ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Владимир ТЫЦКИХ

Нельзя было ни обидеться, ни тем более кого-то упрекнуть, если бы 10 марта 2005 года большой зал Пушкинского театра остался пустым. В связи со снегопадом, как всегда, парализующим Владивосток, городская администрация объявила об отмене всех мероприятий.

Он появился, как обещал, за час до начала. Несмотря на проблемы и напряжение последних дней, связанные с работой в театре и в институте искусств (тогда ещё в академии), где он преподавал. Было видно, как человек замотан, как он безмерно устал и насколько не ко времени оказался литературно-музыкальный вечер, который он согласился вести. Но маэстро был безупречно спокоен. Как будто ни сложности на работе, ни дурная погода на улице, ни кажущееся неизбежным отсутствие зрителей в зале его не касались. Сколько-то минут ушли на разговор со звукооператором, с актёрами, писателями и другими участниками вечера, и ведущий уже держал в руках сценарий концерта, а все остальные без репетиции знали свой манёвр…

Мы подружились ещё в прошлом веке. Нас объединяет многое сверх проверенных жизнью приятельских отношений. Достаточно сказать, что более двух десятилетий — всё время, как она существует — заслуженный деятель искусств, режиссёр и актёр, художественный руководитель Театра кукол Виктор Васильевич Бусаренко сотрудничает с литературно-музыкально-художественной студией «Паруса». Мог бы и не сотрудничать. Правда, что для человека с таким статусом и послужным списком самодеятельная студия любителей литературы и всяких искусств, которых, увы, становится всё меньше? Да при его-то занятости… Понятно, на каждое заседание «Парусов» Виктор Васильевич не приходит. Но всегда находит время для дел, в которых желательно его персональное участие.

Принято считать, что талантливые люди талантливы во всём. Однако есть немало таких, кто фанатично сосредоточен на чём-то одном, оставаясь как бы слепым и глухим ко всему остальному. Бусаренко — человек как раз разносторонний. Если бы театральная работа оставляла ему больше времени, Виктор Васильевич, к примеру, немало преуспел бы в литературе. Однако уже и то, что им написано, открывает нам вполне самостоятельного прозаика, поэта, драматурга.

Не знаю, сколько раз прочёл за годы, прошедшие после её выхода в свет, тоненькую книжку «Сундучок Мельпомены», но опять и опять открываю её — наугад, на любой странице. И уверен: скучно не будет:

«В курилке старого ТЮЗа сидит, как обычно, актёрская компания и травит анекдоты. Толя Серебрянский… рассказывает:

- Стою на остановке, жду трамвая. Подходит симпатичная молодая девушка, улыбается и спрашивает: «Ваша фамилия Серебрянский? Вы актёр?» Ну, думаю, вот и слава пришла! Тоже ей улыбаюсь, да, говорю, я актёр Серебрянский. А она мне: «Очень хорошо. Вы в нашу библиотеку две книги должны, так верните, пожалуйста…»

- Ты что — книги читаешь? — изумился Януш»…

Или ещё — на той же страничке: «ТЮЗ едет на гастроли. И.М. Ли-озин (режиссёр — В.Т.у за завтраком жалуется соседям по купе:

- Ужасно спал сегодня. Такие кошмары снились…

- Расскажите, Игорь Михайлович! — теребят актёры.

- Да приснилось, что я умер. Прилетаю на небо, а там две оградки, вроде парковых, и у ворот архангел дежурит. Я, конечно, сразу к райской двери, а он мне: «Артистов в рай не пускаем». И тут я вижу через решётку — ты по раю гуляешь… — косится на Гену, тогдашнего тюзовского героя-любовника.

Гена — весь внимание.

- Ну, я архангелу говорю: «Да вот же Гена в раю, а ведь тоже артист». А тот: «Гена? Г…о он, а не артист!»"

10 марта 2005 года в Пушкинском театре Виктор Васильевич не прочёл своих стихотворений, не пропел своих песен, не исполнил миниатюр. Он просто провёл литературный вечер. Как всегда, душевно, по-семейному тепло, подарив праздник людям, которые, несмотря на буйство стихии и отмену всех мероприятий, собрались в зале. Получилось славно, так что к концу вечера я почти пришёл в себя.

Вчера, как только угрожающе набух свинцовым мороком Гнилой Угол, ещё до объявления прогноза погоды, при первых признаках близкого циклона начал впадать в панику, неодолимо теряя способность управлять собой. Ночью с десяток раз выходил на лоджию, оглядывая небо, не предвещавшее ничего хорошего. Снег, правда, задержался часов до трёх-четырёх, лишь временами летела реденькая колючая крупа. Но у человека, знакомого с нравами приморской погоды, сомнений не оставалось: вот-вот с неба повалит и задует со всех сторон.

Утром позвонили из Находки: писатель Шепчугов не приедет, ансамбль «Приморочка» пока надеется на изменение обстановки… Накануне недомогавший, совсем расклеился народный артист России, во всех отношениях дорогой мне человек Александр Столяров… И, в конце концов, найдётся ли зритель, способный в лихую погодку высунуться из дому?!

При таких делах разум теряется, пропадает воля. Беспомощность перед неизбежным разрушает изнутри. Начинаешь действовать автоматически, живя, сохраняя себя одной мыслью, что рано или поздно всё должно закончиться…

Только дома — не сразу — успокоился: да ведь всё получилось по-настоящему хорошо! Благодаря ведущему. Жаль только, Виктор Васильевич не прочёл своего чего-нибудь новенького, пока не изданного, а может, и ненаписанного… И тут же подумалось: а если бы режиссёр Бусаренко не побрёл сквозь буран в Пушкинский театр — не отщёлкал бы писатель Бусаренко на компьютере вечером 10 марта 2005 года какую-нибудь замечательную историю из тех, им ещё не рассказанных, которых у него хватит не на одну книгу? И что было бы интереснее, важнее?

Ответа я не знаю.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники