ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

С давних уже времён первый весенний месяц в нашей стране проходит под знаком одного дня — 8 марта. В этом месяце сбор «Парусов» традиционно посвящается прекрасной половине человечества. И «Приморская лира», конечно, не могла обойти вниманием замечательного, всеми любимого праздника. Изначально, как прежде уже много раз бывало на страницах «Утра России», мужчины литературной студии собрали для публикации произведения, посвящённые любимым мамам и жёнам, дочерям и сёстрам. Но вдруг подумали: не лучше ли отдать литературную страницу самим женщинам? Пусть это будет подарком и поздравлением авторам и — в их лице — всем читательницам «Приморской лиры»!

Елена Ялынная знакома приморским любителям литературы. Её прозаические миниатюры печатались в журнале «Сихотэ-Алинь», еженедельнике «Литературный меридиан», в газете «Утро России». Истории, которые она рассказывает, не выдуманные. Дочь флотского офицера, она живёт на Русском острове в двух шагах от отца, капитана 2-го ранга в отставке Владимира Ялынного, в богатой флотской службе которого было немало событий драматических и весёлых, вполне обыденных и на редкость необычных, порой фантастических, сюжеты которых находят своё воплощение в творчестве Елены.

Русский остров, Тихоокеанский флот и, разумеется, сама литературная работа связывают авторов «Приморской лиры»Елену Ялынную и Ольгу Филиппову. Ольга живёт далеко от Приморья, в Ростовской области, в городе Каменске-Шах-тинском. На Русском острове, на Тихоокеанском флоте начиналась офицерская биография её отца Юрия Филиппова. Он служил на морском тральщике «Василий Громов». С апреля 1974-го по июнь 1975-го находился на боевой службе в Индийском океане, участвовал в боевом тралении Суэцкого канала, за что был награждён и досрочно получил очередное воинское звание. Ольга много лет поддерживает творческие связи с дальневосточниками, её стихи и проза печатались в «Сихотэ-Алине». Прозаик и поэт О. Филиппова способствует популяризации творчества студийцев, их представительству в литературном процессе в европейской части России. В двадцать лет дебютировала в периодических изданиях. Лауреат нескольких премий, в т.ч. премии «Феникс» за достижения в области литературы и искусства. Публиковалась в коллективных сборниках стихов «Аз Есмь», «Беседы с Александром Сергеевичем», «Из варяг в греки» и др. Автор поэтических сборников «Небесная гряда», «Вспышка света», «По течению слов…» и др. Друзья в студии «Паруса» считают Ольгу Филиппову во всех смыслах своею.

Елена ЯЛЫННАЯ: ОХОТА НА МУРЕНУ

Большой десантный корабль из отряда военных кораблей, направленных в Индийский океан, встал на якорную стоянку вблизи острова Сокотра. В переводе с санскрита — Остров Счастья. С этим названием трудно не согласиться. Такого уникального, одного из самых изолированных мест на планете, больше не найти. В первую очередь из-за ландшафта, который можно принять за декорацию к фильму о внеземной цивилизации. На небольшом архипелаге из четырёх островов в Индийском океане, расположенном в двухстах пятидесяти километрах от Сомали и трёхстах сорока километрах от Йемена, обитают сотни видов редких зверей и птиц, а богатая растительность ещё до конца не изучена ботаниками. Природный музей, где в естественных условиях растут около двухсот видов растений, нигде более не встречающихся.

Сумасшедшее ботаническое разнообразие и очарование соседствует с тишиной и огромными дикими пляжами, плавно стекающими к известняковым плато с множеством подводных пещер и гротов.

Как-то вечером за рюмкой чая во флагманской каюте БДК между офицерами завязался разговор. Морякам в долгом морском походе наскучило однообразие корабельной жизни, захотелось как-нибудь встряхнуться, сделать что-то необычное, даже экстремальное.

- Пойдем завтра охотиться на мурен? — предложил Владимиру его давний товарищ-сослуживец Александр Мамонтов.

- С удовольствием! — легко согласился бывалый военмор. — Заодно посоревнуемся, у кого добыча будет крупнее.

- Точно! — загорелся Вовкиным азартом Мамонтов. — Только нужны помощники.

За муренами Владимир Ёлочкин наблюдал довольно часто. Особой привлекательностью они не выделяются: больше похожи на змей, чем на рыб, из-за своей голой кожи без чешуи и плавников. Огромными сильными челюстями с острыми, как шипы, и кривыми, как сабли, зубами морские чудовища не только удерживают добычу, не давая ей вырваться, но и наносят глубокие раны жертве. Правда, агрессивна хищница только, когда голодна. В остальное время она мирно отдыхает на дне, предпочитая проводить большую часть суток в своей пещере.

Володя решил пригласить в напарники добродушного, весёлого Павла Биденко. На силу его можно положиться — богатырь, только весу сто двадцать килограммов!

- Пойдёшь со мной завтра на мурену?

- Пойду, конечно!

Владимир не догадался спросить, умеет ли Биденко нырять. Павел легко согласился, не подумав. Сослуживцы разошлись по своим каютам спать.

Мамонтов с напарником, наоборот, всю ночь мастерили снасти, крепили к гарпуну акулий крючок, затачивали ножи.

Наутро после завтрака друзья запрыгнули в катер и, прибыв на облюбованное место, надев ласты и маски, дружно плюхнулись в море.

У Ёлочкина с Биденко снаряжение не отличалось замысловатостью. Владимир с финкой, прикреплённой, как всегда, к ноге ремешком, шёл впереди. От него старался не отставать Павел, вооружённый двухметровой армату-риной-восьмигранником из нержавеющей стали. Обманчивое ощущение близости морского дна придавало неопытному пловцу неоправданную уверенность. Вода температуры парного молока была настолько прозрачна, что казалось: летишь в воздухе, как птица.

Медленно паря над живописным дном, метрах в ста от берега охотники увидели несколько особей, зорко выглядывающих из-под больших валунов. Напарник обрадовано указал на одну из них.

- Вот эта!

- Маловата будет! — авторитетно заключил Володя, и они поплыли дальше.

Вскоре бывалый ныряльщик с удивлением обнаружил огромную морскую змею: она лежала не в пещере, как обычно, а прямо на дне. Гладким упругим телом размером с телеграфный столб мурена окружала большую груду валунов.

- Вот она, наша! — радостно возгласил Володя. — Готовь копьё, а я быстренько подберусь к ней из-за камней, ударю ножом в голову…

Глубоко вдохнув, он нырнул к месту лежбища океанской хищницы, надеясь, что плывёт бесшумно. Но змеюка чутко следила за каждым движением в воде, не давая себя обмануть. Внушительная голова разворачивалась вслед за ныряльщиком, как локатор. Беззвучно раскрывалась огромная пасть, обнажая живописнейшие челюсти. Казалось, тварь спрашивала: «Кто потревожил мой покой? Кто может на это решиться?»

Владимир всплыл. Напарник уже шлёпал ластами метрах в тридцати.

- Друг! Ты куда?!! Не уходи!

Набрав побольше воздуха в лёгкие, охотник нырнул снова. Жуткая пасть широко разверзлась навстречу, с явным удовольствием демонстрируя устрашающе изогнутые зубы. Владимир, недолго думая, с силой вонзил нож прямо в разинутую челюсть. Зверюга в ярости забила мощным хвостом, за несколько мгновений расшвыряв как песчинки груду близлежащих валунов.

Стальное лезвие осталось в глубоких недрах «ротика” монстра. Настал черёд копья. Вынырнув на поверхность, Владимир разглядел маячившую вдалеке голову Биденко.

- Подгребай ко мне! — крикнул он.

Морская змея тем временем выплюнула острый клинок и стала медленно уходить в сторону берега. Приблизился Павел.

- Достань ножик со дна, а мне дай пику.

Уже не шифруясь, прибавил скорость. Догнал мурену, изо всей силы ударил копьем по голове. Рыбка легко стряхнула с себя железяку на морское дно и продолжила движение. Достав пику с десятиметровой глубины, Владимир огляделся по сторонам. Вдалеке блеснула маска напарника.

- Догоняй! — крикнул охотник и пошёл вслед за хищницей. Она плыла, извиваясь длинным блестящим телом, изредка оглядываясь на обидчика. Глаза полыхали искромётным огнём. Яростным взглядом мурена кричала:

«Будь я сильнее тебя, с радостью удавила бы!»

«Ты же сильнее, дурочка! — мысленно отвечал Володя. — Голову откусила бы, не поперхнулась…»

Человек и гигантская змея постепенно выплыли на пятиметровую глубину. Появились рифы. До берега оставалось метров тридцать, а мурена всё шла и шла между кораллами. Володя в который раз ударил копьём в голову. Тем временем Биденко на пределе своих возможностей умудридся достать нож с глубины и догнать товарища. Он нырял впервые в жизни…

Володя ещё раз попал змеюке копьём в голову, воткнул остриё ножа по самую рукоятку в район шеи, взвалил на плечо обессилевшую, но ещё живую добычу и начал буксировку к катеру, таща за собой более пятидесяти килограммов живого веса. Биденко шёл следом и видел, как голова монстра возвышалась над его товарищем и щёлкала острыми кривыми зубами рядом с маской. Подплыв к катеру, увидели: друзья-соперники уже расслабленно сидят на баночках, принимая солнечные ванны. Их мурена покоится на дне судёнышка.

Трофей с трудом подняли на борт. Мощные голова и хвост перевесились по обе стороны баркаса. Гигант длиной два метра тридцать сантиметров оказался длинней экземпляра Мамонтова на полметра.

В итоге, вообще-то, как всегда, победила, конечно, дружба. Охотники отрубили змеям головы. Они считаются очень ядовитыми и могут испортить деликатес.

Вечером на корабле состоялся экзотический ужин из нежного мяса змееподобной рыбы, похожего на куриное филе.

Ольга ФИЛИППОВА
Февраль

(венок безголовых сонетов)

1
Мороз ослаб, поскольку выпал снег.
В сугробах неуклюже вязнет утро…
И ближе мы не стали, и к весне
ничто не приближает нас. Как будто
нет ничего, чтобы из ряда вон.
Пролился чай, молчавший телефон
внезапно захлебнулся звонкой трелью.
Была заранее подведена черта,
но рвутся вздохи в трубку изо рта.
Редеет сумрак в тишине расстрельной.

2
Редеет сумрак в тишине расстрельной,
и проступают очертанья крон
по нарастающей. Злосчастный понедельник
к недоброй славе вновь приговорён.
Всем миром укорять его за тяжесть,
наверно, в этом худшее из ханжеств.
Кто и кого любил, потом отверг,
особой разницы не замечаем.
И те же чашки с недопитым чаем
подслеповато смотрят снизу вверх.

3
Подслеповато смотрят снизу вверх,
заискивая перед небом зимним,
два заспанных лица, и мнимый грех
творят рассудку вопреки или во имя.
Не угораздило ли нас влюбиться?
01Земля качнулась, пролетела птица,
пружина скрипнула в часах настенных.
Без разных предварительных бесед
друг к другу тянемся, как тянутся на свет
в проём окна тщедушные растенья.

4
В проём окна тщедушные растенья
вписались только для отвода глаз.
Ждём — не дождёмся мы, когда проденет,
проткнёт насквозь глубокий снежный пласт
весенний луч. И толстая иголка
сошьёт иной наряд, довольно ловко
покрыв стежками шёлковую гладь…
Не изменить привычный ход событий?
Тогда за правило себе возьмите
преувеличивать и тут же умалять.

5
Преувеличивать и тут же умалять,
к раздаче оплеух и поцелуев
не успевая. Если враг заклят,
то друг сердечен. Нехотя и всуе
изображать формальный интерес,
отказывая чувству наотрез.
Мотив знакомый — ноты «до» и «ля»:
едва проснувшись, зритель рукоплещет,
ему совсем не кажется зловещим
значенье снов по звёздам февраля.

6
Значенье снов по звёздам февраля
нельзя понять, тем более исправить
так, чтоб они, шалея и шаля,
не примешались рано утром к яви.
Дающие обет или зарок
переступают болевой порог
и новый шаг по-старому беспутен.
Мы тычем пальцем в собственную спесь,
пока не разорвалось сердце. Здесь
гадать о призрачной любви не будем.

7
Гадать о призрачной любви не будем.
Напрасный труд, к тому же кропотливый.
Пространство накрывает злоба будней,
сужая по закону перспективы.
Встаёт вопрос: «Чего же мы хотели?»
Февраль наполовину отметелил,
признаться, надоесть успел весьма.
В ответ талдычит голосок блаженный:
«Не надо высылать ей приглашений,
когда прийти, она решит сама…»

8
Когда прийти, она решит сама,
не притворяйтесь, что её не ждали.
Свисающих сосулек бахрома,
и пятачки чернеющих проталин -
свидетели. И грусть не ко двору,
вернее не к лицу, пусть отберут,
засунув в оттопыренный карман
последнее, что нам принадлежало.
Пора бы успокоиться, пожалуй,
но сердце одержимо, как шаман.

9
Но сердце одержимо, как шаман,
и учащаются его удары.
Всегда рискуем, что-нибудь сломав,
копаясь долго в механизме старом.
Не каемся и лезем на рожон,
а результат поистине смешон,
чужому пониманью не доступен.
На чудо уповаем через раз,
а может, на языческий экстаз,
уже давно призывно бьющий в бубен.

10
Уже давно призывно бьющий в бубен
отплясывает ритуальный танец.
Отчаянье, конечно же, погубит
и перекладывать вину заставит
на утро понедельника, безумно
копируя ритмический рисунок.
Неровен час, но ровен стрелок бег.
Не видим дальше собственного носа,
не верим в злую логику прогноза.
Мороз ослаб, поскольку выпал снег.

Подготовлено студией «Паруса» Общества изучения Амурского края.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники