ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Телешоу против «Смерти Сталина»

«Я фильм не смотрел, но осуждаю». Под таким вот до боли знакомым каждому советскому человеку девизом в телешоу на федеральных каналах обсуждали комедию британского режиссера Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина», прокат которой должен был вот-вот начаться в России, но вмешались подлинные патриоты — деятели культуры, депутаты, и министерство культуры, выдавшее фильму прокатное удостоверение, его быстренько отозвало. До лучших, как говорится, времен.

«Здесь смеются над тем, что для нас является неостывшей памятью. Есть вещи, над которыми глумиться нельзя», — морализировал в эфире ток-шоу «Место встречи» дежурный либерал Борис Надеждин, тут же продемонстрировавший, что есть и такие вещи, над которыми глумиться можно и даже нужно. К примеру, фамилия зловредного режиссера — чем не повод для ерничанья? «Этот Бесталуччи вонюччи недобертолуччи — мы не можем запретить ему снимать фильм, но зачем у нас показывать?» Ведущий Андрей Норкин тут же подхватил: «Кажется, Наум Коржавин говорил, что за фильм «Последнее танго в Париже» Бернардо Бертолуччи нужно подвесить за то место, которое он демонстрировал». Студия восторженно взвыла.

Когда немецкий журналист попытался объяснить, что это сатира, у которой свои законы, на него накинулся некий член Академии геополитических проблем: «Подожди, дойчланд. Вот смотрите сами и ржите. Кинематография

- это информационное оружие. Опросы показывают, что 67% одобряют действия Сталина и считают национальным героем. Тот, кто привез кино, — дурак или предатель? Это информационная диверсия против России».

Владимир Соловьев на канале «Россия», видимо, был настолько уязвлен самим фактом появления такого вот очернительского фильма, что обращался к теме несколько вечеров подряд. «В нашей культуре не принято смеяться над своей матерью», — назидательно увещевал он создателей фильма и его сторонников, подтверждая тем самым, что для него, как и для активных противников фильма, Сталин хоть и не мать, конечно, но уж точно отец родной. Впрочем, он на всякий случай подстилал себе соломки: мол, злодеяния Сталина скрывать не надо, но и извращать их недопустимо.

Тряслась от негодования посмотревшая фильм Елена Драпеко: «Было ощущение, что жабу съела. Меня тошнило всю ночь. Это сознательная провокация. Им нужно, чтобы люди возмутились против власти. Это поругание нашей истории, наших символов, не только Сталина, но и всего правительства, всего нашего народа, который они представляют уродским».

Александр Хинштейн, также посмотревший «Смерть Сталина» на закрытом показе в Министерстве культуры, обнаружил недюжинные способности кинокритика: «Фильм не смешной. Плохой как фильм. Не держит. Нет сюжета. Я к концу просмотра даже заснул».

Днем позже в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» обсуждали тему «Какие кумиры нам нужны?». По данным опроса ВЦИОМ, в тройку кумиров ХХ века вошли Гагарин, Высоцкий и маршал Жуков. В пятерке же лидеров оказались Сталин и Солженицын.

И снова именно Соловьев раз за разом предлагал не сбрасывать со счетов заслуги Сталина перед историей и народом — все-таки Верховный главнокомандующий, кузнец нашей Великой Победы. Историк же Юрий Петров предложил объединить двух лидеров опроса — Гагарина и Высоцкого со Сталиным — при помощи строчек из песни Высоцкого: «Ближе к сердцу кололи мы профили, чтоб он слышал, как бьются сердца». И хитро улыбнулся при этом — так, что можно было понять: Сталин и для Гагарина с Высоцким был путеводной звездой.

А вот Ленин набрал вдвое меньше голосов в опросе ВЦИОМ, чем Сталин. И некоторые присутствующие объяснили это тем, что на телеэкране Ленина недавно представили агентом Парвуса, что и сказалось на доверии к нему зрительских масс.

Любопытно, что ровно в эти дни на канале «Культура» идет сериал «Меморандум Парвуса» — авторская версия фильма Владимира Хотиненко «Демон революции», показанного на канале «Россия» к 100-летию Великой Октябрьской революции. И образ Ленина в фильме отнюдь не канонический. Прямо скажем, крайне неприятный тип этот Ленин в трактовке Владимира Хотиненко, подписавшего, кстати, обращение деятелей культуры против показа в России британской картины «Смерть Сталина». А его собственная картина — не глумление ли над историей, не кощунство ли по отношению к вождю мировой революции? Ведь там, страшно сказать, Ленин, как какой-нибудь Троцкий, ходит налево от законной жены Надежды Константиновны к боевой подруге Инессе Арманд и никаких угрызений совести не испытывает.

Или возьмем еще один кощунственный фильм — прямое надругательство над святынями: «Комедия строгого режима», снятый по мотивам довлатовской «Зоны» аж в 1992 году и многократно показанный по ТВ. В нем руководство колонии строгого режима в патриотическом угаре решает силами заключенных поставить к 100-летию Ленина революционный спектакль. Виктор Сухоруков, играющий уголовника, которому по сюжету досталась роль вождя, уморительно смешон, и это уж в чистом виде карикатура на нашего национального кумира, которая должна оскорблять его фанатов до глубины души. Запретим, что ли, хотя бы и задним числом?

Галича с его антисталинскими песнями туда же — в топку? Мандельштама с его «кремлевским горцем» репрессировать вторично. «Его толстые пальцы, как черви, жирны,/И слова, как пудовые гири, верны,/Тараканьи смеются усища,/И сияют его голенища./А вокруг него сброд тонкошеих вождей»?

Нет, конечно. Эти же свои. И вдобавок ко всему -уже давно умершие. «Не сказать о живых, а покойников мы бережем», — как писал нынешний юбиляр Владимир Высоцкий, смутьян, посмертно объявленный лучшим и талантливейшим поэтом эпохи, судя по тому, что в преддверии его 80-летия музей Высоцкого почтил присутствием сам президент Путин.

Чужим же не дадим марать нашу историю и наших кумиров. «Пусть над своими издеваются. Пусть снимут, как Рузвельт идет в туалет, а королева-мать вступает в интимные отношения с игроками «Манчестер Юнайтед», — кричали участники телешоу.

Показательно, например, что письмо министру культуры Мединскому написал сын Хрущева Сергей, усмотревший в картине «Смерть Сталина» «пасквиль на весь народ и руководство страны того времени и, в частности, на образ моего отца, Н.С. Хрущева». При этом Сергей Никитич не выразил никакого протеста против недавней программы Первого канала «На самом деле», где высказывались самые дикие версии относительно деятельности его отца: что разоблачение культа личности Сталина он устроил из личной мести за сына, якобы обвиненного в измене Родине, что Крым подарил жене, уроженке Западной Украины. Своим можно. Иностранцам — ни-ни. Диверсия. Провокация. Информационная война. В чем, собственно, в очередной раз убедились наивные телезрители, которые фильм «Смерть Сталина» не видели и вряд ли увидят, но зато теперь, безусловно, осуждают.

Ирина ПЕТРОВСКАЯ, «Новая газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники