ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Я отношусь к счастливому поколению, которое родилось после войны, до середины 1950-х. Нам повезло еще до рождения. Потому что выжили наши отцы. Этому счастью есть мера: из мужчин, родившихся в 1922-23 годах, отцами стали всего 3%… Представьте: всего 3 из 100. Лично мне счастье дважды привалило еще в августе 1941 года под Одессой, куда отец прибыл молодым лейтенантом 21 июня 1941 года. Первый раз повезло, когда немецкий снайпер промахнулся и прострелил ему шею, а не голову, а второй — что чудом уцелел катер, на котором его, лежачего, вывезли из окруженного города. А потом нам везло все четыре года войны — четыре ленточки за ранения.

В День Победы я накрою стол. Поставлю на него фотографии покойных уже отца, тестя и тёщи. Как принято, в три стакана налью водки и прикрою черным хлебом. Достану и разложу их награды, которых много. Помяну…

Помяну тестя, который был особистом и смершевцем. Причем хорошим, судя по орденам. Видели бы сегодняшние смердяковы, которые изображают в кинопасквилях людей в синих фуражках сплошь мерзавцами, милейшего человека, который не мог жить без живности: канареек, павлинов, голубей и собак. Его мартышка Машка перемещалась из школы в школу и радовала нас, школяров. И у него был особенный дар: он легко укрощал и дрессировал любую собаку. В старости он жить не мог без шахмат и часами играл сам с собой или решал задачи. Как я понял, этот талант и аналитический склад ума и были его основным оружием в борьбе с изменниками и шпионами.

Помяну тёщу, которая теперь лежит на тернейском кладбище. В первых числах июня 41-го она окончила медтехникум. И четыре года молодости её и подруг прошли на войне. При смертях, крови и боли, в обстановке страха и горя, окружавших тех, кто воевал и страдал от войны. У многих счастливой, как должно бы быть, молодости так и не было. И награды, наверное, слишком малая и несправедливая компенсация за это. Было и то, что воспринимается как невероятное везение. В 1942-м, в день рождения её ранило. Повезло: осколок прошел в сантиметре от позвоночника. Выжила и родила мне жену…

Я выпью за Победу и победителей, потому что, кроме родных, помню руины в городах и калек той войны. Их было очень много в 50-х годах прошлого века. Безногих, безруких. Ведь раненых и покалеченных было в три раза больше, чем погибших. Мы не понимали тогда, что все они герои. Кто-то из советских писателей сказал, что пехотинцам надо было давать награды за каждую атаку. Потому что встать и идти навстречу смерти -это подвиг. Совершать его могли только крепкие духом люди, объединённые одним чувством и целью. Четыре года навстречу смерти и к победе шел мой народ-победитель. Да, не спасали тогда рядовых Ивановых, как рядового Райана. Десятки тысяч остались не то что безвестными, но не похороненными. Да, стыдно за это, но ведь силы были неравными. Помнить надо, что в бои шло много простых деревенских мужиков. Уступала всей Европе наша страна в промышленном развитии.

Но я горжусь, что принадлежу этому народу. Нам было на кого равняться. Опросил недавно своих товарищей и сверстников, и оказалось, что и они, как и я, прожили жизнь с ощущением в себе той великой войны. То ли оно передалось нам неведомым для генетики способом при зачатии, то ли оттого, что наше детство прошло в отзвуках войны. Хотя отцы наши о ней молчали, не рассказывали. Об этом я тоже узнал от сверстников. Как и о том, что и у них многие годы отцы метались и кричали по ночам. Они не рассказывали о ней, потому что хорошего в войнах нет и быть не может. Страдания, раны, смерть. Человеческая память отторгает это.

Я немало прожил и многое повидал в жизни, многое прочитал и обдумал, чтобы не идеализировать прошлое. Да, среди отцов моего поколения были и дураки, и трусы, и изменники, и просто подлецы. И среди генералов. Но были и дивизии ополченцев, тех, кто шёл воевать, будучи не годными к военной службе. Да, чаще погибали лучшие. Всё было. Победили те, кого было больше. Сильные, смелые и благородные. И многие герои так и остались безвестными. Ведь и про Брестскую крепость люди узнали уже после войны.

Наверное, немногие в наши дни знают, что большим праздником День Победы стал только в 1965 году. Через 20 лет после 9 мая 1945 года. Я мальчишкой был, но день тот запомнился. Помню, как вошел в троллейбус мужичок. Роста небольшого, и вся грудь в орденах-медалях. Все с войны, тогда еще не было юбилейных наград. Как-то видно было, чувствовалось, что он лихим бойцом был. Как теперь говорят, энергетика от него шла. Таких женщины любят. И не зря. Так вот, вошел он, хорошо «поддавший», и застеснялся. Ну, все же смотрели на него. И он сказал: «Вы думаете… А мы… Мы же…Эх, вы…» И вышел. И всем в троллейбусе стало стыдно. Оттого что он застыдился, а хотел, наверное, сказать: «Вы думаете: вот напился! А мы друзей поминали! Мы же выжили и победили! Эх, вы, зря вы так!» С тем укором, стыдом перед отцами и дедами я и живу до сих пор. И прощал им многое.

Тогда, 9 мая 1965 года, единственный раз в жизни, я видел своего «железного» отца крепко выпившим и слабым. Со слезой, виновато сказал: «Мы ребят поминали». Он пришел домой с Братских могил, есть такое место в городе, где он тогда жил. Хорошее название: погибшие солдаты побратались в смерти, как сыны одной Родины. И это достойно и символично было, что выжившие пришли к мертвым. Они, живые фронтовики, там тогда отметили Победу вместе с погибшими. Повсе- местных парадов в тот год не было. Был один — в Москве на Красной площади. И тогда правительство страны не сидело за столиком, как нынешнее, когда ему отдавали честь войска. А во всей стране был выходной и праздник. Я потом, позже понял, что до этого дня отец был каким-то замороженным. А тогда, в 1965-м, после двадцати послевоенных лет все они, так мне кажется, выдохнули и, наконец, расслабились. Как любой из нас, закончив важное дело, вздыхает и освобождается от заботы.

Знаю, что отношусь к счастливому поколению ещё и потому, что благодаря нашим отцам и дедам жил в великой стране, которой горжусь до сих пор. В стране, победившей фашизм. Мерзость, которая в другом обличье проявляется и в наши дни. Та победа была проявлением высшей справедливости, победой Правды! Было побеждено Зло.

В той стране мне давали не рабочее место, а возможность найти свое место в жизни, возможность реализовать свои способности. Я не просто бесплатно учился — мне еще и платили за это, потому что учеба тоже нелегкий труд. В той стране я был гражданином, а не потребителем услуг и источником барышей для эффективных собственников, которые, по бессмертному Карлу Марксу, не щадя себя, присваивают чужой труд и жизни.

Граждане той страны, погибшие и выжившие, вставая навстречу смерти, прожили момент истины: умереть во имя жизни. Нашей жизни, жизни уже наших детей и внуков. Они не думали, что по воле нынешних хозяев (хочется думать, что все-таки арендаторов) нашей страны, Великая и Отечественная уместится всего на двух страницах сегодняшнего школьного учебника по истории, который я видел. Вдумайтесь: 27 000 000 погибших, блокада Ленинграда, Сталинград, Курская дуга, тысячи разрушенных городов и сел, огромные жертвы и победы — и две страницы! Каждый четвертый убитый или сожженный белорус — и две страницы? Подвиг народов Советского Союза — и две страницы?

Подумайте, как можно на двух станицах рассказать потомкам о доблести и героизме их предков?

Враги среди нас и над нами. Я матерно обругал старого друга, который вякнул мне про заградотряды. Начитался… Это что же, 436 героев, которые закрыли грудью дзоты, как Александр Матросов, под дулами энкаведешников пошли на смерть? Летчиков, умиравших, как Николай Гастелло, кто-то заставлял? Кто-то стоял над теми, кто перед смертью писал на стенах: «Умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина». Всю мою жизнь души тех людей со мной. Из-за них иной раз так хочется дать по морде кое-кому. Кто забыл о них. Тем, кто говорит мне о партнерах и партнерских отношениях.

Кому врете? Они нам объявили, что мы — враги им. Их наша огромная страна людьми делала. Об этом тоже помнить надо. Фашисты сегодня шествия устраивают. Поляки не памятники и кладбища советских солдат рушат. Они нам, нашим детям и внукам в лицо плюют. Утремся? Нет, я помню.

Порылся в интернете. Вот что нашел. «Вооруженные силы Польши потеряли в годы Второй мировой войны 128 тысяч человек убитыми. Из этой цифры -66 тысяч в 1939, 37 тысяч на разных фронтах в 1940-1944 и 25 тысяч в 1945. В т.ч. в ходе Варшавского восстания 1944 года погибло 13 тысяч польских солдат.

По данным немецкого командования, за 1939-1944 гг. уничтожено 20 тысяч партизан (вообще масштабы партизанского движения в Польше сильно преувеличены, во всяком случае, оно не идет ни в какое сравнение с белорусским партизанским движением) — почти столько же, сколько погибло партизан во Франции. Среди гражданского населения в Польше уничтожено в 1939-1945 всего 517 тысяч человек (в т.ч. 200 тысяч варшавян в 1944 году)». Есть другие данные: «Получается, что более-менее достоверно подтверждена гибель 2,6 млн человек (из которых 75% составляют евреи). Эта цифра почти совпадает с отрицательным балансом населения в целом в эти годы».

Наших солдат при освобождении Польши полегло 600 000. Спасали поляков и союзников, которые высадились во Франции. Почувствуйте, обдумайте разницу.

Потому что на всех фронтах США потеряли менее 400 000 человек.

Румыны забыли, кто брал Измаил, Аккерман и Бендеры и освобождал их от турецкого рабства.

Я не думаю, что все перечисленные народы — поголовно неприятели, но, судя по всему происходящему, врагов там много, если не большинство. Вы думаете, они изменились? Говорю и думаю так не потому, что я шовинист. Я русский, в котором много крови намешано, но именно поэтому правды, справедливости хочу. К тому же есть и другой пример: сербы, перед которыми нам должно быть стыдно за 1999 год.

Это французы, французский президент Эммануэль Макрон нам партнер? Мыто должны помнить, как они привели к нам всю Европу в 1812 году. Что «цивилизовали» и освобождали так, что русские бабы за вилы взялись. И били их. А сегодня он «хлещется», какой он страшный, как «ударил» тремя ракетами по сирийскому диктатору Башару Асаду, который «кушать не может», пока не потравит газами детей своих граждан. Ну, чтобы газами привести  процветавшую много лет прежде страну, разрушенную спровоцированной войной, к миру, к согласию? Как русский говорю: только идиот или подлец не может понимать, что продолжение гражданской войны в Сирии — это гибель людей и страны. Макрон. Я вижу на телеэкране его ужимки перед американским президентом Трампом и вспоминаю, что фельдмаршал Вильгельм Кейтель, увидев перед подписанием капитуляции Германии в мае 1945 года представителей Франции, спросил: «Эти тоже нас победили?» Это к тому, если кто не знает, что последними защитниками Рейхстага были французские эсэсовцы. Подсчитано: в движении Сопротивления за пять лет погибли 20 тысяч (из 40 миллионов) французов, однако за то же время погибли от 40 до 50 тысяч (то есть в 2-2,5 раза больше) французов, воевавших на стороне Германии! Причем многие погибли на Восточном фронте. Это при том что русские солдаты сражались во Франции и за Францию в Первую мировую, да и французское Сопротивление во Второй мировой во многом осуществляли наши отцы и деды. Это было не со мной, но я помню. Алло, Кремль, тщательней выбирать партнеров надо! Или вы сами по себе, а мы, сыны и внуки победителей, живем уже отдельно? Если вдуматься, то патриотизм — это верность отцам, их заветам, гордость за их дела. Я горжусь!

Мы-то помним, что отцы и деды воевали со всей Европой и покорили её. Мне бабка рассказывала, как голодные румыны, итальянцы, испанцы на коленях просили хлеба в приволжских станицах после Сталинграда. Их даже в плен не брали! Их не считали при сопоставлении военных потерь СССР и Германии. А дети, и внуки наши должны знать и помнить об этом. Не две странички прочитать, а ежегодно смотреть «Обыкновенный фашизм» и «Великую Отечественную». И понять, кто есть кто. Так нет, сидят враги народа во власти и охмуряют потомков победителей. На экранах ТВ фильмы о войне — то ли чушь, выдуманная недоумками, то ли продуманная акция врагов Родины нашей.

Или души отцов, или «эхо прошедшей войны» не дают мне покоя. Не чувствую я спокойного, нет не торжества, а чувства уверенной силы. Что-то не так у нас. Как-то не складывается. Вот понятно, что победил наш народ, слившись воедино, собрав все силы и волю для победы. Победил, благодаря тому, что главным было общее дело. На старых, времен начала войны снимках, можно видеть убогих с виду мужичков в кургузых шинелях и обмотках вместо сапог. Вовсе не похожих на сильных бойцов и победителей. Победителями они становились, когда 500 или 1000, как один, вставали и шли на врага. И потом писали: «И выковыривал ножом из-под ногтей я кровь чужую». Множество людей и народностей стали единой силой. Но неужели народ наш победил такого сильного врага, чтобы в отечестве нашем верх взял частный интерес прохиндея, «хапок», пресловутый бизнес? О сути которого хорошо сказано в старинной русской поговорке: «Не обманешь — не продашь». Неужели миллионы наших людей погибли, чтобы их потомки жили в сплошном обмане, довольствуясь шопингом? Нам навязан шоу-бизнес, которым подменили искусство. Наследников победы сегодня окормляет медиа-бизнес, который торгует нужной кому-то информацией, подлостью и неправдой. Медицина тоже стала бизнесом. Сельское хозяйство превратили в агробизнес на подделке продуктов и прочем обмане. Перечислять всё не хочется. Пью таблетки, когда думаю, что экономика, основа жизни моей страны, зависит от кучки олигархов, которые прописались в Лондоне.

И не могу я в последние годы смотреть парад на Красной площади, посвящённый вроде бы Победе, на фоне бизнесов и присутствующих там бизнесменов, а ещё задрапированного Мавзолея. Его устраивают вороватые чиновники, которые вывозят миллиарды долларов в офшоры! Обворовывая потомков победителей мирового зла. Не вижу я в проводимых парадах дани памяти, чести и славе людей, победивших его. В этот святой день лгать нельзя. Надо поклоняться советским людям. Потому что они были другими, великими! Народом другой, воистину великой страны. У них были их космос, их наука, их кинематограф (который сегодня нагло пользуют нынешние ТВ-бизнесмены), были их нравственность, их мировоззрение, их труд и подвиги, их Война и Победа.

С 9 мая 1965 года советское радио и телевидение проводили Минуту молчания. Это был действительно торжественный поминальный обряд. И я уверен, не было человека в Советском Союзе, который за эту минуту внутренне не лил бы слезы и не ощущал прилив силы. Послушайте ту минуту молчания, в Яндексе легко найдете: «Первая минута молчания 1965 г.».

Минута молчания должна стать не телевизионным зрелищем. Это должен быть установленный федеральным законом ритуал, и ежегодно, 9 мая предварять шествие Бессмертного полка. Только почему полка? Это же бессмертная Красная Армия! Нельзя врать: отцы и деды служили в Красной Армии, победившей Европу и войска Японии, «несокрушимой и легендарной»! Нельзя забыть красное знамя, хотя бы потому, что «червленые стяги» были у русских войск еще в XI-XII веках. В Белоруссии поняли это, и шествие называется «Белоруссия помнит!»

Мы забыли?

Верьте или нет, но причастность к победе 1945-го, к подвигу отцов и всего народа заставляет быть честным, не дает торговать совестью, если попросту — осволочить-ся. Заставляет помнить о достоинстве отцов и дедов и не быть покорным. Помогает видеть, как снова прорастает фашизм. Твердо знаю, что эта память не только мне помогает. Больше думать надо, трудно стало жить, когда тебя в твоей стране намеренно одурачивают. Кто мы в сравнении с дедами и отцами?

Достойны ли их?

Игорь ПАРПУРА, пос. Терней.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники