ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

С возрастом многое начинаешь понимать. Вот почему перед смертью люди у всех просят прощения? Должно быть, совесть мучит… Это человеческое свойство как-то мало освещено нашей (да и мировой) литературой. Даже «наше все» Александр Сергеевич Пушкин при своей гениальности сильно, но мало сказал о совести: «О, совесть лютая, как тяжко ты караешь…», а еще -»И с отвращением читая жизнь свою, Я трепещу и проклинаю, И горько жалуюсь, и горько слезы лью, Но строк печальных не смываю».

Признаюсь, меня мучит совесть. Мучают воспоминания, как когда-то, не подумав, что-то ляпнул, не то, что надо было. Что-то сделал не так. Для угрызений поводов много набирается. И не утешает, что те, кто делал подлости тебе, долго не жили. И как-то не уравновешивают допущенные «грехи» твои добрые поступки, которые ты делал по совести, даже нарушая какие-то правила или обходя закон. Когда-то я был рыбинспектором и, вопреки службе, брал на себя ответственность, разрешая приморским северянам ловить рыбу, запрещенную к вылову глупыми правилами рыболовства. Нельзя запрещать то, на что люди имеют естественное право по месту и условиям жизни, это же, простите, противоестественно. И если человеку отказывать в законном доступе к необходимым для жизни ресурсам, то, повинуясь основному инстинкту, он будет делать это противозаконно. Грамотно управлять надо! И мне сегодня интересно, будет ли мучить совесть инспекторов рыбоохраны, которые на днях нагрянут в Тернейский район охранять лососей. Будет ли мучить совесть их начальство за то, что они не могут обеспечить устойчивое использование и воспроизводство ценнейших рыб. И вовсе не по причине, о которой я упомянул.

А случилось следующее. Поскольку в огромном Тернейском районе своей рыбинспекции нет, так как она была ликвидирована бывшими начальниками Приморского теруправления Росрыболовства, прибывшими охранять лососевых прямо из Кенигсберга (так было сказано на интернет-странице одного из них), охрану тернейских рек должны осуществлять оперативные группы из южных инспекций. Сегодня, когда пишутся эти заметки, пышно цветет шиповник — фенологический индикатор того, что в разгаре нерестовый ход горбуши в реки района, в котором воспроизводится вся горбуша Приморского края. Хотя подход лососей слабоват, так как треклятый «Лайонрок»  уничтожил многие нерестилища, но что есть, то и есть. А охраны пока нет. Нет и контроля, отслеживания того, что происходит в лососевых реках, как говорят в народе — мониторинга. Ведь еще В.И. Ленин говорил, что социализм (общественное хозяйство) — это учет и контроль. Хозяйствовать в рыбной отрасли — значит, следить, контролировать состояние численности рыб и происходящее. В прошлом на Тернейщине была станция ТИНРО-Центра, которая что-то делала в этом отношении, но она ликвидирована и уже забыта. И вот с началом подхода горбуши в нынешнем году браконьерская общественность района, аборигены и многочисленные гости, осталась один на один с рыбой. И тут же встретилась с необычными явлениями. Во-первых, рыба подошла очень мелкая. Во-вторых, в уловах численно преобладают самки, что ненормально, так как тысячи, если не миллионы лет первыми в реки заходили самцы как симы, так и горбуши. В-третьих, половина рыбы имеет следы объячеивания, то есть вырвалась из сетей. Браконьерские мудрецы, почесав пару дней седые затылки, пришли к выводу: где-то в море идет лов дрифтерными сетями, которые «отцеживают» крупную рыбу. Значит, много рыб покалечено и пропало зря. Подумав еще, деды укрепились в догадке, что подход лососей будет слабым, так что «хватай мешки, вокзал отходит». Потом они вспомнили, что такое уже было в 2012 году.

Они не знали, что тогда сведения об объячеенной, «больной» горбуше довели до начальства ТИНРО, а там сработала цепочка и разобрались, что виноваты северные корейцы, которые права ловить российскую рыбу не имеют. И ситуация выправилась.

Наверное, надо объяснить, что предстоит пережить браконьерской общественности. Приедут иногородние рыбнадзоры, злые как голодные собаки. Голодные — потому что на их зарплату прокормиться трудно. Злые — потому что их работа измеряется «палками», то есть числом «вскрытых нарушений» правил рыболовства. А где их взять, если рыбы мало, а просторы Тернейщины огромны? Про корейское браконьерство никто не знает. Оно не будет учитываться никем. Да и кому это надо? План по протоколам и без рыбы можно выполнить. К тому же, кому они нужны эти 5000 тонн приморской горбуши, если миллиарды кубометров сибирской сосны и лиственницы российскому народу без надобности и отданы китайцам. С кремлевских башен видней.

Примерно так будет выглядеть общественная браконьерская мысль тернейцев в переводе с матерно-просторечного и с некоторой редакцией. Говорят: «Из песни слова не выкинешь». Но дополнить ее словами можно. Поэтому далее идут сведения от человека более компетентного, чем общественность. Хотя происходящее вызывает больше вопросов, чем утверждений.

Поскольку японцы ведут лов лососей крючковыми ярусами в своей экономической зоне, то об их влиянии на численность приморских симы и горбуши можно только догадываться. Хотя тот факт, что в приморских, включая Совгаванский район Хабаровского края, уловах не встречаются рыбы с оборванными поводками, японскими крючками и искусственными приманками, позволяет предполагать, что оно невелико. Но предела в совершенствовании орудий лова нет, так что все может быть. Симы в приморских водах стало намного меньше, чем в первые годы после введения экономических зон.

Дрифтерный лов в Японском море в экономической зоне РФ исключается, так как запрещен. Так что все указывает на наших южных соседей, в экономической зоне которых зимуют приморские лососи. Вылов северокорейцами приморской горбуши в недавнем прошлом — установленный факт. И возникает вопрос, почему не предприняты меры по предупреждению этого, почему это не фиксируется средствами спутникового контроля? Никому не нужно?

В 2016 году в северном Приморье (Тернейский и Совгаванский районы) выловлено рекордное количество горбуши: только официально 12 000 тонн. В реальности больше. Не вдаваясь в бухгалтерию, навскидку, это больше двух миллиардов рублей. Грубо говоря, за два месяца путины. Неужели ни деликатесная рыба, ни эти деньги не нужны приморцам и хабаровчанам? Природа дарит, пожалуй, самый рентабельный вид хозяйства — лососевое. Бери в меру и сохраняй воспроизводство, т.е. численность производителей и условия жизни рыб. Но, судя по реальным делам, это никому не нужно. И весьма вероятно, что лососи в Приморском крае исчезнут вообще. Есть и еще одно обстоятельство, из жизни уходят специалисты, которые могли бы квалифицированно, научно обосновать ведение такого хозяйства. Замены им не видно. Тем более, что современные технические средства позволяют осуществлять мониторинг лососевых рек при относительно небольших затратах сил и денег.

Создавшаяся в настоящее время ситуация будет иметь пагубные последствия. Ведь рассчитанный общий допустимый улов горбуши не предусматривал корейского промысла. Но и рыбопромышленники, и коренные народы Севера будут делать все, чтобы выбрать выделенные квоты. Браконьеры тоже. И это скажется на воспроизводстве рыб в этом году, на численности потомства. Очевиден вопрос: где управление, как можно управлять деятельностью без информации, без прямых и обратных связей?

Пока еще есть в Москве инженерно-технический шедевр — Шуховская башня. Громадная ажурная металлическая радио- и телеантенна, памятник архитектуры советского конструктивизма. Построенная в 1921 г. она, без должного ухода, подверглась коррозии, и парадоксально то, что разрушение небольшой части тонких конструкций грозит обрушению всего сооружения. Судьба, сегодняшнее состояние этой башни подталкивает к сравнению с некоторыми явлениями нашей жизни. Коррозия, тление некоторых нравственных устоев, как говорят, скреп нашего общества, может разрушить его. Например, отсутствие справедливости или ответственности. Совесть тоже из этого ряда, я не зря с нее начал эти заметки. От совести тех, кто управляет нашей жизнью, многое зависит.

Сравнение с башней применимо и к экологии. Разрушение или исчезновение какого-то компонента экосистемы может привести к ее разрушению. Те же приморские лососи — не только пищевой ресурс человека, но и важнейший элемент функционирования наземных и морских биоценозов нескольких уровней сложности. Бросать проблемы состояния среды нашего обитания в стихию рынка, вернее базара — непростительная глупость.

Игорь ПАРПУРА, кандидат биологических наук, пос. Терней.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники