ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Игорь Парпура: «Официальная охрана среды обитания молчит, а хозяева жизни делают деньги.  Болезни людей им тоже полезны, можно делать деньги и на лекарствах»

Группа тернейцев, ставших «браконьерами поневоле», но по-прежнему не равнодушных к судьбе района, оказалась причастной к нескольким вопросам, касающимся экологии, точнее, охраны природы и природопользования. Она приободрилась, когда по сообщению ИА PrimaMedia узнала, что «благотворительный забег в защиту амурского тигра и дальневосточного леопарда состоялся на острове Русский в рамках Восточного экономического форума. На дистанции 1 км и 5 км вышли представители политической и деловой элиты, спортсмены и жители Приморского края. В забеге приняли участие около 600 человек, в том числе новый министр спорта России Павел Колобков и несколько титулованных российских спортсменов». ВЭФ это мероприятие, конечно же, украсило.

Бег — это гораздо серьезнее, чем пешие шествия с разукрашенными лицами или масками тигра по улице Светланской краевого центра и улицам других поселений в День тигра, ставший ежегодным. Но, пытаясь представить состояние умов этих бегунов, можно и растеряться. Неужели организаторы, бегуны, в том числе «представители деловой элиты» и министр спорта всерьез считают, что если они пробежали 1-5 км, то в тайге прибавится тигров? Или жизнь их станет лучше? (Это же надо случиться такому совпадению: после забега, накануне Дня тигра, когда участники, наверное, еще не успели отдышаться, в новостной ленте той же PrimaMedia за 13 сентября говорится о задержании с поличным убийцы тигра в тернейском селе Амгу и скупщика костей тигра и дериватов других животных -тоже из Тернея). Это к вопросу о пользе бега. Ну, а за леопарда общественность может быть спокойной: он под надежной защитой, при деньгах, и сам главный президентский эколог Сергей Иванов контролирует положение дел. К тому же: «Возведение центральной усадьбы ФГБУ «Земля леопарда» завершено в Хасанском районе Приморского края. Объект стал крупнейшим в мире(!) центром по сохранению дальневосточного леопарда, а его ввод в строй даст старт новой вехе в деле изучения и охраны самых редких крупных кошек планеты». За леопарда можно было не бежать, не торопиться, «пешком постоять».

Тем не менее, у таких акций хорошее будущее. Ну, ползать в защиту полозов и щитомордников или прыгать в защиту лягушек едва ли кто будет, но заплывы в защиту рыб и залеты в защиту птиц вполне возможны. Будут вполне зрелищны.

Забег был благотворительным, значит, на него приобретались билеты, жаль, что не объявлена собранная сумма и как она будет израсходована. Вообще, судя по обилию акций по сбору средств на охрану тигра, спонсирования его охраны Тинькофф-банком, помимо финансирования федеральной целевой программы по его сохранению, царей приморской тайги должно быть, как кошек на городских помойках. Если бы деньги все решали… Впрочем, после того, как мир узнал, что наш президент и президент Кореи — это человеческое воплощение амурского тигра, или люди, в которых вселился его дух, можно быть спокойными.

Теперь нельзя допустить, и кому положено не допустят, чтобы тигров перебили, ведь тогда исчезнет дух, и в кого превратятся президенты? Но все-таки любому школьнику, думаем, понятно, что нельзя спасать только тигров и леопардов. Сохранять нужно всех и всё в природе.

И давно стоит вопрос: кто будет спасать птиц, рыб, рептилий и другую живность из длинного списка видов Красной книги Приморского края? Да, они охраняются, но только в пределах особо охраняемых территорий, которые отнюдь не включают в себя все биоразнообразие края. Известно, что необходим экологический каркас, экосеть, но в этом направлении ничего не делается. Кто будет спасать сахалинского осетра, которого в нашем крае уже не стало, и сахалинского тайменя, численность которого уже меньше, чем было участников забега? Можно было бы понять этих людей, если бы они вместо забега потребовали от тех, кто по должности обязан заниматься охраной природы, реальных действий, а не пустозвонства и показухи, хотя бы в Год экологии. Забег — пример бездействия и имитации деятельности. Вредной имитации. Голосок мальчонки на шествии 23 сентября во Владивостоке, объявляющий, что «тигры, они добрые», вызывает нехорошее чувство к организаторам. Это что, результат экологического просвещения? Вспоминаются пишущему эти строки трое знакомых в прошлом охотников, от одного из которых нашли сапог и кусок рюкзака, а двое исчезли бесследно…

Как бы то ни было, мы, с некоторым запозданием, продолжим забег, несколько изменив направление: побежим не за сохранение природы, а против её врагов. Постараемся быть полезными. Здесь у нас, в тернейской тайге, многое видно лучше. Об этом мы расскажем, а «выводы делать только вам», как говорят в популярной передаче государственного телеканала. Может быть, ирония в адрес участников забега на Русском не совсем справедлива, ведь смешно выглядят организаторы этого мероприятия. Не хватило им 1,3 миллиарда рублей на совещания, слёты, выставки и экологические пикники. («Год экологии, говоришь? А надо бы Год разума провести…», «Утро России» № 5, 26.01.2017). Спроворили забег за счет ВЭФ. Для отчета. И грустно видеть подмену серьезных проблем какой-то игрой. Нужны еще примеры смешного и грустного? Их много.

В самом начале своей бурной деятельности наш бесподобный премьер-министр объявил о запрете лампочек накаливания мощностью выше 100 ватт и намекнул на всеобщий переход на энергосберегающие лампы. Только по кругозору и образованности своей он не знает, наверное, что эти лампы содержат ртуть. А ртуть — страшный яд. В соединениях растворяется в воде. Накапливается в растениях и организмах животных. Благодаря постановлению премьера миллионы китайских экономлампочек полетели не только на свалки, но и в среду обитания людей, потому что служат намного меньше лампочек Ильича, хотя стоят дороже. В цивилизованных странах, в той же Японии, которая в прошлом сильно пострадала от сбросов ртутьсодержащих отходов, помня «болезнь Минамото», считают это преступлением. За выброшенный мимо контейнера или в море содержащий ртуть девайс дают 3 года тюрьмы. Во многих странах сбор и утилизация таких отходов находятся на должном уровне. Но в десятках тысяч городов и поселений РФ, возглавляемой оптимистом-премьером, люминесцентные и другие «экономные» лампы, содержащие этот яд, разбрасываются где попало. И не нашлось чи-новника-природоохранителя, который сказал бы любителю песни про бухгалтера: «Господин премьер-министр, нужно запретить продажу и использование экономных ламп там, где не организованы их учет, сбор и хранение с последующей утилизацией». В субъектах федерации таких смельчаков не может быть по традиции, субординация обязательна, но повыше почему их нет? Зато нашелся последователь лидера партии власти, сегодняшний замминистра энергетики, который, не стыдясь иностранцев, на ВЭФ объявил предложение запретить лампочки накаливания мощнее 50 ватт и внедрять опять-таки энергосберегающие. Им же энергию за границы продавать надо, а на природу и живущих в России людей плевать. Плевать и на то, что светодиодные светильники неприятны по спектру света и работают еще меньше, чем люминесцентные ртутные. Made in China, своего-то нет. Но замминистра(!) не понимает, что вместо одной лампы на 100 ватт можно подключить две на 50. И еще этот чиновник, видимо, не знает, что при капитализме, например, в китайском варианте, доминирует принцип «ускоренного» или «запланированного устаревания», то есть выпуска некачественной продукции для ограниченного по времени использования. А это, помимо ограбления потребителей из-за высокой цены «экономичных» ламп и прочего, приводит к чрезмерному расходованию ресурсов и проблеме многократного роста количества свалок промышленного мусора. И на свалки полетит еще больше вредных отходов. И из-за таких чиновников умирают люди, гибнет животный мир. Большинство людей не думают о том, чего не видят. А от отходов гибнут целые сообщества, которые делают почву живой, которые включены в экологические цепи и процессы. К тому же, кроме ртути, такие лампы вообще опасны в эксплуатации. Вот цитата с медицинского сайта: «Ученые из Федерации германских инженеров подтвердили, что энергосберегающие лампы нельзя назвать безопасными для здоровья. Они выпускают в атмосферу опасное количество канцерогенов, которые способны стать причиной развития рака» (http://www.med2. ru/story.php?id=87981&utm_ referrer=https%3A%2F%2Fzen. yandex.com).

Заметьте, это говорят о лампах «немецкого качества», а что выделяют китайские, определить некому.

Подобных примеров много. Населенные пункты завалены пластиком, и никому до этого нет дела. Хотя из-за упаковки завышены цены на продукты и напитки. При том, что ПЭТ-бутылки (бутылки из по-лиэтилентерефталата, ставшие привычными в нашем быту, как когда-то деревянные ложки) вредны из-за содержащегося в них дибутилфталата. Мнение специалиста: «Дибутилфталат хорошо растворим в этаноле, а потому содержится в пиве разлитом в ПЭТ-бутылки, дибутилфталат наносит вред эндокринной и нервной системе. При этом при нагреве скорость его выделения в содержимое бутылки значительно увеличивается».

Но торговцы прут и прут в наши поселения не только пиво и воду, но и водку в пластике. И, вместе с бездействующими чиновниками, которые по должности обязаны охранять природу и людей, убивают свой народ. В тех странах, где работают ответственно, появились бакалейные магазины без тары. Приходи со своими контейнерами и помоги природе и обществу. Наше старшее поколение помнит и бумажные кульки или свои мешочки, и бидончики для молока, с которыми ходили в магазины. Ничего, жили без пластика. Зато в чистоте. В Китае запретили использование пластика там, где нет сбора его отходов и вывоза на переработку. Ну, а в РФ никому до этой проблемы дела нет. Убивающее природу и население бездействие и безответственность чиновников, которых тьма и которые «питаются» за счет народа.

Повторим, люди не думают о том, чего не видят. А Мировой океан и воды суши, кроме бутылок и полиэтилена, загрязнены микрочастицами синтетики. Флис, полиэстер, нейлон после стирки теряют часть ткани, и волокна уносятся с водами. Из 7 миллиардов жителей планеты, наверное, больше половины не знает, что такое натуральные ткани: из шерсти, шелка, льна и хлопка. Более половины современной обуви — синтетика. Легко догадаться, что объемы загрязнителей огромны. Микропластик попадает в океаны через сточные воды в результате разрушения пластикового мусора. Гибнет планктон, который фильтрует воду, и следом — рыбы. Микромусором загрязнена питьевая вода. Все это несет болезни. Но официальная охрана среды обитания людей молчит, а хозяева жизни делают деньги. Болезни людей им тоже полезны, можно делать деньги и на лекарствах.

Надо сказать, забег наш начался не сегодня. Очень интересным этапом дистанции была ликвидация Тернейского отдела рыбоохраны. («Что делать? Спросите нас, браконьеров» — «Утро России» № 51 от 8.07.2017). Вкратце история такова. В Год экологии, в самом большом по территории и протяженности районе Приморского края, Тернейском, ликвидирован отдел государственного контроля, надзора в области рыболовства, охраны водных био логических ресурсов (ВБР) и среды их обитания (выделено намеренноАвт.), попросту — отдела рыбоохраны Приморского территориального управления

Росрыболовства (ПТУ). Это притом что в реках здесь, а их 24, размножалась вся горбуша Приморского края, много симы и других лососей. Произошла ликвидация, как было сказано в приказе, «…по причинам экономического характера, связан -ным с неоправданно высокими затратами на содержание… по статьям расходов «Фонд оплаты труда», «Иные выплаты персоналу», «Расходы на обеспечение функций государственных органов», которые в целом на год составляют порядка 3 млн рублей в условиях стабильно низких показателей отдела по основным направлениям его деятельности…».

Честно говоря, пользы от нашего отдела рыбоохраны и приезжающих опергрупп было немного. Рыбы в реках больше не становилось. Ведь результат охраны рек должен оцениваться не по количеству составленных протоколов и взысканных штрафов, а по количеству рыбы в реках. Для этого нужна большая работа по оценке ситуации, выявлению угроз и выработки системного решения проблем и соответствующей организации охраны рек. Но существующие в РФ взгляды на охрану рыбных ресурсов и природы далеки от этого. Они примитивны, хотя во дворе ХХ! век. Не учитываются в наши дни влияние на состояние рыбных ресурсов рек рубки леса, строительство дорог, транспортная обеспеченность людей и многое прочее. До сих пор считается, что хорошо работают те, у кого больше задержаний и оформленных на это материалов — протоколов. Однако требовать от двух (!) инспекторов рыбоохраны большого числа этих актов в районе, который имеет протяженность с севера на юг 500 км, в котором нужно обеспечить контроль 24 рек при дефиците топлива и помощников, не совсем справедливо. И все равно, они, инспектора, были нужны.

Так вот, хотя и было сказано в одной из газет, что «браконьеры могут плясать вприсядку на радостях», отношение к ликвидации рыбинспекции основной части населения района можно расценить как недоумение. Как можно оставить без надзора ценнейшие реки, в которых воспроизводятся лососи, кормящие людей, приносящие десятки, сотни миллионов рублей дохода? Как можно мерить рублем то, что бесценно — биоразнообразие, генофонд редких рыб? Новое, пришедшее в 2016 г. руководство Приморского территориального управления Росрыболовства посчитало, что для защиты лососевых достаточно нескольких командировок инспекторов из других отделов края. Но ведь в задачи отдела входила и охрана возобновляемых биоресурсов (ВБР) и среды их обитания. И любой тернеец это знает. Для того, чтобы читателям легче было понять происходящее, мы предлагаем небольшой фоторепортаж.

Краткое содержание: заезжие таджики строят в Тернее мост, на месте смытого во время тайфуна, через приток реки Серебрянки ключ Вилка. В конце рабочего дня строители моют в ручье бадью, из которой заливали бетон. Цементная муть растекается вниз по течению, убивая все живое. Жабры рыб и других водных обитателей — это тонкие и нежные мембраны. Цемент перекрывает им кислород. Задыхающиеся рыбки — молодь лососей и подкаменщики — лезут на берег. Сколько их погибло от одной мойки, неизвестно: погибшие остаются в воде, под камнями, съедаются воронами. Беда в том, что считать некому, ведь инспекторов нет. Однако в крупном размере нанесенного ущерба сомневаться не приходится. Зацементировалось дно водотока. На нем и под ним погибло все живое. Но некому теперь не только в Тернее, но и во всем огромном районе разбираться с такими происшествиями. На наш звонок во Владивосток, на телефон рыбоохраны с определителем номера, никто не ответил. Значит, губи не хочу среду обитания и сами эти ВБР — воля. Начальство управления дало добро.

Дало его небольшой части «энергичных» тернейцев и большой группе гостей района на беспредельную рыбалку. По-видимому, сотрудники тер-управления не знают, что вторая половина августа и сентябрь — время нерестового хода и нереста осенней расы симы, кунджи, которая стала уже редким видом, кеты и мальмы. В эти дни в Тернее, говорят, случались драки за «место под солнцем». На реке Максимовке яблоку негде упасть, все заставлено сетями местных и гостей из солнечного Приморья. Сами местные уже поняли, что уничтожаются уже не популяции обитавших в этой реке рыб, а сама река.

Для справки тем, кто далек от юриспруденции. «Преступление ершенное общественно опасное деяние». Уголовное право предусматривает, что «…в основе каждого преступления лежит определенное общественно опасное действие или бездействие, чаще — совокупность (система) определенных действий». При этом осмысленное бездействие по сути является действием. А теперь, уважаемые читатели, сами судите, наносится ли ущерб, вред обществу уничтожением самых продуктивных, попросту, самых рыбных рек Приморского края? И кто совершает это?

Ликвидация Тернейского отдела рыбоохраны — проявление поразительных непрофессионализма и некомпетентности. Удивляет не только бухгалтерский подход, хотя и он говорит о многом. Но неужели в Приморском крае не нашлось специалистов-рыбников или прикладных экологов, если руководителями теруправления назначены люди из Калининграда, неизвестно, чем занимавшиеся прежде. Именно этот город указан на странице в твиттере заместителя и.о. начальника теруправления Дмитрия Дмитриченко. Судя по записям и фотографиям, этот молодой человек существует в той счастливой поре жизни, когда «девки на уме». На своей страничке ликвидатор Тернейского отдела рыбоохраны скромно называет себя: «Справедливый человек, патриот, защитник лососёвых в Приморском крае». Но разве патриотизм, справедливость и желание защищать лососёвых заменяют профессионализм и опыт?

Хорошо, что существует закон, обязывающий чиновников отвечать на публикации прессы и обращения граждан. Казенные документы многое говорят о ведомствах и их начальниках. Конечно, готовят бумаги исполнители, т.е. специалисты или простые сотрудники, а руководителям остается редактирование и подписание. Приводить в статье ответы в редакцию полностью невозможно — их много, хотя они могли бы доставить удовольствие читателям стилем и содержанием некоторых документов.

Мы приведем некоторые выдержки из ответа в редакцию «Утра России» и.о. руководителя Приморского теруправления А. Громова. Основной причиной упразднения отдела и претензией к его сотрудникам было самое низкое «количество выявленных правонарушений в области рыболовства» в сравнении с другими отделами. Даже при «бухгалтерском подходе» к оценке деятельности Тернейского отдела рыбоохраны нужно было учитывать следующее: площадь Тернейского района 28 000 кв. км, местное население — около 11 000 человек. Допустим, что из них рыбаков, то есть потенциальных браконьеров, включая лесорубов и приезжих «туристов», 2000. Таким образом, плотность браконьеров составляет 0,07 на квадратный километр. И их должны отыскать два (!) штатных рыбинспектора и доказать совершение правонарушения. Можно ли сравнивать условия работы, например, с Владивостокским или Хасанским отделами? В том, что не охраняются северные, важнейшие для промысла лососей реки, в организации охраны в целом и дислокации оперативных сотрудников виновато руководство управления, а не сотрудники отдела. Повторим, эффективность рыбоохраны выражается не в числе протоколов о нарушениях, а в количестве рыбы в реках. Соответственно, в количестве добытой и поступившей «на стол народный». И если думать об экономике охраны, то надо исходить из потенциальной продуктивности водоёмов, возможной промысловой отдачи рыбных ресурсов. То, что наблюдается на тернейских реках в настоящее время — «танцы браконьеров» — находится в вопиющем противоречии с утверждением Громова. Он пишет: «Сравнительный анализ показал, что упразднение Тернейского межрайонного отдела не только не снизило показатели рыбоохранной деятельности Управления, но и привело к их повышению. Притом что Управление экономит средства федерального бюджета в больших размерах, что в нынешних условиях является значимым. Таким образом, цели, на которые было направлено упразднение Тернейского межрайонного отдела, в минимальные сроки Управлением достигнуты, что подтверждает обоснованность принятия данного решения». Нам, тернейцам, это кажется бредом.

По мнению тех тернейцев, кто проработал по нескольку десятков лет в рыбоохране, упразднение рыбнадзора в районе подтверждает подозрение, что руководство теруправления понятия не имеет в деле, которым руководит. Оставить без охраны важнейшие реки Приморского края в период нереста нескольких видов лососей: горбуши, тайменя, мальмы, кунджи, симы, кижуча и кеты, оставить без контроля реки, в которых зимуют остатки популяций сахалинского тайменя, могут только люди некомпетентные, если не говорить резче. Экономить на охране рек сегодня -потерять миллиарды в будущем.

Общество или государство часто сравнивают с живым организмом. Например, инфраструктура — кости; голова, мозг — целеполагание; финансы — кровеносная система. Управление, чиновный аппарат — это нервная система. И сегодня она в нашей стране подвержена то ли раковому, то ли паразитарному заболеваниям, которые могут быть смертельно опасными.

Нельзя не привести хитрозакрученную, «высокоученую» часть, завершающую ответ ПТУ в редакцию «Утра России», т.к. она многое говорит о его руководстве. Приведем фрагмент полностью: «В этой связи, поскольку охрана на внутренних водных объектах анадромных и катадромных видов рыб, трансграничных видов рыб и других водных биологических ресурсов в соответствии с перечнем таких водных биологических ресурсов, утвержденным в установленном законодательством Российской Федерации порядке, за исключением водных биологических ресурсов, находящихся на особо охраняемых природных терри-торях федерального значения и занесенных в Красную книгу Российской Федерации, федеральный государственный контроль (надзор) в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов, за исключением водных биологических ресурсов, находящихся на особо охраняемых природных территорях занесенных в Красную книгу Российской Федерации, на территории осуществления полномочий Управления входят в полномочия Управления, а Тернейский район входит в территорию осуществления полномочий Управлением, оснований полагать, что данный район не будет охвачен рыбоохранными мероприятиями в течение календарного года, не имеется». Поймет, что это бред тот, кто знает, что такое «катадромные рыбы». Если бы это прочитал Цицерон, то он наверняка ушёл бы в запой от зависти к стилю. Отдыхает даже Лев Николаевич Толстой, щеголявший многоэтажными сложносочиненными предложениями в своих романах. Нервно курит и Пётр I, предпочитавший судить о чиновниках по их устной речи…

Повторим, выводы делать только вам.

Пос. Терней.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники