ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

И вот как именно.

ИТОГИ РАБОТЫ АО «ПРИМОРСКИЙ ГОК» ЗА 9 МЕСЯЦЕВ 2017 ГОДА
Наименование ед. изм. 9 мес. 2016 9 мес. 2017 процент
Товарная продукция млн руб. 1868,5 1860,3 99,6
в т.ч. продукция ЛПЦ млн руб. 331,8 337,6 104,7
Прибыль млн руб. 251,7 98 39
Численность чел. 1005 941 93,6
Среднемесячная зарплата тыс. руб. 36,1 37,1 102,8
Уплачено налогов млн руб. 352,6 318,4 90,3
Добыча руды тыс. т 197,14 187,34 95
Выпуск вольфрама тонн 1792 1711 95,5
Заготовка древесины тыс. м3 41,5 50,03 120,6
Распиловка деловой древесины гыс. м3 53,8 51,9 96,4
Выход пиломатериала тыс. м3 25,9 24,2 93,4

Пожеланием и надеждой на это, напомню, заканчивалась августовская информация вашего корреспондента «Убыточное полугодие». Нечасто, но бывало и такое, в наше-то, перманентно лихое время в экономике. Кроме подведения этих итогов, совет директоров общества утвердил на прошлой неделе план производства комбината на будущий год и… проиндексировал десятимесячную зарплату почти тысячного трудового коллектива на 7 процентов, превышающих прошлогоднюю инфляцию. Вот что такое — работать ПРИБЫЛЬНО.

Кроме возможных дивидендов акционерам. По их собственному решению, разумеется: прибыль — на развитие или на руки. Сколько помню — на комбинате всегда было и то и другое, хотя сам совет директоров к единодушной рекомендации общему их собранию на сей счёт (предлагалось дивиденды не выплачивать) приходил не сразу.

Впрочем, вспомним-ка времена былые. Сегодня, в дни 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции, представляется мне, это уместно.

…Рыба, лес, рис, женьшень, морской транспорт, форпост -так страной, да и нами самими позиционировался Приморский край. Но Приморье — это и край чуть ли не стропроцентно эксклюзивной горнорудной и горнохимической промышленности: дальнегорские Дальпо-лиметалл и «Бор», Ярославский ГОК в Хорольском районе — кто их мог заменить?! Сегодня они хоть и на горестном, но слуху. А выросло поколение приморцев, не ведающих, что в Кавале-ровском и Красноармейском районах действовал не менее легендарный Хрустальненский ГОК, вырабатывавший треть олова СССР.

Комбината уж нет, а олова в наших недрах из разведанных запасов России, по данным Российской академии наук, 22%. Больше только в Якутии — 36,6%. На Чукотке — 18,2%. В Хабаровском крае — 16,7%. Прочих запасов — 6,5%.

Суммарно — запасы России крупнейшие в мире, потребность в олове в мире и стране растёт, но добывает она всего 10% необходимого для своей промышленности объёма, остальное… импортирует. Но и все те 10% добывает… наш сосед Хабаровский край, где и климат не сравнить с арктическим, и логистика совсем другая.

Но у нас-то и то и другое -ещё лучше! Как вам это нравится? Зато мы в области балета…

Вольфрамодобывающий Приморский ГОК в ряду вышеназванных предприятий -самый молодой, а в отличие от них — и не одинокий: подобных в стране было десяток, но вольфрам был ей ой как нужен. И в 1961 году было открыто месторождение «Восток-2″ (названное так в дни полёта в космос Германа Титова) в Красноармейском районе. Лауреатами Ленинской премии в 1966 году стали Дмитрий Ивлев, Михаил Трухин, Александр Бабаев — светлая им память, и ныне здравствующий в Подмосковье Александр Ивакин.

Были ли её лауреатами наши земляки в других отраслях, слышать мне не доводилось. Начальник второй в крае по мощи геологоразведочной экспедиции «Таёжная», что в Ро-щино (её здание 18 лет уже приспособлено под школу, строительство которой третий год как заморожено) Александр Анатольевич Бабаев (он был и членом совета директоров Приморского ГОКа) рассказывал мне, что в претенденты на Ленинскую премию краевое геологическое чиновничество записало и себя, а чтобы дело наверняка оказалось выигрышным, включило в списки… и первого секретаря крайкома партии легендарного Василия Ефимовича Чернышёва, но получило от него совсем другие «награды».

Как вам, земляки, смотрится это сегодня?

Строился комбинат (в нынешнем поселке Восток Красноармейского района) в темпе, был очень нужен. Поначалу вольфрамовый концентрат (звался он промпродуктом, потому что долго не получался нужного качества) вывозили вертолётами. Я не верил в это, пока редактор наш Юрий Викторович Мо-кеев не рассказал, что как-то вместо двух 50-килограммовых мешков вольфрама взяли и его, но такое могло случиться только в отношении тогдашнего собственного корреспондента «Правды» в крае.

На моей (с 1984-го года) памяти заведующего отделом строительства «Красного знамени» комбинат своими трудовыми успехами (награждался и переходящим Красным знаменем ЦК КПСС и Совмина СССР) был уже на равных с вышеназванными предприятиями горнорудной и горнохимической промышленности не только края. Руководили им замечательные директор Николай Александрович Пашутин (потом он и промышленную комиссию впервые истинно демократично избранного в 1990-м краевого Совета народных депутатов возглавлял) и главный инженер Иван Степанович Шепета, нынешний председатель совета директоров. Профессионалы высшей меры в своем деле, забот хватало каждому.

Николай Александрович — горняк из Сучана, а Ивана Степановича, обогатителя, «бросили» на комбинат (когда из промпродукта долго не получался доброкачественный вольфрамовый концентрат) из дальнегорского Краснореченска, где, будучи начальником планово убыточной обогатительной фабрики (вместе с главным инженером Виктором Павловичем Чернышовым, впоследствии первым секретарём Кавалеровского райкома КПСС и третьим секретарём крайкома партии, и главным энергетиком Николаем Алексеевичем Лобы-чевым, и ныне заместителем гендиректора комбината), сделал её прибыльной.

На комбинате месяцами сидели и высокопоставленные спецы министерств, и ученые, а из промпродукта концентрат никак не получался. У Шепеты вскоре получился.

Работали директор и главный инженер, дополняя друг друга, а развёл их разгул перестроечной демократии. Выборы директора должны были быть непременно альтернативными. Мы помним, как переизбирался в губернаторы Евгений Наздратенко, как всенародно избирался в губернаторы Владимир Миклушевский, как избиралась в секретари политсовета краевой «Единой России» Людмила Талабаева — избрав-назначив своими «соперниками» совершенно непригодных для этих ролей кандидатов. Николай Александрович Пашутин поступил совершенно иначе — уговорил быть альтернативой себе Ивана Степановича, которого и избрали. Не буду ничего домысливать, но можно ли считать, что Николай Александрович проиграл, если не проиграл комбинат? Да и Иван Степанович говорил мне потом, когда улеглись выборные страсти, что работали бы они и впредь, как прежде: каждому своё в отличном на общую пользу исполнении.

…Повторюсь, Приморский ГОК не был в стране эксклюзивным добытчиком вольфрама, но из десятка родственных реставрацию капитализма пережил и выжил в ней практически единственным.

Почему? Как?

На мой взгляд, благодаря Ивану Степановичу. К счастью, в нужное время оказавшемуся сначала советским директором, потом капиталистическим гендиректором, а теперь председателем совета директоров. Но таких было немало, а где они, вернее, их предприятия? Надо было быть рыночником. К несчастью, им Иван Степанович был ещё при советской власти (писал свои «крамольные» предложения в ЦК, а на орехи получал в крайкоме), и, к счастью уже, оказался им при капитализме.

И опять же, к счастью, капиталистом он оказался каким-то советским. В том плане, что настоял на варианте акционирования комбината, дающем предпочтение коллективу, а не его руководителям. Сколько было охотников до собственности, не сумевших её уберечь, сколько предприятий загуляло по рукам многих хозяев без «рукомойников»…

Кроме инженерного образования, у Шепеты ещё и экономическое. Акции комбината всё равно оказались в россыпи. Как экономист он прекрасно понимал, что их надо сконцентрировать, собрать в руки своих работников, что и было со временем достигнуто. Акции пришлось выкупать даже из-за границы.

Сегодня все они в собственности 994 акционеров: 307 — действующие работники комбината и 687 — бывшие, пенсионеры и другие свои: геологи и прочие.

Покупая и сберегая акции комбината даже во времена его трехлетнего простоя, они спасли его. Поэтому Иван Степанович непреклонен в необходимости выплаты дивидендов, помня о тех 687, кому сегодня особенно трудно. С 2003 по 2016 год дивидендов акционерам комбината выплачено 1 миллиард 955 миллионов рублей.

В лексике руководителей страны не было еще слова «диверсификация», когда Иван Степанович предложил создать свой лесопромышленный комплекс (ЛПК), много лет уже действующий на современном импортном оборудовании. Комбинатом за это время не продано ни одного бревна-кругляка. Отходы ЛПК сжигаются в современнейшей котельной, отапливая промзоны и поселок из 30 пятиэтажек. Сэкономлены многие-многие тысячи тонн дальнепривозного (200 километров до Дальне-реченска, половина из них — таёжная грунтовка со множеством перевалов со снежными заносами и гололёдом) топливного мазута.

В сегодняшней прибыли комбината — 20,4 миллиона рублей уже лесозаготовителей и деревопереработчиков.

Комбинат выжил, много лет живёт без банков -ских кредитов, на свои кровные, на них во многом содержа и поселок, но живет не беспроблемно.

Выработка остатков месторождения вольфрама даётся всё труднее и дороже. Государством полностью он не востребован, а экспорт его обложен заградительными пошлинами. За четыре года они обошлись комбинату в 399 миллионов рублей. Для страны — даже не смешные деньги, а для комбината — ещё какие! Отмена пошлин решается очень медленно, да и решится ли… Несколько обнадёживает, что в неё включился губернатор. Его вмешательство ценно при любом исходе: Андрей Владимирович озаботится льготами не тех, кого ещё нет, а тех, кто предан краю, трудится на его благо, не уедет.

Если кому-то покажется, что я забыл назвать Лермонтовский ГОК, он ошибается. Просто напомню, что строился он Приморским ГОКом как собственное производственное подразделение. Построен так, что прибыльно заработал в первый же месяц. Но впору того самого разгула демократии и парада суверенитетов вырвался на волю, пошел по рукам, коллектив просил вернуть в Приморский ГОК, но отдан был краевой администрацией сначала Дальполиметаллу, а потом и Примтеплоэнерго. Кто только в эти годы предприятием не руководил, кто только, похоже, его не «доил». Хорошо, что губернатор успел уже вмешаться в его судьбу, назначил директором человека, которого назвал сам коллектив.

Будем надеяться, что государство как ему и положено, будет арбитром, а не игроком, что мы наблюдаем уже четверть века…

…Новый посол США в России в начале 90-х Роберт Страусс, приехав домой через год в отпуск, предупредил Конгресс: людей в России, знающих и помнящих дореволюционный рынок, нет. Денег ей не давать — разворуют.

Как в воду глядел.

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники