ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Депутаты решили обсудить

Крылатая фраза «Кадры решают все» для Приморья стала актуальной как никогда раньше. Но все ли делается для того, чтобы регион не испытывал кадровый голод? Эту озабоченность проявили депутаты Законодательного собрания. Комитет по региональной политике и законности инициировал тематический круглый стол. Речь шла о проблемах привлечения иностранных граждан для осуществления трудовой деятельности: собираемость налогов, потребность в кадрах, вопросы выдачи разрешений на работу, надзорная деятельность, способы сокращения теневого рынка в сфере миграции. Меня и моих коллег пригласили для обсуждения очень острой проблемы: каким должен быть механизм привлечения иностранной рабочей силы, насколько можно повысить его эффективность. Оказались мы там не случайно, в прошлом году объединив усилия НКО «Фонд правовой поддержки» (Денис и Мария Дега), Приморской общественной организации «Консультационный центр по вопросам миграции» (Сергей Пушкарев) и АНО «Азиатско-Тихоокеанский институт миграционных процессов» стали получателями гранта президента по созданию Центра комплексной поддержки мигрантов. Идея проекта в том, чтобы перейти от практики случайного привлечения трудовых мигрантов к систематическому, организованному набору тех, кто действительно нужен работодателям, в целом экономике края.

Вопрос чрезвычайно актуальный, потому что возрастающей инвестиционной активности должен соответствовать прирост трудовых ресурсов, чего в реальности не происходит, а в ближайшие годы может попросту перечеркнуть все грандиозные планы из-за кадрового дефицита.

Нас становится меньше

Одна из самых тревожных тенденций — продолжающееся сокращение численности населения края. За 2017 год оно сократилось на 11,1 тыс. человек, и на начало 2018 года нас осталось 1 млн 912,1 тыс. человек. Сокращение происходит и за счет оттока населения (на 58%), и за счет превышения смертности над рождаемостью. Увеличивается удельный вес лиц старших возрастов, детей в ближайшие пять лет будет меньше, стимулирование рождаемости сможет повлиять на демографический потенциал не скоро.

Практически исчерпаны все возможности вовлечения в экономику незанятого населения. Меняется структура: безработных в крае немного, а тот, кто не занят, вряд ли будет востребован. По состоянию на 01.08.2017 г. работодателями было заявлено 81,6 тыс. вакантных рабочих мест, годом раньше заявляли только 35,9 тыс. А численность безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости края, составила 12,7 тыс. чел. (на 01.08.2016 г. — 16,6 тыс. чел.).

Привлекательность Приморского края будет определяться успехами реализации проектов, которые обсуждались на Восточном экономическом форуме. Но пока ситуация складывается не в нашу пользу. Снижается миграционный поток как в обмене между регионами страны, так и из-за рубежа. Ситуация с трудовыми ресурсами в стране, за исключением пяти-семи благополучных территорий, тоже остра, поэтому рассчитывать на большой приток не приходится. С иностранной рабочей силой ситуация не лучше: поток из дальнего зарубежья сократился (китайцы стали зарабатывать дома, на северных корейцах — санкции), а поток из ближнего — мигранты из республик Средней Азии с изменением курса рубля к доллару теряют в доходах — тоже сокращается. Даже тех, кто приезжал к нам с востока Украины, не всегда удается удержать. Как в этой ситуации можно серьезно относиться к министерским реляциям о приросте новых рабочих мест, если их некем занять? Радостно отрапортовать или все же подумать, откуда появятся рабочие руки?

Кто в ком нуждается, и всегда ли виноват мигрант?

Поиск источников дополнительной рабочей силы — предмет озабоченности не только краевой власти, бизнеса, муниципалитетов, но и жителей края: учителей и врачей, преподавателей вузов и домохозяек. Всем нам важно, выйдя из дома, увидеть во дворе чистоту и уют, в детском саду и школе — атмосферу доброжелательности и порядка, в магазине или парикмахерской — приветливое обслуживание с хорошим настроением, в городе и между городами — нормально работающий транспорт, хорошие дороги. А это зависит от того, кто обслуживает ваш дом и двор, воспитывает ваших детей, сидит за рулем автобуса и чинит дороги. Другими словами, это мы с вами и те, кто сюда приезжает и хочет жить и работать рядом с нами.

Возникающие трения и недопонимания, которые складываются между старожилами и вновь приехавшими — проблема не сегодняшнего дня. Даже когда в Приморье вслед за первыми поселенцами появлялись новые люди из европейской части России, их тоже не всегда встречали доброжелательно, бывало всякое. Но когда сегодня утверждают, что большинство преступлений — это «понаехавшие», намекая, что все беды от них, хочется спросить, а мы, принимающая сторона, всё ли сделали, чтобы не доводить дело до криминала. В какие рамки поставлен мигрант, чтобы здесь легализоваться, в каких условиях вынужден жить, чем и как питается, где лечится, как к нему относится работодатель — множество вопросов, которые порой доводят человека до отчаяния.

В массовом сознании сохраняется впечатление (у руководителей разного уровня тоже), что миграционный поток неиссякаем, и если понадобится, всегда сможем им воспользоваться. Внешние потоки сокращаются, о чем свидетельствует статистика, между регионами страны нарастает конкуренция за население, но пока это не воспринимается. Представим на минутку, что к нам поехали люди. Готов ли край принимать большие объемы трудовых мигрантов, готовы ли мы организовать их жизнь, трудоустройство так, чтобы и людям было хорошо, и край получал дополнительное население?

Совсем недавняя история дала возможность опробовать в крае две модели организации миграционных потоков. В 2014-2016 годах в край приехало несколько тысяч соотечественников из Донбасса. Жилье, трудоустройство, медицинское обслуживание, — проблемы, которые решить оказалось непросто: в одном месте есть жилье, но нет работы, в другом — наоборот, и для приехавших мучения, и для края нерешаемая задача. А ведь это наши соотечественники, с тем же языком, квалифицированные специалисты, бежали, бросив дома, желая стать гражданами России и остаться навсегда. Но всех ли удалось удержать здесь, и в чем они нуждаются сегодня? Иная ситуация, когда строились объекты к саммиту АТЭС: работало ни много ни мало 110-120 тыс. человек, были мексиканцы и турки, китайцы и узбеки. Но эти приезжали заведомо на время, а после сдачи объекта возвращались на родину -вопросы жизнеобеспечения минимально, но были решены. Кое-кто остался, и за счет Программы содействия добровольному переселению соотечественников более 3 тыс. человек стали жителями Приморья. Какая из этих моделей лучше, эффективнее? Все зависит от того, какая задача решается: за счет соотечественников обеспечиваем прирост населения края, за счет трудовых мигрантов — прирост инфраструктуры.

Кстати, некоторые объекты к саммиту АТЭС в 2012 году остались недостроенными не только потому, что работа была плохо организована или не хватило денег — недосчитались рабочих рук. По нашим оценкам, занятых (при том уровне производительности) должно было быть 170-180 тыс. человек, но (такова миграционная политика!) их число не превышало 120 тыс., что сказалось на результате.

Зачем мигранты, и что теряет край

Несмотря на значительный прирост инфраструктурных объектов в крае за последние годы, потребность в наращивании социально-инфраструктурного потенциала (жилье, детские сады, дороги, инженерные коммуникации и др.) остается большой. А вот «окно возможностей» совсем скоро может превратиться в «форточку». Все, за счет чего мы реально можем сокращать дефицит рабочих рук — мигранты из Средней Азии. Да, это не всегда высокий уровень квалификации, хотя иногда среди них объявляются кандидаты наук, врачи, учителя, а строителями они становятся не по своей воле. Их достоинством является пока сохраняющийся скромный уровень притязаний к быту, и даже к заработной плате. Многие здесь оказались случайно, плохо владеют языком, иногда не понимают, куда попали, но коль уж здесь, пытаются немного заработать и уехать домой. Но есть и те, кто хотел бы остаться, и мечтает о том, что сюда переедет семья. Хорошо, если такой мигрант попадет к нормальному работодателю, который даст возможность заработать и вернуться на родину или привезти сюда семью.

Но реальная картина следующая: численность иностранных граждан, прибывших в край без виз и получивших патенты для осуществления трудовой деятельности, составила в 2016 году 8 328 человек, в 2017 году — 14 151 человек. Всего же в 2017 году в Приморье прибыло 52 132 граждан Узбекистана. Получившие патенты находятся в поле зрения УФМС, но их меньше трети от числа прибывших, остальные остаются вне экономики края: где работают, что получают, как платят налоги и т.д. За девять месяцев 2017 года в бюджет края поступило 265 миллионов рублей от оформления патентов на право работы. В 2016 году краевая казна пополнилась на 190 млн рублей. Но это лишь пятая часть того, что она могла получить -1,5 млрд руб. в год!

Почему это получило поддержку

Проект в рамках гранта президента по созданию Центра комплексной поддержки мигрантов как раз и нацелен на то, чтобы начать устранять «пробоину» в краевом бюджете. По существу, это лишь первый шаг по формированию механизма управления миграционными потоками через организованный набор, и, как нам кажется, заслуживает более пристального внимания и поддержки со стороны властей.

Организованный набор мигрантов предполагает системную работу как на стороне выхода мигрантов, так и на территории вселения. И там и здесь должны быть структуры, которые будут отвечать, с одной стороны, за качество потенциального работника, а с другой — за то, что он будет обеспечен работой и всем необходимым для жизни. Со стороны Узбекистана, по крайней мере, такие сигналы есть: они готовы заниматься организованной поставкой трудовых мигрантов, а вот готовы ли их принять мы? Какой из департаментов администрации края будет этим заниматься? Чиновники могли бы время от времени представительствовать в коммуникациях со структурами в странах выхода мигрантов, но у них такого задания нет, а инициативу проявлять — себе дороже.

Но ведь в этом, если хотите, ключ к решению многих проблем. Зачем нужно жителю другой страны, который хочет просто заработать где-то, потому что дома нет никакой работы, ехать за тридевять земель, чтобы выяснить, что он не прошел тест на знание русского языка, истории, да еще просрочил с оформлением документов и подлежит депортации за наш счет. Почему бы по договоренности между администрацией края (возможно, вместе с заинтересованными группами работодателей) и соответствующей структурой в стране выхода мигрантов не организовать тестирование, подготовку документов и определение будущей сферы приложения труда и работодателя еще на той стороне? Человек приезжает работать, уже зная, что у него будет жилье, все необходимые условия, а главное — что он будет делать и сколько зарабатывать.

Конечно же, найдутся оппоненты, приводящие примеры единичных мигрантов, у которых что-то не сложилось, и жизнь приняла драматический оборот. Так вот, до тех пор, пока не будет отлажен механизм организованного набора, пока каждый будет ехать на заработки случайным образом, именно так и будет происходить. По мере того, как оргнабор станет правилом, люди поймут, что данная система будет для них страховкой от рисков оказаться вне правового поля.

Кто-то должен взять на себя инициативу продвижения межправительственного соглашения по поводу организационного набора мигрантов, открытия пункта первичной оценки профессионального уровня будущего работника. С такой инициативой и выступили Фонд правовой поддержки, Консультационный центр по вопросам миграции и Азиатско-Тихоокеанский институт миграционных процессов. Подали вместе заявку на грант президента по созданию Центра комплексной поддержки мигрантов, и заявка была одобрена. Задача будущего Центра — взаимодействие с соотечественниками, которые хотели бы вернуться на родину, а также с теми, кто хотел бы стать участником оргнабора для работы в крае.

Что может получиться и почему нужно это делать сейчас?

Разрешить ситуацию можно с помощью механизма регулирования процессов трудовой миграции в рамках действующего законодательства. Предлагаемая система позволяет повысить управляемость трудовой миграцией, снизить незаконную миграцию, повысить миграционную привлекательность края для квалифицированных, социально-активных мигрантов, повысить поступления в бюджет края за счет увеличения налоговых выплат.

Федеральный закон № 115-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» позволяет по соглашению между администрацией края и МВД России назначить уполномоченную организацию по предоставлению государственной услуги по оформлению и выдаче патентов иностранным гражданам. В качестве такой организации Общественный экспертный совет по развитию экономики Приморского края рекомендовал Фонд правовой поддержки миграционных процессов как исполнителя президентского гранта.

Такой шаг целесообразен и с учетом намерений Агентства по внешней трудовой миграции при министерстве труда Республики Узбекистан открыть свое представительство в Приморском крае по реализации Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Республики Узбекистан «Об организованном наборе и привлечении граждан Республики Узбекистан для осуществления временной трудовой деятельности на территории Российской Федерации». Уполномоченная организация могла бы взять на себя функции по связям с Агентством по вопросам оргнабора и дальнейшего трудоустройства необходимых экономике края специалистов в соответствии с заявками работодателей.

Что посоветовать депутатам

Перед краем стоят масштабные задачи, связанные с привлечением инвестиций в проекты ТОСЭР, Свободного порта Владивосток, но если и теперь решение проблем трудовых мигрантов будет оставаться в руках ведомства, не отвечающего за конечный результат, вряд ли можно рассчитывать на успех. Более того, если усилия так и будут направлены на решение частных задач, хотя каждый конкретный эпизод важен, но при этом не сложится общая картина, системное видение ситуации — единственное, что позволит принять долгосрочные стратегические решения, повышающие конкурентоспособность региона за человека, — рассчитывать на успех не следует.

Подходит время подводить итоги принятых три года назад федеральных законов. Заканчивается вторая пятилетка программы «Соотечественники», но что-то массового переселения в край (как и по стране) не наблюдается. В прошлом году правительство РФ утвердило Концепцию демографической политики для Дальнего Востока, согласно которой к 2025 году прибавка на весь федеральный округ должна составить аж 300 тыс. человек, хотя с начала 90-х потеряли почти 2 млн. В этих и многих других решениях недостает системности. Затраты большие, а результат?

Законодательное собрание края абсолютно верно озаботилось проблемой и в правильном направлении готово вести поиск решения: без привлечения иностранной рабочей силы поднять экономику края будет крайне сложно. Но нужно понять, зачем и какие мигранты нам нужны, на какой результат должны быть ориентированы наши усилия, как сделать так, чтобы не происходило замещения местного населения приезжими, в каких сферах нужно сконцентрировать дополнительно рабочие руки, и что нужно сделать, чтобы к нам захотели поехать не только гастарбайтеры, но люди, для которых наш край со временем станет своим, а они сами станут нашими. Поэтому круглые столы, семинары, конференции — все это хорошо, но у края должна быть региональная программа миграционной политики, в которой найдется место не только для формальных структур, но и для инициативных групп гражданского общества. Такая программа неизбежно должна выйти на понимание, что к уже принятым федеральным законам, стимулирующим приток инвестиций, должен быть принят документ, способствующий притоку трудовых ресурсов, без которых всякие инвестиции останутся мертвыми или будут растащены по офшорам. Речь идет об инициативе по подготовке проекта федерального закона «Об особом миграционном режиме для (локальных территорий) Дальневосточного федерального округа». Для региона, приоритетного на весь ХХ! век, абсолютный рост населения является социально значимой задачей.

В таком законе должны быть предусмотрены варианты согласования действий административных органов и общественных структур, в нем должны быть заданы параметры миграционной привлекательности территории. Тесное и эффективное взаимодействие между формальными и неформальными структурами может стать основой формирования гражданского центра управления миграционными процессами, которому со временем будут переданы функции, несвойственные правоохранительным органам.

Проект, который получил признание грантом президента, направлен на устранение препятствий при реализации существующего законодательства, организацию коммуникаций между властью, мигрантами, работодателями и местным населением. Проект направлен на реализацию задач, сформулированных в Концепции демографической политики Дальнего Востока, является залогом стратегического курса: «Подъем Дальнего Востока — национальный приоритет на весь XXI век», главный ресурс которого -человеческий потенциал.

Проектом предусматривается решение вопросов для разных групп мигрантов (дальневосточников, стремящихся отсюда уехать; россиян, желающих получить здесь гектар; трудовых мигрантов из стран СНГ; староверов, возвращающихся на родину; соотечественников, решивших воспользоваться госпрограммой; студентов, приехавших за получением знаний и решивших здесь остаться; выпускников столичных вузов, задумавших реализовать себя здесь; иностранцев, желающих получить российское гражданство и др.). Понимание мотивов в каждой из этих групп позволит адекватно отразить их в будущем законе «Об особом миграционном режиме для ДВФО», при корректировке госпрограммы «Содействие добровольному переселению…» и в Концепции демографической политики для Дальнего Востока.

Проект исключает излишнюю опеку и наделение привилегиями группы переселенцев, ориентируется на преодоление законодательных барьеров и административной казуистики. Активному переселению должны соответствовать масштабы вложений в социальную инфраструктуру, распределяемую как на вновь приезжающих, так и местное население. Возможные диспропорции повышают риск оттока населения с более высоким уровнем капитализации, и замещением его маргиналами. Эта функция находится сегодня вне компетенции тех, кто управляет миграционными потоками, и может стать важной частью работы Центра. В этом принципиально важный социальный аспект проекта.

Юрий АВДЕЕВ, ведущий научный сотрудник ТИГ ДВО РАН,кандидат экономических наук.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники