ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Не стало Дмитрия Хворостовского.

Скончался один из самых знаменитых певцов мира — Дмитрий Хворостовский. Его голос называли «золотым баритоном», считали «национальным достоянием» не только России, но и всего мира.

Его встречали овациями на великих оперных сценах: Метрополитен-опера, Ко-вент-Гарден, Ла Скала, Берлинская Штаатсопера, в Мариинском театре, в Венской опере, в Мюнхене, в Париже, в Зальцбурге, в Чикаго. Но в последний год своей жизни певец все театральные выступления уже отменял. Он не смог выйти на сцену Большого театра в прошлом декабре, когда должен был спеть партию Родриго в «Дон Карлосе». Отменил в этом году выступление на сцене Венской оперы. Весь оперный мир знал, что Дмитрий Хворостовский тяжело болен и напряженно ждал, сможет ли он справиться со своей страшной болезнью — опухолью головного мозга.

Ждали чуда. Казалось, фортуна не должна отвернуться от того, кому так щедро подарила счастливую судьбу и все атрибуты земного успеха — яркую мужскую харизму, талант, философский склад ума и голос благородной породы, покорявший публику везде и всегда, — и когда он начинал в своей бунтарской юности петь в родном Красноярске в рок-группе, и когда во второй половине 80-х годов пел на сцене Красноярского театра оперы и балета, и когда в 1987 году в Баку восхищенная Ирина Архипова вручила ему первую премию на Всесоюзном конкурсе вокалистов им. М. И. Глинки. Спустя всего два года после этого он одержал триумфальную победу на Международном конкурсе молодых певцов в уэльском Кардиффе, ставшую для него стартом фантастической мировой карьеры. Уже потом на всех сценах, где выступал Хворостовский, его признали самым лучшим Онегиным, восхищались его Елецким из «Пиковой дамы», его Фигаро, Риголетто, Дон Жуаном, Тореадором, графом ди Луна в «Трубадуре»…

Сам Хворостовский, с детства вслушивавшийся в легендарные голоса Этторе Бастианини, Тито Гобби, Федора Шаляпина, Марии Каллас, быстро теперь набирал то же самое качество «на все времена». И, кроме оперных партий, он восхищал своими интерпретациями в камерном репертуаре. Его считали эталонным исполнителем музыки Георгия Свиридова, и именно для него Свиридов написал музыкальную поэму «Петербург» на слова Александра Блока. Мировую премьеру свиридовского цикла Хворостовский пел в лондонском Вигмор-холле. Но так сложилась его карьера, что за контракты с ним

бились разные театры мира, а в Москву Хворостовского никто не звал, и сюда певец приезжал сам: пел песни военных лет, выступал в Кремлевском дворце съездов, на Красной площади, на ВДНХ, а однажды удивил всех, появившись в амплуа поп-певца — с песнями Игоря Крутого, записанными в альбоме «Дежавю». Лишь два года назад оперная Москва услышала мировую знаменитость в оперной роли: режиссер Дмитрий Бертман осуществил мечту уже болеющего Хворостовского — поставил для него на филармонической сцене зала Чайковского «Демона» Антона Рубинштейна. Случилось это уже на излете блистательной карьеры певца, сворачивавшейся из-за болезни.

Началось страшное для него время : героическая и изнурительная борьба с раком, не останавливавшаяся ни на миг, долгие курсы лечения в лондонском онкологическом центре «Роял Марсден», отмены выступлений, контрактов, последний из которых — «Симон Бокканегра» в Венской опере. Не состоялся концерт Дмитрия Хворостовского и в большом зале консерватории 26 сентября.Болезнь медленно убивала певца, но до последнего своего дня он бился с ней, веря, что еще сможет выйти на сцену и делать то, без чего все равно не смог бы жить, — петь.

Ирина МУРАВЬЕВА.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Дмитрий БЕРТМАН, режиссер, художественный руководитель театра «Геликон-опера»:

- Я думаю о том, что значит — один голос одного человека. Как он властвует над миллионами. Сила таланта и красоты, благородства и искренности, сила судьбы и рока сделали Дмитрия Хворостовского близким человеком для миллионов людей во всем мире, а не только для поклонников оперы. Молодой, красивый, талантливый. Его голос узнают миллионы. Его таланту отдают свои голоса миллионы.

Мне трудно говорить сейчас, потому что он был мне не просто другом — родным человеком.

Дима — это человек-праздник. Он одним своим присутствием в жизни создавал для всех ощущение радости и счастья. Человек, который не знал, что такое депрессия. Человек, который всегда был другом для всех, с кем общался.

У нас небольшая разница в возрасте, мы одного поколения. Мне посчастливилось с Димой и дружить, и работать, был свидетелем всех его главных триумфов. Мы с ним делали «Демона» Рубинштейна. Это была его оперная постановка в Москве — с дирижером Михаилом Татарниковым, с нашим «Геликоном», с нашим замечательным хором, с нашими солистами. Этот спектакль мы должны были сейчас ставить в апреле в Барселоне. Дима отменил все свои выступления из-за болезни, но Барселону нашу не отменил. Теперь и Барселона тоже, значит, будет без него.

Дима очень болел за наш театр, он согласился петь на церемонии открытия здания «Геликон-оперы». Прилетел в Москву, чтобы участвовать бескорыстно. Всегда был отзывчив, он очень дружил с Еленой Васильевной Образцовой и, конечно, на ее последний юбилей он тоже приехал и выступил.

Вообще любой певец, любая певица считала счастьем выйти на сцену с Димой. И он всегда был рядом, и всегда был дружелюбно настроен к любому партнеру на сцене. Для него выход на сцену — это была необходимость, необходимость встречи с публикой. Он прославил Россию на лучших сценах мира. Все знают Шаляпина как певца России, который пел по всему миру, и вот точно так же Хворостовский был главным послом нашей культуры в мире. Он был невероятным патриотом России; он прекрасно знал английский язык, но, где бы ни находился, старался везде разговаривать на русском.

Москва для Димы была любимым городом, где ждали его друзья. Он всегда был в курсе всего, что происходит в России. Смотрел все фильмы, которые снимались в России. И даже недавно совсем, уже в плохом состоянии, практически не разговаривал, в переписке со мной попросил передать ему диски с фильмом «Ликвидация». И он смотрел этот фильм. Он человек, который собирал огромное количество анекдотов, который веселил всех, он присылал всегда какие-то смешные картинки, всегда был на связи, всегда старался радоваться всему, что происходит.

У Димы замечательная семья, потрясающие дети. Конечно, для них это огромная трагедия. Мое огромное соболезнование родителям: Людмила Петровна и Александр Степанович жили во имя его и радовались каждому его концерту, каждому выступлению. Для них сейчас трагедия, и очень больно еще и за их боль — родителям прощаться со своим великим сыном.

Весь мир за него молился. Понятно было, что ему очень плохо, но надеялись: вдруг чудо произойдет? Потому что он был олицетворением силы! У любого человека бывает состояние слабости, и в этот момент можно было позвонить Диме, и ты просто заражался его мышцами и его жизнерадостностью!

Будем надеяться, что он будет петь там, на небесах. Осталось, слава богу, огромное количество его записей и друзей. Это очень важное богатство.

Мария ГУЛЕГИНА, оперная певица:

-Мы всегда знаем, что каждый из нас уйдет. Это законы природы. Но когда уходит такой певец, друг, больно вдвойне и втройне от того, что мы все знаем, как он хотел жить, хотел петь, любить. Мы помним его героическое возвращение на сцену, его выполненное обещание вернуться в родной Красноярск и спеть, пусть даже со сломанной рукой, еле передвигающим ноги, но с полным сердцем любви и благодарности родному городу. Я никогда не забуду наши с ним, может, и немногочисленные встречи, но всегда — с угрозой потери голоса от хохота. Это было именно так. Мне больно сейчас об этом вспоминать, но я думаю с благодарностью, что это в моей жизни было. Мои самые искренние и глубокие соболезнования его семье.

Ильдар АБДРАЗАКОВ, оперный певец:

-Для меня это огромнейшая потеря. Ведь именно Дмитрию Хворостовскому я во многом обязан тем, что полюбил оперную музыку и стал певцом. Когда-то, еще студентом я увидел его на экране телевизора, и мне захотелось быть похожим на него, захотелось исполнять произведения в стиле Хворостовского. Он был совершенно особенный человек: удивительно вообще, как в одном человеке сочеталось все — безграничный талант, красивейший голос, безупречный вокал, широта души. Позже, когда мы стали общаться, я прислушивался к его советам не только в выборе репертуара, но и в личной жизни. Наши с ним встречи всегда были для меня праздником. И для меня было счастьем выходить с ним на одну сцену, петь с ним дуэтом, заниматься вместе спортом, вместе отдыхать, быть его другом. Его уход — это огромная потеря для всего оперного мира, и особенно — для России, Потому что, даже не живя в России, он оставался патриотом, и весь мир считал его именно русским певцом. В наших сердцах он останется как человек-солнце, останется его голос, останется его улыбка. Я очень скорблю и выражаю соболезнования всем родным и близким Дмитрия.

Подготовили Александр БЕЛЯЕВ, Владимир ДУДИН. «Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники