ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

ТВ как машина времени: туда, сюда, обратно

На канале «Культура» похоронили Брежнева. Дважды — утром и вечером, на бис, так сказать. В ознаменование 35-й годовщины со дня ухода верного ленинца в мир иной.

Телевидение — настоящая машина времени. Позволяет с легкостью покататься туда-сюда-обратно. Удивиться. Сравнить. Улыбнуться. Ужаснуться. Программа «Время» 1982 года, целиком посвященная скорбному событию, прошла в рамках цикла «ХХ век», где, как правило, показывают знаковые программы из золотого фонда ТВ прошлого века. «Время», быть может, к золотому фонду и не относится, но знаковая программа — точно. Позволяет увидеть, где мы были, откуда ушли и к чему пришли. Крайне познавательное зрелище.

Похороны высших руководителей государства — особый жанр с особой стилистикой, интонацией, приемами воздействия на зрительские сердца. Рвущая душу музыка Шопена и Чайковского. Колонный зал Дома Союзов в траурном убранстве. Скорбный голос главного на тот момент диктора страны Игоря Кириллова (теперь таких уж нет): «В последний почетный караул встают члены Политбюро ЦК КПСС товарищи Андропов, Черненко, Громыко (далее по списку, известному в ту пору любому школьнику)… Гроб с телом Леонида Ильича выносят из Колонного зала и устанавливают на артиллерийский лафет. За гробом в скорбном молчании идут руководители Коммунистической партии и советского государства, члены комиссии по организации похорон, родные и близкие покойного, министры, ответственные работники ЦК, Московского городского комитета партии, исполкома Моссовета, главы союзных республик, краев и областей, представители зарубежных организаций (следует их перечисление по строгому ранжиру). В четком строю — войска Московского гарнизона. Траурный митинг открывает генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Владимирович Андропов: «Товарищи, тяжелая утрата постигла нашу партию, наш народ, все передовое человечество… В этот скорбный час вся наша партия, ее ЦК заявляют о своей решимости твердо и решительно проводить в жизнь ту линию во внутренней и внешней политике, которую выработали под чутким руководством Леонида Ильича Брежнева… В сложной международной обстановке, когда силы империализма пытаются толкнуть народы на путь международной конфронтации, мы всегда готовы к честному, равноправному и взаимовыгодному сотрудничеству с любыми государствами, если они того пожелают. Прощай, дорогой Леонид Ильич, память о тебе никогда не угаснет в наших сердцах!»

Слово предоставляется министру обороны товарищу Устинову: «В благодарной памяти человечества Леонид Ильич сохранится как зодчий разрядки напряженности, неутомимый и несгибаемый борец за мир».

Слово предоставляется президенту Академии наук СССР товарищу Александрову: «Вместе со всем народом советские ученые глубоко потрясены кончиной Леонида Ильича».

Слово предоставляется шлифовщику московского завода счетно-аналитических машин товарищу Пушкареву: «Начав свою трудовую биографию рабочим, по заводскому гудку, Леонид Ильич всегда и во всем оставался близок рабочему классу. Мне выпала честь быть его доверенным лицом, и я хорошо знаю, как близко к сердцу принимал он нужды людей, наказы избирателей».

Гроб с телом покойного опускают в могилу (кстати, главный режиссер программы «Время» и режиссер той трансляции Калерия Кислова во вступительном слове развеяла миф о том, что могильщики якобы уронили гроб, — все микрофоны в тот момент были отключены, и залп из нескольких орудий зрители приняли за грохот упавшего на дно могилы гроба).

Разумеется, нынешнее высокотехнологичное ТВ показало бы эту картину всеобщей скорби куда более красочно и масштабно — с высоты птичьего полета, с крупными планами скорбящих, со слезами родных и близких покойного. В трансляции же 1982 года преобладают общие и средние планы, а также панорамы по группам трудящихся, преимущественно мужского пола, в одинаковых темных пальто и шапках-ушанках (холодно ж у нас в ноябре-то).

«Театр масок, ритуальный цирк, престарелые и злобные клоуны, ни на секунду не верящие в произносимые ими мантры», — откликнулся в фейсбуке на увиденное телеведущий Борис Берман. «Ушедшая цивилизация с символами и ритуалами», — написал там же политик Сергей Станкевич. Ну-ну. Машина времени возвращает зрителей в наше время. В программу «Вести», например, где идет сюжет о награждении государственными наградами выдающихся россиян: космонавта, тракториста, милиционера, ученого, певца, артиста. Молодой корреспондент, явно родившийся уже после смены вех, интервьюирует лауреатов в кулуарах Кремлевского дворца. «Сегодня мы еще можем всем показать кузькину мать?» — интересуется он у академика Трутнева, одного из создателей ядерного щита страны.

«Вам огромное спасибо от всех крестьян, потому что мы теперь живем под мирным небом и вообще не беспокоимся о нашем будущем, потому что мы с вами и мы с великой Россией… И я вас уверяю, что наш почти 15-тысячный коллектив во всем и всегда с вами… Пока вы наш президент, наша страна будет жить, и никто к ней не подступится. Я и весь наш 15-тысячный завод будет голосовать за вас, уважаемый Владимир Владимирович… И я буду гордо нести это звание и верить в то, что в нашей стране и так хорошо, а будет еще лучше. Спасибо, Владимир Владимирович» — это избранные места из ответных благодарственных речей. Владимир Владимирович слушает их, одобрительно кивая и слегка улыбаясь.

И вот еще какая прелесть подоспела — клип с участием детей-кадетов, записанный депутатом Госдумы Анной Кувычко на фоне Родины-матери на Мамаевом кургане:

Нам от северных морей, вдаль до южных рубежей,
От Курильских островов до Балтийских берегов
На земле сей был бы мир, но если главный командир
Позовет в последний бой, дядя Вова, мы с тобой!

Это выдающееся произведение даже обсуждали в ток-шоу «Место встречи» на НТВ. И далеко не у всех участников шоу оно вызвало смех или возмущение. Политолог Сергей Марков, к примеру, считает, что «дети на всю жизнь запомнят, как они в этой песне участвовали. Не дадим вам запретить детям петь песни». А один из руководителей «Валдайского клуба» уверен, что такого рода песни подставляют президента и портят его имидж. Но не потому, что в это безобразие вовлекают детей, а потому, что «песни подзаборные». А вот про Сталина писали песни лучшие поэты и композиторы. Совсем другое дело.

На канале «ТВ3″ на минувшей неделе стартовал второй сезон сериала «Чернобыль. Зона отчуждения». В первом сезоне герои отправились в Припять и сумели предотвратить взрыв на Чернобыльской АЭС, а потом вернулись обратно и попали в эдакое альтернативное будущее, где СССР не распался, а, напротив, превратился в сверхдержаву, и Путин там — генеральный секретарь ЦК КПСС. Художественная мысль, прежде опережавшая реальность, теперь с трудом за ней поспевает. Но направление движения создатели сериала угадали. Куда разовьют свой сюжет — покажет время.

Ирина ПЕТРОВСКАЯ, «Новая газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники