ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

АРСЕНЬЕВСКИЕ ДНИ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

145-летие со дня рождения Владимира Клавдиевича Арсеньева отмечалось в нашем городе практически весь сентябрь 2017 года и даже захватило октябрь. Были многочисленные лекции и беседы, возложение цветов к его могиле на Морском кладбище, выставки и встречи с арсеньеведами в библиотеках города. Главными событиями стало проведение Арсеньевских чтений и большая выставка в Приморском государственном объединённом музее имени В.К. Арсеньева.

Традиционная научно-практическая конференция «Арсеньевские чтения» состоялась 27-30 сентября. Обширная её программа включала: заседание секции «Жизнь и творчество В.К. Арсеньева, судьба его наследия», обсуждение самых актуальных проблем развития музеев, выставочной и проектной деятельности. С докладами выступили историки и краеведы из Владивостока и Приморья, Хабаровска и Хабаровского края, Южно-Сахалинска и Томска, Москвы и Санкт-Петербурга, Перми и Екатеринбурга.

Легендарный исследователь и писатель за годы жизни — всего 58 лет — внёс выдающийся вклад в изучение Дальнего Востока России, создал в своих произведениях яркий образ нашего региона. Фигура В.К. Арсеньева раскрывается всё ярче и шире; нет буквально ни одной области, ни одной особенности жизни на нашей земле, которой он не уделил бы внимания в своих известных работах и ещё неопубликованных черновиках и дневниках.

Выставка-размышление, посвящённая памяти В.К. Арсеньева, открылась в музее его имени 5 октября. Её название — «В поисках страны Удэхе». Так — «Страна Удэхе» — называлась главная работа этнографа, над которой он трудился всю жизнь. К сожалению, текст её утерян. Четыре зала выставки собрали оригинальную экспозицию из экспонатов и материалов Хабаровского музея имени Н.И. Гродекова, Приморского отделения Русского географического общества — Общества изучения Амурского края, и, конечно, самого музея-устро-ителя. Множество предметов и свидетельств, относящихся к В.К. Арсеньеву: от подлинного письменного стола до дневников, от археологических находок до тушек птиц, добытых им, от предметов быта местных народов до их одежды, впервые были собраны вместе.

Арсеньевские дни во Владивостоке показали масштаб личности Владимира Клавдиевича, вновь подтвердили необходимость дальнейшего изучения его биографии и творческого наследия. И опять шла речь о сооружения памятника В.К. Арсеньеву во Владивостоке. Есть надежда, что к 150-летнему юбилею учёного и писателя он всё-таки появится.

МНОГОГРАННЫЙ, КАК САМА ЖИЗНЬ

Многие считают Владимира Арсеньева (1872-1930) нашим земляком, хотя он родился на другом краю России — в Петербурге. Но за 30 лет жизни на Дальнем Востоке его образ стал неотделим от местных реалий, а его произведения поистине открыли читателям мир Уссурийской тайги. Около десятка только крупных экспедиций, исследования Сихотэ-Алиня и бассейна Амура, побережий Японского и Охотского морей, Камчатки и Командорских островов. Владимир Клавдиевич побывал даже в современных Еврейской автономной области и Якутии….

Деятельность Владимира Клавдиевича была на редкость разнообразной и результативной. Не имея за плечами особого систематического образования (все «его университеты» — Петербургское пехотное юнкерское училище), он смог внести заметный вклад в этнографию и археологию, общую и военную географию, историю и топонимику, ботанику и зоологию, геологию и статистику, картографию и гидрологию. В.К. Арсеньев пришёл ко всему этому исключительно путём самообразования, конечно, при помощи довольно узкой общности окружающих его людей.

Увлечение этнографией -что, прямо скажем, никак не входило в круг служебных обязанностей армейского офицера — повлекло интерес не только к быту, обычаям, привычкам, образу жизни дальневосточных аборигенных народов, но и к их языку. В.К. Арсеньев прилежно записывал в дневники отдельные слова, понятия, фразы коренных жителей края; выработал свою собственную систему записи звуков, не свойственных русскому языку; вёл отдельные «словарные» тетради, постоянно пополняя их. К сожалению, в то время эта работа не пригодилось специалистам и не была оценена должным образом.

В 2005 году учёные-лингвисты из Санкт-Петербургского университета А.Х. Гирфанова и Н.Л. Сухачёв приехали во Владивосток, в местное отделение Русского географического общества — Общество изучения Амурского края и ознакомились с дневниками В.К. Арсеньева. Оценив их, исправив и дополнив словарные записи по другим арсеньевским рукописям, они подготовили к изданию «Русско-орочский словарь». Эта книга вышла в Санкт-Петербурге в 2007 году, причём имя её автора, вынесенное на обложку, — В.К. Арсеньев. Таким образом, собранные им сведения оказались востребованными и были изданы более чем через век…

Аналогичный пример касается биологии, а именно «линии Арсеньева» в Сихотэ-Алине. Это условная черта, разграничивающая маньчжурскую и охотскую флору и фауну; В.К. Арсеньев обосновал её положение ещё в 1912 году в работе «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края».

В 1961 году, через полвека, известный советский учёный А.И. Куренцов подтвердил правильность выводов Владимира Клавдиевича и предложил впредь именовать эту границу «линией Арсеньева».

Как стало известно в последние годы, по многолетним сборам В.К. Арсеньева написано довольно много профессиональных статей учёными-орнитологами. Собранные лично им коллекции пернатых находятся в музеях Санкт-Петербурга и Хабаровска, Казани и Ульяновска… В 1913-1914 годах он получил из Москвы кольца для мечения птиц и разослал их по всему Дальнему Востоку, став таким образом первым, кто занялся здесь кольцеванием пернатых…

Мало кому известно, что одной из первых работ В.К. Арсеньева стала статья «Наблюдения над лососевыми Зауссурийского края». Она была издана в 1908 году, то есть в неё вошли результаты самых первых экспедиций по Сихотэ-Алиню. И в последующие годы учёный проявлял интерес к водным обитателям, а в 1910 году в статье «Рыбы реки Амур» за три года до ихтиологов описал хорошо известную нам сему, приведя её аборигенное название «чумо». В 1916 году он издал работу «Краткий очерк бассейна р. Амура», в которой тоже уделил внимание рыбам.

В.К. Арсеньев занимался и борьбой с хунхузами — китайскими бандитами, терроризировавшими население края. В 1911-1913 и 1915 годах он возглавлял воинские отряды, которые отыскивали на побережье нелегалов, занимающихся расхищением природных богатств, арестовывали их, сжигали бесхозные фанзы в тайге, а порой и вступали в бои с хунхузами. Всё это дало В.К. Арсеньеву материал для книги «Китайцы в Уссурийском крае» (1914 год), ставшей самой полной на то время энциклопедией их жизни, занятий, привычек и обычаев.

Не меньшей заслугой учёного, а в глазах обычных людей — даже большей, стала живописная арсеньевская проза. Своеобразное — художественное — сочетание дневниковых записей и заинтересованного, любовного взгляда на местную природу открыло экзотический мир Уссурийской тайги и подарило читателям его книг живой литературный образ «лесного человека» — знаменитого Дерсу Узала. Потом им заинтересовалась и кинематография, так что одноимённый фильм японца Акира Куросавы даже получил американского «Оскара».

Советскую власть В.К. Арсеньев принял как должное, даром что в царские времена дослужился до чина подполковника. За границу не выехал, хотя безусловно мог, остался на родине. Правда, в сложные годы Гражданской войны закопал на станции Корфовской близ Хабаровска часть своих дневников, награды и рукопись работы «Страна Удэхе», а потом не отыскал это место. Его главный, как он сам считал, труд так и не найден до сих пор… Специалисты считают, что это крупная утрата, поскольку Владимир Клавдиевич изучал жизнь удэгейцев долгие годы.

Его отношения с новой властью были деловыми — опять экспедиции, новые проекты, работа над планами пятилеток, изыскание трассы железной дороги до Советской (бывшей Императорской) Гавани. Правда, в 1924 году он помог известному поэту Арсению Несмелову с группой бывших белых офицеров нелегально перейти границу с Китаем. А в 1926 году давал объяснения Хабаровскому ГПУ, куда на него поступил донос от человека, с которым В.К. Арсеньев случайно разговаривал в экспедиции. Но в 1927 году ему дали «добро» на выезд в составе делегации в Японию…

Как сложились бы обстоятельства, доживи он до 1937 года — трудно сказать. Скорее всего, В.К. Арсеньев попал бы под каток репрессий. По крайней мере, в 1934 году его вторая супруга (уже вдова) Маргарита Николаевна была арестована. В вину ей вменяли участие в антисоветском заговоре, причём главой «раскрытой» организации был назван В.К. Арсеньев. Впрочем, в 1936 году её из-под стражи освободили, но на следующий год — новый арест. В 1938 году М.Н. Арсеньева была расстреляна.

Трагической была судьба и их дочери — Наталья Владимировна Арсеньева в 1941-м, в возрасте 21 года, получила 10 лет лагерей за «контрреволюционную агитацию», отсидела их полностью, получила ещё 10 лет за кражу. Конечно, судьба её была изломана. В 1958 году реабилитирована Маргарита Николаевна (посмертно), в 1960-м — Наталья Владимировна, которая умерла через 10 лет в городе Благовещенске… А первую супругу В.К. Арсеньева и его сына с семьёй высылали из Дальневосточного края на 18 лет «по ошибке».

Чтобы закончить статью не на такой печальной ноте, сообщим читателям об очень интересном факте. Трудно поверить, но в 2016 году в США был издан новый перевод на английский язык книги В.К. Арсеньева «По Уссурийскому краю». Его совершенно самостоятельно, не по заказу, сделал Джонатан Слот, координатор Общества сохранения дикой природы (США) по России и Северо-Восточной Азии. Он американский гражданин, орнитолог, владеющий русским языком и работающий в Сихотэ-Алинском заповеднике. Издание этого перевода книги В.К. Арсеньева в США в период непростых отношений между нашими странами говорит о том, что интерес к его работам не пропадает и за пределами нашей Родины.

Иван ЕГОРЧЕВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники