ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Покажите владивостокца, по просьбе властей и автоинспекции города воспользовавшегося в снегопад не своим авто, а общественным автобусом, а ни черта я не замешкался, говорить и писать о снеге, о нас самих в нашем городе никогда не поздно и тем более не рано. К сожалению… мы ни ворчали, должны всё же признать, что снегоуборка Владивостока, в силу его ландшафтных особенностей, никогда не была, не есть и не будет делом простым. Сама по себе. А если и была попроще, то при советской власти, когда являлась делом всеобщим, всех нас, но то была другая страна, в которой мы знали соседей по лестничной площадке, не прятались за железными дверями, уступали место в трамвае.

Другое дело, что и сегодня, представляется мне, и без нашей всеобщей мобилизации, проблема сия не должна быть для властей столь драматичной, справляться с ней они могли бы и лучше.

У нас новый губернатор, у нас новый мэр.

Андрей Владимирович удивлённо поведал, что четыре часа добирался домой после снегопада осеннего, не сравнимого с мартовским. Народ незлобиво порадовался: по себе будет знать, каково нам. А Виталию Васильевичу такая вот информация для размышления: председатель горисполкома Виктор Георгиевич Нечаюк на работу каждое утро ездил по другой улице, чтобы и самому знать, где, что и как. Борис Фадеев вспоминал: как-то все они, его замы, сидели уже по своим кабинетам, а председатель вызывает их на улицу, где прорвало водопровод — прискакали на пустынный каток в лакированных ботиночках.

Сегодняшнему мэру пожелание у меня будет похожим, но другим.

Итак, что, на мой взгляд, можно бы делать иначе и лучше. Приморье в целом, Владивосток в частности — это не Сахалин и не Камчатка, метели и пурги в которых телевидение показывает нам регулярно, у нас же такое случается только раз в году, к счастью, не в каждом. Властям поменьше бы хныкать, пресс-службам поменьше бы восторгаться их непосильным трудом.

У нас действительно снегопад, снег у нас идёт. На Сахалине и Камчатке он не падает и не идёт, там, как на Чукотке, где в Угольных Копях ваш корреспондент служил трёхлетнюю срочную. Там всегда шквальная метель при нулевой температуре, коркой налипающий мокрый снег обмораживает лица, а следом — 40-градусный мороз. В 62-м спрессованный ветром около 40 метров в секунду и мгновенно замороженный мокрый снег, помнится, пришлось… пилить.

И ничего: и армия, и гражданские, а то и сообща, живут, не хнычут, каждый делает своё дело.

Меня до сих пор веселят прогнозы-страшилки об ураганном ветре «до 20 метров в секунду».

…Нынче снег выпал в праздничное 8 марта, потом три дня были выходными, а главное — тёплыми, всё таяло. Предыдущий такой мощный снег случился 5 марта в бытность мэром Владимира Николаева, но тогда последующие дни были холодными. Выходит, Верке-енко достался Владивосток на пресловутой крымской широте, а Николаеву — на колымской долготе. Главы города жаловались тогда, что уборочную технику умыкнули их предшественники. Николаеву её и впрямь не досталось, морпе-ховские бэтээры растаскивали брошенные хозяевами личные авто. Солнцу хватило работы до мая.

Заместитель Виталия Веркеенко Леонид Вильчинский плачется сегодня, что уборочной техники не хватает, но мы же сами видим, что его очередному шефу и досталось её немало. Другое дело, что главным в городе стал частный легковой автомобиль, на который под руководством самого Леонида Платоновича та техника и работает. Главное — расчистить дороги для машин, что трактора-щётки и делают, если не мешают частники, как повезло на этот раз 8 марта.

Взрывная автомобилизация города стала проблемой и без снега. Каким скоротечным оказалось ильфопетровское «автомобиль не роскошь, а средство передвижения»! В нашем городе он превращается в свою противоположность. Даже в хорошую погоду, не говоря уже о скверной, никакие призывы не выезжать, не действуют. Частный автомобиль мешает и общественному пассажирскому транспорту, которого, не станем же отрицать, стало в последние годы несравнимо больше прежнего. В бесплатную грандиозную парковку он превратил весь город, убивая в нём общественную зелень.

Время вернуться и к обещанному пожеланию новому мэру. Те трактора-щётки, расчищая дороги частному легковому и общественному транспорту, одновременно отсекают пассажиров от последнего. Снег-то трактора отгребают к обочине проезжей части, воздвигая метровой высоты барханы. Через одни надо перебежать, с других, боясь соскользнуть под колёса, забраться в автобус. Вот на это-то и обратить бы внимание Виталию Васильевичу. В частности, на «Третью Рабочую» в половине седьмого утра, когда сотни горожан в темноте уже спешат на работу. С того самого бархана (остатки которого солнце доедает и сегодня, на 14-й день после снегопада) штурмуя проходящие автобусы маршрутов №№ 7 и 54. А остановка напротив, в тени рынка, вообще ужасна — ей таять еще с месяц. Виталий Васильевич, посмотрите заодно, что стало с детской площадкой, какова ярмарка, что устроили автостраховщики. «Рабочая» и «Народный» — в «классовом состоянии»…

И так продолжается многие годы. Скажите, трудно разве виртуозам-трактористам не отсыпать тот бархан на остановках хотя бы на длину автобуса? Так ли трудно властям обязать их этого не делать? Кстати, мне особенно не понятно, почему никогда не чистится многомаршрутная автобусная остановка перед железнодорожным вокзалом, подо льдом пассажирские подиумы, а автобусы 31-го маршрута уже несколько месяцев грохаются в яму провалившегося асфальта? Даже здесь!

Но злоключения наши на автобусных остановках вроде бы заканчиваются, а начина-ются-то раньше.

Наш город на горках, делающих его не только своеобразным, но и, в приложении к нашему разговору, проблемным. Это город сотен, если не тысяч бетонных, дощатых и металлических лестниц. Разве не их очистка должна быть первостепенной — сразу после снегопада, в любое время суток, непременно до того, как люди поутру, ещё в сумерках, пойдут на работу. Но, в лучшем случае, мы поднимаемся по очищенным ступенькам… возвращаясь домой.

Работа эта сегодня в основном гастарбайтеров. Народа на чужбине подневольного, послушного, но уже и обрусевшего: если вам самим это не нужно, то нам-то больше вашего зачем?

Кстати, а сколько в городе дворников, достойно ли им платят?

…Проблема снегоуборки многогранна, но многие годы не меняется. Власть меняется, а пробема — при нас. Да, нет всеобщей нашей мобилизации, но город-то расписан предприятиям и организациям: пользуетесь, наживаетесь — любите и саночки возить. Любят не все. Вот власть при этом должна быть властью. Но сегодня она и сама, похоже, сделала откровенную ставку на солнце. А снег у нас бывал в апреле и даже в мае.

Между тем, власть сама же замалчивает и главное последствие этой проблемы. В снег и после него травмпункты города несколько дней переполнены покалечившимися пациентами (бывали и летальные исходы).

О чем только не проводятся общественные слушания, но только не об этом, а надо бы в первую очередь. Речь ведь идёт о народосбережении. Есть ли что важнее? У города должна быть ясность на все времена: что, кем и где делается. Независимо от смены властей. Мэры приходят и уходят, а мы остаёмся.

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Постскриптум

Если бы по прямой и по горизонтали, то ваш корреспондент живёт неподалёку от средней школы № 73. Давно уже семейной моей обязанностью было ходить на родительские собрания, после учебного года белить и красить класс. Теперь хожу в школу только в дни выборов. В минувшее воскресенье подошёл к ней одной дорогой, а уходил другой. От школьного крыльца до многоступенчатой бетонной лестницы — снежно-ледяной каток, в котором до асфальта пробита стёжка-дорожка шириной сантиметров 40. Только бы не поскользнулась и не упала на ней директриса. Парни 10-11-классники, помолитесь и вы за это. Ну и за себя тоже…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники