ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Студия «Паруса”: живое общение литераторов, мастеров искусств с читателями и зрителями-слушателями, организация и участие в больших и малых культурно-просветительных проектах (благотворительная издательская программа «Народная книга», Дни славянской письменности на Дальнем Востоке, шефство над учебными заведениями, детскими домами, воинскими частями). Центральный вопрос в повестке студии — осмысление места и роли литературы в нашей жизни, в жизни нашей страны. Вопрос принял характер драматический, когда политика в области литературы как важная составляющая общекультурной политики перестала быть заботой государства. Она имела свои слабости, какие-то — весьма существенные — недостатки, но была понятна и осуществлялась системно, с осознанием, что в деле воспитания личности, формирования характера и мировоззрения человека её заменить нечем.

Литература с её историей, её непрерывной из века в век жизнью, со всем, из чего она состоит, чему и как служит, от чего зависит, на что влияет — понятие вселенское, необъятное. Но первое в литературе, без чего её попросту нет, — книга. Источник знаний. Учебник жизни. Виссарион Белинской считал её самой жизнью. Его слова: «Книга есть жизнь нашего времени. В ней все нуждаются — старые, и молодые, и деловые, и ничего не делающие; дети — также».

Однако книга книге рознь. Важно определить, какая из них необходима нам в первую очередь. Какая — для отдохновения от трудов праведных. Или — чтобы уснуть без снотворного. А какая — вредна, ядовита.

Красная Армия громила врага в Восточной Пруссии. Части 371-й дивизии уральцев располагались в Инстербурге — будущем советском Черняховске, чуть ли не вчера отбитом у гитлеровцев. Секретарь редакции дивизионной газеты «Сталинец» капитан Жилмостных с художником старшим сержантом Вагановым шли среди развалин разрушенного авиацией и артиллерией городка и неожиданно оказались около чудом уцелевшего здания гестапо. Что они в нём увидели, журналисты рассказали потом на страницах родной дивизионки. Заслуженный работник культуры РСФСР, всю жизнь после войны отдавший газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта», Виктор Андреевич Ваганов через полвека вспоминал эту историю во Владивостоке так, словно она только-только случилась.

Во всём здании гестапо обнаружился один старик-немец. Кто он, чего там делает, Жилмостных с Вагановым не интересовались. Попросили побыть экскурсоводом. Гроссфатер не отказал. Оглядели коридоры-комнаты, впечатлились подвалами-камерами. Забрели — не ожидали никак увидеть здесь — в библиотеку. Задержались. Ко многому привыкшие на фронте, давно, кажется, разучившиеся удивляться, они были если не потрясены, то изрядно обескуражены. На библиотечных полках среди прочих изданий стояли немецкие переводы русских писателей Тургенева, Толстого, Достоевского… Даже война не поколебала присущего нашим людям убеждения, что немцы как нация культурная, конечно, должны интересоваться великой русской литературной классикой. Но что делал в гестаповском застенке Николай Островский? Несколько весьма зачитанных экземпляров романа «Как закалялась сталь» стояли на отдельной полке… Четвертый год, ещё с первых боёв под Москвой, воевавшие с вермахтом уральцы не нуждались в переводчике. Отвечая на их недоумённый вопрос, старый немец загадочно улыбнулся: «По этой книге гестаповцы изучали советский характер».

Едва закончилась Великая Отечественная, в 1946 году, выдающийся писатель-фронтовик Константин Симонов писал: «Как закалялась сталь». Это ведь не лозунг и не просто красивая фраза. В романе не обойдены и человеческие несчастья. Напротив, с человеком происходит трагедия: его разбивает паралич, он болен — по маленькой мерке мелких душ — несчастен. Но ведь в то же время это роман о том, как закалялась сталь, сталь души. И поэтому, а не почему-либо другому, книга стала народной».

Книга, изучавшаяся в школе, знакомая в нашей стране абсолютно всем, воспитала несколько поколений советских людей. Теперь она из школьных программ выброшена. Как выброшены «Молодая гвардия» Александра Фадеева, «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого… Нынешние молодые в большинстве своём слыхом не слыхивали о «Волоколамском шоссе» Александра Бека. Во Франции эту книгу признали шедевром, в Италии — самым выдающимся произведением в русской баталистике. Книга была включена в список для обязательного чтения китайскими коммунистами, в образовательную программу офицеров армии Германской Демократической Республики, изучалась в Военной академии в Финляндии…

Какие писатели, какие книги изучают сегодня школьники и студенты в России — вопрос большой и очень интересный. Какую роль играет литература (вместе с тесно связанной с ней историей), хорошо видно на примере гитлеровской Германии и нынешней Украины, где инквизиторское сжигание книг сопровождало страшные национальные трагедии, потрясшие весь белый свет.

Писатель, о котором «Приморская лира» предлагает читателям вспомнить, в недавние времена изучался в школе. Имя его — Юрий Бондарев. 15 марта

Юрию Васильевичу исполнилось 94 года. Дата не круглая, но достаточно солидная, чтобы её заметили если не «широкие народные массы», конечно, болеющие за судьбу Родины, то хотя бы те сограждане, которые не утратили интереса к литературе и понимают её значение для настоящей и будущей жизни.

Далеко не все писатели даже из самых талантливых обладают даром провидцев. И, может быть, ещё меньше таких, кому присуще то редкое качество, о котором Виктор Астафьев сказал: «Мера мужества — мера таланта». Юрию Бондареву свойственно и то, и другое. На XIX Всесоюзной партийной конференции 29 июня 1988 года писатель с трибуны сравнил горбачёвскую перестройку с самолётом, который подняли в воздух, не зная, есть ли в пункте назначения посадочная площадка. Тогда же Юрий Васильевич открыто возмутился набирающим силу очернением советской эпохи, врунливым историческим некрофильством в печати и на телевидении. Сегодня видна его правота и видны результаты «реформ», названных Александром Зиновьевым «катастройкой». А «посадочная площадка» до сих пор не найдена. В этом контексте нетрудно уяснить, почему Юрий Бондарев наряду с другими советскими писателями, ставшими классиками при жизни, удалены из школьных программ по литературе и почти выключены из духовной, интеллектуальной жизни общества.

Он родился в глубине России, в городе Орске, в двух с половиной сотнях километров от Оренбурга. Творчество его принадлежит всей нашей большой стране, всем живущим в ней народам, за свободу которых он сражался на войне — самой кровопролитной и страшной из войн, случившихся на земле. Он навсегда останется представителем великого поколения людей, заслуживших вечную благодарность всех, кому посчастливится родиться и жить на планете, спасенной героями его произведений.

Юрий Васильевич бывал в наших краях. В архиве студии «Паруса» сохранилось несколько снимков известного фотожурналиста Бориса Подалёва с выездного пленума Союза писателей России 1987 года, проходившего во Владивостоке. Писатель лично знаком с некоторыми дальневосточниками, в судьбах отдельных из них принял живое участие. Так, один из основателей студии «Паруса», военный журналист Василий Самотохин в Союз писателей России был принят в Москве по рекомендации Юрия Бондарева. Писатель-пограничник полковник Самотохин ныне живёт в Санкт-Петербурге, поддерживает тесные человеческие и творческие связи с Приморьем, с Владивостоком, с Литературно-музыкально-художественной студией Общества изучения Амурского края.

Материал, посвящённый писателю Юрию Бондареву, присланный Василием Самотохиным для публикации в газете «Утро России», собирался автором в течение многих лет.

Василий САМОТОХИН: ДО КРАЙНЕГО МИГА

Среди писателей — участников Великой Отечественной войны Юрий Васильевич Бондарев является, пожалуй, одним из самых известных. Знаменитым его сделала повесть «Батальоны просят огня». Затем были «Юность командиров», «Тишина», «Последние залпы», «Горячий снег». Те, кто прочёл хотя бы одно произведение Бондарева, убеждаются в том, что для автора окопная правда не отрывается от большой правды века. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР, Государственной премии РСФСР, кавалер двух медалей «За отвагу» Юрий Бондарев часто встречается с военными, в том числе и с теми, кто носит на своих плечах зелёные погоны.

Автору этих строк посчастливилось побывать на двух творческих вечерах Юрия Васильевича в Санкт-Петербурге и Владивостоке. Писатель отвечал на вопросы из зала, среди них было много интересных, но мне запомнилось несколько, о которых и хочу рассказать.

- Юрий Васильевич, когда для вас началась война?

- Я только окончил 9-й класс, когда нас, вчерашних школьников, вызвали в райком комсомола, рассказали о сложившемся положении без прикрас. И тысячи ребят добровольно направились рыть окопы на западные рубежи.

Нас посылали под Смоленск и под Рославль. Всё было почти по-военному: всех разбили по взводам, расселили в крестьянских избах. Определили дневную норму на каждого — три кубометра земли. Это немало даже для молодых и крепких ребят, мы учились превозмогать напряжение. Но никто не отлынивал от работы, чувствовали, что фронт близко. И вот пришла новость — немцы прорвали оборону севернее Рославля. Мы оказались почти в окружении, нас спешно направили к поезду. В Москву удалось эвакуироваться с последним эшелоном, по дороге узнали, что такое бомбёжка. С Киевского вокзала я сразу помчался домой, но там никого не оказалось. Маму, бабушку, брата и сестрёнку эвакуировали в казахский город Мар-тук. Там я их и нашёл. В эвакуации окончил школу. Ну а потом учёба во 2-м Бердичевском пехотном училище, передислоцированном в Актюбинск. Там мы, будущие командиры, проходили ускоренное обучение.

- На какой фронт вас отправили? Были ли сомнения, что советские солдаты одолеют мощную немецкую армию?

- Моя война началась в Сталинграде. Туда я попал старшим сержантом. Командовал отделением. Сначала в нём был миномёт, а затем 76-миллиметровое орудие, в которое я влюблён до сих пор. Замечательное оружие, разбившее танки Манштейна, которые шли на помощь группировке Паулюса, зажатой в Сталинграде. Это была, может быть, наша главная задача — преградить путь армии Манштейна. С 76-миллиметровой пушкой мы воевали против танков до мая 1945-го.

У артиллериста тонкая работа. Небольшое смещение прицела — и танк есть, а тебя нет. Если всё точно — нет танка, а ты есть. Бойцы мёрзли на снегу. В морозы иногда невозможно было кайлом разрубить хлеб. Этот опыт лёг в основу всех моих военных книг. Под Сталинградом закончилась моя юность. На войне мы прошли через многое и были уверены, что видели в жизни всё, что ничто нас уже не сможет удивить.

В 1944 — 1945 годах мы воевали, не сомневаясь в победе. Чувствовали себя людьми, которые совершили то, что положено: защитили свой дом. И понимание этой русской дерзости и силы оставалось и в послевоенные годы. Это не означает, что не было трагедий, что победы давались легко. Однако я чувствовал себя счастливым. Конечно, война — это трагедия, но она раскрывает лучшие качества человека. Правда, и худшие тоже…

- А какими были ваши фронтовые товарищи? Какими были вообще советские солдаты?

- Солдаты, вместе с которыми мне довелось воевать, — это интересные люди с крепкой внутренней культурой. Большинство из них были из деревень, многие из далёких уголков России. Но с ними можно было поговорить и о Пушкине, и о Есенине, да и вообще обо всём на свете. И лучших солдат мир не знал. Когда мы работали с режиссёром Озеровым над фильмом «Освобождение», то долго изучали архивные документы. Тысячи документов. Мне запомнилось признание немецкого генерала Гюнтера Блюментритта: «Мы никогда не ожидали встретить такую Красную армию. Мы поразились её стойкости».

Легко разгромив Польшу, Францию, Бельгию, Данию, Норвегию, захватив сотни городов и посёлков, немцы в первый же день войны столкнулись с упорной обороной в небольшой приграничной Брестской крепости.

Вот что писал о начале войны пастор 45-й пехотной дивизии вермахта Рудольф Гшёпф: «Ровно в 3:15 начался ураган и пронёсся над нашими головами с такой силой, какую мы ни разу не испытывали ни до того, ни во всём последующем ходе войны. Этот гигантский концентрированный огневой вал буквально привёл в содрогание землю. Сразу же за последним артиллерийским залпом пехота начала переправляться через реку Буг и, используя эффект внезапности, попыталась быстрым и энергичным броском захватить крепость с ходу. Тут-то сразу и обнаружилось горькое разочарование. Русские были подняты с постели: это было видно по тому, что первые военные были в нижнем белье. Однако русские удивительно быстро пришли в себя, сформировались в боевые группы позади наших прорвавшихся рот и начали организовывать отчаянную оборону».

Выстрелы 600-миллиметровых орудий особой мощности «Карл» должны были привести не только к огромным разрушениям, но и деморализовать уцелевших после обстрела и побудить их немедленно сдаться в плен. Никто не поддался панике и не сдался. Советские воины сражались даже в полном окружении.

На гитлеровцев, прорвавшихся на Центральный остров, в рукопашную пошли бойцы 84-го стрелкового полка, у Тераспольских ворот на врага обрушились пограничники 9-й заставы, бойцы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, личный состав 333-го и 355-го стрелковых полков. Бои переходили в рукопашные схватки, уцелевшие немцы были блокированы в здании церкви.

Общее мнение всех, кто оборонял крепость, было таким, как у пограничника лейтенанта Кижеватова: «В плен не попаду. Я буду бороться до последнего дыхания даже тогда, когда в крепости не останется ни одного защитника».

Ещё одно яркое свидетельство мужества защитников крепости оставила Наталья Михайловна, жена лейтенанта Сергея Чувикова.

- Я видела, какой героизм проявили воины-пограничники, бойцы и командиры 333-го стрелкового полка, — рассказывала она. — Никогда мне не забыть пограничника, раненного пулемётной очередью в обе ноги. Когда я оказала ему помощь и женщины хотели унести его в укрытие, он запротестовал, просил передать лейтенанту Кижеватову, что ещё может, лёжа у пулемёта, бить фашистов. Его просьбу удовлетворили…

Во второй половине дня 22 июня, когда на время стих ураганный артиллерийский огонь, мы из подвала увидели, что недалеко от помещения комендатуры среди груды развалин лежала Тоня Шульженко и около её трупа ползал сынишка. Мальчик находился в зоне постоянного обстрела. Никогда не забыть мне пограничника, который спасал Диму. Он пополз за ребёнком. Протянул руку, чтобы подтянуть мальчика к себе, но так и остался лежать… Потом двое раненых снова поползли к Диме, спасли его.

Оказывали сопротивление фашистам все воины, но я считаю, что чудеса героизма проявляли прежде всего пограничники…

- Что бы вы пожелали пограничникам, которые стоят на страже наших рубежей?

- Уверенности в том, что они делают нужное дело. Сейчас в условиях сложной международной обстановки эта уверенность крайне нужна. Я не раз был на заставах, в пограничных отрядах. Там служат настоящие мужчины, которые держат порох сухим каждый день, каждый час. Таких не напугаешь, ответят так, что мало не покажется. В 1999 году я был награждён знаком «За заслуги в пограничной службе» I степени. В 1994 году я отказался от награждения орденом Дружбы народов, написав в телеграмме президенту России Борису Ельцину: «Сегодня это уже не поможет доброму согласию и дружбе народов нашей великой страны». От ордена отказался, а медалью пограничной горжусь…

Мы стоим на краю пропасти. Предательство становится нормой жизни. Предательство того, за что погибали старшие братья и сёстры. Люди хорошо проявились в своей сути, и боль, и страдания от того, что мне довелось всё это видеть, обратили меня снова к моей юности, к войне, к тому живительному роднику товарищества, которым мы так дорожили на фронте…

На своём творческом вечере Юрий Бондарев прочитал такие строчки:

…Лошадь захромала — командир убит,
Командир убит -армия бежит,
Враг вступает в город, пленных не щадя,
Потому что в кузнице не было гвоздя.

И потом добавил:

- Вот такой образ приходил мне на ум для характеристики состояния, в котором находились мы тогда. Сейчас народ пробудился. Армия вооружается, военные показывают настоящее воинское мастерство, и я этому очень рад. На границе порядок, нас начинают уважать. Сейчас мне за Россию не стыдно…

***

Те встречи запомнились мне надолго, и я всегда внимательно следил за выступлениями писателя, его книгами. Общался с ним, когда он приезжал в кадетский пограничный корпус имени генерала армии В.А. Матросова. Тогда уже были опубликованы его «Искушение», «Непротивление», «Бермудский треугольник» — книги, написанные с верой в будущее человечества. Тема современная и очень нужная людям. Тридцать лет назад Юрий Васильевич убеждал общество, что оно играет с огнём, что перестройка напоминает ситуацию 1942 года, которая сложилась в Сталинграде, что нас ждёт поражение, если немедленно не остановить игру в реформы.

Прочтите романы Юрия Васильевича Бондарева. В них читателю предоставляется возможность самому решить проблему достижения человеческого счастья, проникая в философские глубины. Что значит познать последнюю тайну? И что значит быть счастливым? И в чём сокровенный закон человеческой жизни? В счастье, отвечает своими романами Бондарев, отождествляя счастье с подлинной человечностью. Как его достичь? И достижимо ли оно в нашем расколотом мире?

«Всю историю российский народ то распинался адскими посланниками, то избавлялся от мук и беды, возвышаясь в величии мужества и преодоления, казалось бы, невозможного. Нет, Россия никогда не станет холопией. Как бы мы ни относились к родному народу, как бы нас ни раздражала его простодушная доверчивость, порой неповоротливая медлительность, упование на «барина», бескрайнее терпение, как бы мы ни разочаровывались в его нерадивой памяти к горьким урокам истории, служить своему народу сердечным смыслом — значит не предавать его, быть с ним вместе до последнего часа, до крайнего мига, до последнего предела».

Эти слова настоящего солдата, большого писателя земли нашей, звучат как наказ поколения от-цов-дедов нам, сыновьям и внукам одержанных ими побед, благодаря которым живёт наша страна и живём мы сами.

Подготовлено студией «Паруса» Общества изучения Амурского края.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники