук (меньше 10 процентов их выбытия). Но все-таки рост в 1,9 раза.

Сырное чудо? Так ласкает слух — «зрелые сыры». Рост их производства в 2011-2016 годах в 1,4 раза. Тротуарная плитка? В 2,3 раза. Препараты для лечения сахарного диабета в упаковках? В 3,9 раза. То же, но во флаконах? В 18 раз. Полупроводниковые приборы? В 2 раза. Примеров масса.

Конечно, делаем скидку на эффект низкой базы и на приписки. Они неизбежны, когда есть административное давление — давай, расти! И все-таки жизнь показывает — вот они, чудеса сверхбыстрого роста. Но что же происходит в этих отраслях? В чем рецепты?

Ответ прост. Сегодня у всех случаев сверхбыстрого роста есть одно общее основание — государство. А точнее, костыли, которое оно подставляет, чтобы какие-то отрасли быстрее задвигались. Что за костыли? Там, где рост, — везде доступный кредит (через банки с госучастием), низкий процент по ссудам (за счет процентных субсидий из бюджета), списание проблемных кредитов и убытков (за счет докапитализации из бюджета или рефинансирования ЦБР, то есть непокрытой денежной эмиссии). Что еще? Компенсация части затрат компаний за счет бюджета, сильные налоговые стимулы (снижение налогов). Плюс сильно помогли девальвация рубля, антисанкции, смахнувшие конкурентов, и экспортно-импортное и таможенное регулирование, подвигающее к локализации производства. Плюс особые экономические зоны, территории опережающего развития, свободные порты — весь чемоданчик сильных средств, посвященных только одному — снизить налоги и административное бремя для роста в избранных местах.

А как расти регионам, в которых сегодня денежное опустынивание? Заветная мечта губернаторов — получить крупные федеральные проекты на своей территории. Это значит — деньги, инвестиции, стимулы к росту. Об этом они договариваются с центром. Как жить бизнесу? Мечта — госзакупки или как-то присоседиться к госкорпорации. Быстро растет доля компаний с госучастием в ВВП, в финансовых активах.

Кругом один бюджет плюс ЦБ России с эмиссией как подспорье. Вот это и есть «костыльная» экономика. Мы создали «костыли» — искусственное подобие нормальных рыночных условий в кредите, проценте, налогах, инвестициях за счет бюджета в отдельно взятых кусках экономики. И там дело пошло.

Какие последствия?

Мобилизационное управление экономикой, хотя и гораздо мягче, чем в старые времена. Устойчивый тренд к огосударствлению, к сверхконцентрации собственности и сверхцентрализации ресурсов в Москве. Неизбежно растущее административное давление на бизнес. Сужение конкурентной среды. Ограничение доходов и активов населения в его «торге» за ресурсы с государством. Рост носит надрывный, кусочный, субъективный характер. Он хрупок и легко прерывается ошибками и внешним шоками. А в итоге вместо роста — болтанка.

Такое цементирование экономики — тупиковый путь. Нет ничего лучшего, чтобы забыть об инновациях и начать отставать. Историей доказано сто раз.

Кажется, у нас снова перебор в том, как рулить экономикой. И снова очень нужен пусть медленный, эволюционный, но поворот. Какой? Отдавая должное форсированному росту «на костылях» (без него тоже никак), мы очень нуждаемся в том, чтобы сделать пару шагов назад в подмене экономики государством. Нормализовать рыночные условия для всех, а не только отобранных. Резко оживить конкуренцию. «Костыльная» экономика хорошо показала, что как только нормализуются кредит, процент, налоги, валютный курс, пошлины, административный пресс — бизнес и российские семьи ответят на это немедленным, сверхбыстрым, органическим ростом.

Яков МИРКИН, заведующий отделом «Российская газета».

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники