ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Много публикаций, в которых обсуждают сегодня статус Владивостока: столица округа, город федерального подчинения, конкуренция с Хабаровском. В недавнем послании президента Владивосток удостоился особого внимания. Впервые на высшем уровне поднят вопрос о пространственной организации страны.

Мы гордимся, что Россия самая большая страна: 17 млн кв. км. За нами следуют Канада, Китай и США, территория каждой из которых в пределах 10 млн кв. км. А Дальний Восток сопоставим по площади с Австралией. Поэтому проблемы территориальной организации для нас не только теория, но и важные практические задачи, которые пока остаются нерешёнными.

Как должно быть организовано жизненное пространство на столь разнообразной территории, как достичь максимального уровня производительности, и обеспечить людям достойную жизнь: то ли концентрировать население в двух-трех десятках крупных городов, то ли сохранять умирающие поселения, распыляя и без того небольшие бюджетные ресурсы. Пока не найдена модель оптимальной пространственной организации производства и расселения для России. Это сдерживает и экономическое, и социальное развитие, а без этого вряд ли можно обеспечить динамичное развитие страны.

Дальний Восток как пилотный проект

Решить эту проблему сразу для страны в целом не просто. А что, если для этих целей рассмотреть территорию Владивостокской агломерации, получившей за последние годы мощный импульс инфраструктурного обустройства, на которой можно в относительно короткие сроки создать оптимальную пространственную организацию, обеспечить высокий уровень конкурентоспособности на внешних рынках, повысить привлекательность территории за счет высокого уровня жизни населения? Успешная реализация такого проекта может стать началом выхода страны из затянувшегося социально-экономического кризиса.

Неразгаданный код

Мы до сих пор не разгадали код, переданный нашими предшественниками: М.В. Ломоносовым, А.И. Герценом, Г.И. Невельским, Н.Н. Муравьевым-Амурским, Д.И. Менделеевым, которые утверждали, что богатство России будет прирастать Сибирью, а место на берегу Золотого Рога нарекли Владивостоком. Какой фантазией нужно обладать, чтобы назвать не именем царствующей особы, адмирала, или первого корабля, а — «Владеть Востоком». Двухсотлетняя история Тихоокеанской России до этого начиналась с выхода к Тихому океану в октябре 1639 года, когда был заложен будущий Охотск. Сегодня для нас это далекий и малоперспективный поселок, но именно он почти полтора века выполнял функцию главного порта на Дальнем Востоке. Потом были Петропавловск, Николаевск, откуда дошли и до Владивостока. Но и здесь выбор не был однозначным: альтернативой Золотому Рогу была бухта Новгородская в Посьете, рассматривался и вариант бухты Ольга, Порт-Артур на время оттянул ресурсы от Владивостока.

Почему так не получается у нас?

Совсем недавняя история, участниками, очевидцами или свидетелями которых были многие из нас. Точка отсчета — 1960 год. Начало «Большого Владивостока». Постановление правительства, внимание руководства страны, за неполных тридцать лет население города выросло с 290 тыс. почти до 650 тыс. человек, а к концу века ожидался рост до 700 тыс. человек. Казалось бы, такой импульс, скоро здесь будет большой город. Но почему же нас за эти годы обошли наши соседи: Сингапур, Гонконг, Шанхай, Далянь, Сеул, Харбин, а сегодня пытаются обойти ещё недавно невидимые на карте Суйфэньхэ, Муданцзян, Дунин, Хэйхэ. Объяснять можно по-разному, но думаю, что главное кроется в постановке цели: как её ставили они, и как формулировали для себя мы. Из этого важно извлечь главное — концентрация ресурсов на достижении поставленной цели, агломерационный эффект позволял достичь высокого уровня развития.

Выбор приоритета

Что предлагают нам сегодня, и что сегодня в приоритете. Позиция министерства развития Дальнего Востока: ориентация на экспорт природных ресурсов. Вот такое примитивное понимание того кода, который нам передали первооткрыватели. Неужели в этом установка главы государства на то, что «Дальний Восток является приоритетом на весь ХХ! век»? Экстенсивный подход во всех начинаниях министерских чиновников: если свободный порт Владивосток, так до Чукотки, если бесплатные гектары, то аж 25 млн россиян, если территории опережающего развития, то все что угодно, лишь бы побольше инвестиций. Но реакция населения, как чуткого индикатора неблагополучия — продолжающийся отток и ухудшающееся качество человеческого капитала.

Дальний Восток -это что?

Что может изменить ситуацию, и какой подход может стать альтернативой? Прежде всего понимание востока страны: Дальний Восток — не только 6,2 млн кв. км территории, это еще и 5,5 млн. кв. км акватории в национальных границах. Где должны быть основные порты страны, морской транспорт, танкеры, рыболовный флот, рефрижераторы? Сравните акваторию Балтийского моря — 415 тыс. кв. км и одиннадцать стран, входящих в этот бассейн, или акваторию Черного — 422 тыс. кв. км и семь стран. И Дальний Восток, где все порты едва ли по мощности составят половину корейского порта Пусан, где крупнейшее некогда Дальневосточное пароходство сократилось по количеству судов в десять раз, управление осуществляется теперь из Москвы, а часть здания пароходства во Владивостоке занимает аптека. По выражению одного из экспертов, у нас не порты, а «портики», и надеяться, что за счет преференций здесь когда-нибудь возникнет действительно порт, сопоставимый с Далянем, Шанхаем или Сингапуром, даже не серьезно.

Выбор цели

Чтобы изменить ситуацию, необходимо прежде всего точно сформулировать цель: России необходима интеграция в экономику стран Азиатско-Тихоокеанского региона, и для этого требуется концентрация ресурсов на видах деятельности, которые будут либо конкурентоспособны, либо востребованы при любых обстоятельствах. Таких видов деятельности не так много, и главным образом они сосредоточены в аэрокосмической сфере и в области освоения Мирового океана. На это и должны быть нацелены преференции, которые готово предоставить государство. Не любые «не запрещенные законом» виды деятельности, когда достаточно вложить 5 млн руб., а то, что будет работать на развитие космической отрасли и повышать потенциал морских видов деятельности. Все остальное может здесь работать, запретов быть не может, но риски бизнес берет на себя, государство по отношению к нему только гарантирует соблюдение российских законов. Определившись с приоритетами, могут быть сформулированы и цели конкретных проектов, в которых заинтересовано государство. Например, в течение ближайших десяти лет увеличить портовые мощности на определенной территории доведя их до уровня 200-300 млн тонн, ориентируясь на передовые технологии, роботизированные производства, с широким спектром специализации. Кроме того, невозможно обойтись без создания крупной национальной судоходной компании, и это тоже задача государственной важности.

Какой может быть стратегия?

А далее встает вопрос, где и как размещать эти производства. Совершенно очевидно, что курс, избранный Минвостокразвития на расширение числа муниципалитетов, входящих в закон о свободном порте Владивосток, является нерациональным (мягко говоря) и не приведет к ожидаемому результату. Ибо наделяя таким статусом тот или иной пункт, государство обязуется (по закону) обеспечить его необходимой инфраструктурой, чего никакой бюджет не выдержит. Значит, ресурсы необходимо сконцентрировать на некоторых территориях и в относительно сжатые сроки решить крупные задачи: например, довести портовые мощности в ближайшие десять лет до уровня, сопоставимого с уровнем портов Китая, Кореи, Японии. Именно поэтому самой подходящей территорией является Владивостокская агломерация, состоящая из Владивостока, Артёма, Надеждинского, Шкотовского и Хасанского районов. На этой территории, включая и часть акватории залива Петра Великого, формируются две-три площадки новых портов, судостроительный завод, судоремонт, обслуживающие производства, складские и перерабатывающие мощности. Но, как правило, всё это разрозненные частные стратегии, конкурирующие между собой за землю, береговые участки, федеральный бюджет и преференции. В границах агломерации появляется возможность скоординировать действия игроков, наладить кооперацию между ними, обеспечить высокий уровень специализации — эффективность повышается в разы, растёт уровень конкурентоспособности на внешних рынках. Преимущества данной территории будут проявляться по мере наращивания портовых мощностей и согласования действий с планами железнодорожного ведомства, которое готово увеличить объемы перевозки в полтора раза. А с ростом скорости доставки грузов из Азии в Европу и обратно Транссиб реально конкурентоспособен по отношению к китайскому Шелковому пути.

Нужен Мировой город

Актуальная задача, которая может быть решена по мере развития Владивостокской агломерации, — создание на российском Дальнем Востоке города по масштабу и функциям сопоставимого с городами Азии. В России в настоящее время всего 15 городов с численностью населения более миллиона человек. За последние годы с активизацией деятельности Минвостокразвития еще один город вошел в число милли-онников, но не на подведомственной территории — это Краснодар, за последние 3-4 года население которого за счет дальневосточников выросло с 800 тыс. до 1 млн 200 тыс. человек.

От Красноярска в Сибири и на Дальнем Востоке, а это половина территории России, больше нет ни одного миллионника. Показатели уровня урбанизации на Дальнем Востоке самые высокие в стране — более 75 процентов, тем не менее, это преимущественно небольшие города с населением менее 50 тыс. человек. За четверть века с карты региона исчезло более сотни населенных пунктов, а с учетом сокращения населения региона почти на 20 процентов, в городах не только сохраняется численность, но даже небольшой рост. То есть, процесс концентрации населения происходит естественным путем без целенаправленного регулирования со стороны властей. Два самых крупных города Дальнего Востока -Владивосток и Хабаровск — таковыми являются только на собственной «площадке», но вряд ли они сопоставимы с городами наших соседей. А сформулировать цель: создать здесь город, отвечающий параметрам Мирового города, когда даже Москва не по всем пунктам отвечает таковому, — задача более чем амбициозная. Но если кому-то это кажется пустыми мечтаниями или больной фантазией, пусть посмотрит на историю Сингапура, Шанхая, Сеула, других городов последних тридцати лет. Почему получилось там и почему невозможно здесь? Всё зависит действительно от того, какая цель поставлена, какая последовательность действий определена и насколько хватает воли реализовать задуманное. А в плане обозначенной главой государства цели любая другая постановка задачи бессмысленна.

Признаки Мирового города

Главными критериями, по которым определяется, соответствует город статусу Мирового или глобального города, называют следующие: относительно высокая численность населения; место концентрации штаб-квартир крупных транснациональных корпораций (ТНК), международных организаций; мировой финансовый центр; центр обрабатывающей промышленности в мировом масштабе; крупный транспортный и коммуникационный узел международного значения; высокоразвитая сфера деловых услуг.

Очевидно, что на данный момент Владивосток не отвечает ни одному из этих критериев, как, впрочем, не отвечают им и более крупные города России. Но это то, что выражается количественно, может быть определено во времени и сформулировано в виде конкретных задач. Одним из главных преимуществ территории Владивостока является экономико-географическое положение, которого не имеет 90% территорий России. Он расположен так, что многие мировые центры находятся к нему ближе, чем к Москве: Сан-Франциско, Токио, Сеул, Пекин. В XXI веке конкуренция между странами — это конкуренция между городами. По прогнозам ООН, к 2050 году 66% населения земли будут жителями городов и агломераций. В 2014 г. из 28 мегаполисов мира 16 находились в Азии. К 2025 году семь из десяти самых крупных городов мира будут в Азии. А что сегодня в планах министерства, которое отвечает за данный регион, есть хотя бы какие-то признаки движения в этом направлении? И только при такой постановке задачи имеют смысл последующие шаги по ее реализации.

Достижение цели потребует решения следующих задач

Определить границы Владивостокской агломерации, решив вопрос о включении в неё части акватории залива Петра Великого.

Выделить эту территорию в качестве самостоятельного субъекта федерации, разграничив функции между субъектами Приморский край и Владивосток (агломерация).

До конца столетия разработать стратегию социально-экономического развития нового субъекта федерации, выделяя этапы, в пределах которых реализуются конкретные проекты.

Разработать Генеральный план развития Владивостокской агломерации на основе Стратегии на период до 2050 года, ориентированный на градостроительное освоение значительной части территории в 9000 кв. км

Сконцентрировать финансовые ресурсы всех уровней на решении первоочередных задач по развитию портовых мощностей, инфраструктурному обустройству, созданию производств, связанных с освоением Мирового океана, включая сюда все преференции, предусмотренные федеральными законами о ТОРах, Свободном порте Владивосток, дальневосточном гектаре.

Разработать и внедрить на территории Владивостокской агломерации специальный закон об особом миграционном режиме, позволяющий получать гражданство любому инвестору, который вписывается в планы развития территории.

Важнейшим условием формирования города Мирового уровня на российском Дальнем Востоке является тесное взаимодействие Владивостока и Хабаровска, каждый из которых специализируется на выполнении определенных функций, исключающих конкуренцию между ними, и усиливающих друг друга за счет согласования между собой действий.

Хабаровск ориентирован на выполнение функции центра Дальневосточного федерального округа, координирующего деятельность всех девяти (десяти) субъектов федерации, и там же концентрируется работа министерства развития Дальнего Востока (с филиалами в Москве и в каждом из субъектов региона).

Владивосток выполняет функцию центра международных коммуникаций между Россией, Европой и странами Азиатско-Тихоокеанского региона (с размещением штаб-квартиры полномочного представителя президента России и служб министерства иностранных дел), предоставляя возможности для размещения на территории консульских организаций стран Азии и Европы, штаб-квартир ТНК, финансовых и страховых компаний и др.

Особая роль отводится Русскому острову, который в перспективе видится в качестве площадки международного сотрудничества, где для каждого из сообщества АТЭС может быть предоставлена территория для презентации своей культуры, экономических достижений и народа, и здесь же размещаются представительства городов России, демонстрирующие все разнообразие культуры страны. В усеченном виде и на короткое время эта идея сегодня реализуется как «Дальневосточная улица», а могла бы быть реализована в соприкосновении и взаимодействии культур Европы и Азии, что и по масштабу, и по результату будет значительно.

Нам бы что попроще, или заявим масштабный проект?

На отсутствие идей и предложений Владивостоку сегодня жаловаться не приходится. Нам услужливо готовы подкинуть бесконечное количество частных проектов японские или китайские компании, подвизаются столичные (КБ «Стрелка») и региональные (омский ИТП «Град») дизайнерские и проектные организации, когда заказчиком выступает не город или край, а некое АО «Агентство ипотечного кредитования жилья»! Одним не нужны российские конкуренты, когда есть Токио, Шанхай, Гонконг, Сеул, Сингапур, другие же просто не доросли до уровня рассмотрения задачи в долгосрочной перспективе.

А у самих жителей Владивостока и Приморского края есть понимание миссии той части России, где мы живём? Готовы ли они принять стратегию долгосрочного развития и сосредоточиться на ней, чтобы достичь желаемых результатов? На сайте администрации Владивостока висит разработанный в 2015-2017 годах, но так и не принятый документ «Актуализация стратегии и стратегического плана развития Владивостока до 2020 года с продлением срока действия до 2030 года». Возможно, большой объём (а труд состоит из четырёх томов на 2,5 тысячи страниц плюс краткая версия) стал препятствием для его принятия, хотя

многие проекты из Стратегии использовались во время весенних партийных тусовок. Но факт налицо: «нет пророков в своём Отечестве», чужой авторитет существенно выше, хотя импортные идеи лишь повторяют сформулированное здесь 20 лет назад. Неужели кто-то всерьёз думает, что нам и за нас кто-то принесёт конкурентную стратегию и как это вписывается в курс «поворота России на восток», отвечают ли предложенные проекты пониманию «Дальний Восток — приоритет на весь ХХ1 век» и как это согласуется с преференциями федеральных законов о ТОРах, Свободном порте Владивосток, дальневосточном гектаре?

Стартовала разработка Стратегии Приморского края, определился подрядчик -Высшая школа экономики. К управлению Приморским краем и Владивостока пришли новые люди, и важно, чтобы при всей важности текущих дел, это не стало главным содержанием их деятельности, не заслоняло видения перспективы. В предложениях инвесторов, которые охотно воспользуются льготами, заложена собственная стратегия, но из суммы частных стратегий никогда не сложится стратегия развития территории. Всё в точности до наоборот: только при наличии общей стратегии, следовать которой позволяет наличие воли, можно определить, кто из инвесторов вписывается в неё и может претендовать на льготы, а кто ни при каких условиях резидентом свободного порта или территории опережающего развития не станет. Запретов на открытие бизнеса быть не может, но если не вписываешься в стратегию развития территории, претендовать на льготы не можешь.

Китайский миллиардер, выступая модератором одной из сессий Восточного экономического форума в 2017 году, обратил внимание на важное обстоятельство (о чём наш президент, кстати, обещал подумать). Речь идет о том, где принимаются решения. По ключевым вопросам развития Дальнего Востока решения принимаются в Москве, что по оперативности, а иногда и по существу, делает такое решение малозначимым. В этой связи напрашивается разработка варианта принятия решения по принципу «двух ключей» — когда инициатива и продвижение проекта исходит от региона, а окончательное решение принимается после согласования с Москвой. Причем такие решения могут относиться как к вопросам регионального содержания, так и международным отношениям.

Потребуется серьезно переосмыслить и роль самого Владивостока. Например, идея увеличить грузооборот порта вдвое вроде сулит рост налоговой базы и бюджета города. Но наши 30-40 млн т грузов не сопоставимы с оборотом портов Кореи, Китая, а затраты на решение транспортных проблем вряд ли улучшат жизнь горожан. Возможно, более перспективным вариантом будет специализация города преимущественно на туристической деятельности, а это уже совсем иные решения. Потребуется последовательный вывод промышленных предприятий с акватории бухты Золотой Рог и последующая её рекультивация. И тогда не вызовет сомнений необходимость вывода и портовых мощностей, потому что для города специализация на пассажирских перевозках и туристско-рекреационной деятельности может стать наиболее востребованной.

Давайте это сделаем!

Не отказываясь и с благодарностью принимая предложения наших соседей, следует помнить, что, решая частные вопросы, всегда будешь натыкаться на общие.

Поэтому постановка вопроса о Мировом городе на востоке России вполне уместна, и задача в том, чтобы обеспечить существенный прирост численности населения. Стратегическим направлением должно стать максимально лояльное отношение и приглашение сюда крупных ТНК и международных организаций; для страны с таким количеством часовых поясов необходимо формировать здесь мировой финансовый центр; масштабы занимаемой территории и береговой линии позволяют ставить задачу о возрождении центра обрабатывающей промышленности в мировом масштабе; у Владивостокской агломерации есть потенциал, позволяющий сделать её крупным транспортным и коммуникационным узлом международного значения; ничто не мешает нам создать здесь высокоразвитую сферу деловых услуг; федеральный университет из Дальневосточного постепенно должен превратиться в Российский Азиатско-Тихоокеанский университет, где будут учиться до 100 тысяч человек, половину из которых составят студенты из азиатских стран.

Только так можно будет обеспечить динамику развития российского Дальнего Востока, а успешная реализация пилотных проектов позволит распространить их на всю Россию.

Юрий АВДЕЕВ, к.э.н., Тихоокеанский институт географии ДВО РАН.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники