ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

В администрации Владивостока прошли публичные слушания по мастер-плану развития Владивостока, представленному фирмой Nekken Sekkei. В целом идеи японских коллег получили одобрение, а глава города Виталий Веркеенко даже заявил, что «благодаря японским партнерам краевой центр получил современную концепцию пространственного развития, которая вошла в Генеральный план развития городского округа».

О существе предложений мастер-плана, насколько его концепция отвечает насущным проблемам развития Владивостока,  мы беседуем с нашим общественным экспертом членом-корреспондентом РААСН профессором Валентином АНИКЕЕВЫМ. Напомним, что с 1974 года он является одним из разработчиков всех утвержденных генеральных планов города.

- Валентин Васильевич, вы являетесь членом координационного совета по внесению изменений в генеральный план городского округа, неоднократно рассматривавшего проработки мастер-плана. Насколько, по вашему мнению, предложения Nekken Sekkei актуальны для внесения в генплан ВГО и что из них уже вошло в его изменения?

- Давайте вспомним появление мастер-плана. На предыдущем Восточном экономическом форуме премьер-министр Японии г-н Абэ предложил президенту Путину помощь — разработать японскими специалистами меры по развитию Владивостока. Выполнять эту работу поручили одной из старейших проектноконсалтинговых фирм Японии Nekken Sekkei LTD. Вот она и представила такие меры в виде мастер-плана — документации, не имеющей правового статуса в нашей системе градостроительного проектирования.

Наша пресса не раз писала, что затраты на это якобы взяла японская сторона. Это не так. Работы японцам по контракту оплачивает заказчик — Единый институт развития в жилищной сфере АО «ДОМ.РФ» российского агентства АИЖК. Почему он выбрал такой несвойственный в нашем правовом поле вид градостроительной документации -непонятно. Город и край не являются заказчиками мастер-плана и не несут затрат по его разработке.

Что касается внесения изменений в генплан, то омские проектировщики в свою работу внесли лишь изменение назначения некоторых функциональных зон. В частности, территорию бывшей нефтебазы отнесли к общественно-деловым зонам. Надо заметить, что некоторые новации мастер-плана, если они пройдут государственную экспертизу, могут быть учтены при дальнейшем градостроительном проектировании.

- Вы отметили профессионализм и полезность работы японских коллег, в то же время высказали ряд существенных претензий к мастер-плану, как основе для изменения генплана ВГО. В чём их суть?

- Разработка генерального плана города, тем более такого, как Владивосток — сложная многоплановая работа. Когда я на публичных слушаниях упомянул о том, что предыдущие генпланы города разрабатывались нами по 7-10 лет, некоторые журналисты, не знающие реальной «кухни» их разработки, объяснили это нашим слабым профессионализмом. Они не представляют, сколько надо перелопатить исходных данных, сколько вариантов решений надо перебрать и оценить, сколько согласований провести со многими органами! Глубоко не изучив условия развития и проблемы города, кавалерийским наскоком за год-два можно предложить лишь маниловские хотелки или то, что лежит на поверхности. Разработчики предыдущих генпланов — институты Ленгипрогор и Приморгражданпроект — по многу лет занимались Владивостоком. Не в укор будет сказано омским и японским коллегам, но в те сроки, что им пришлось работать, толком изучить градостроительную специфику города они не сумели.

Я потому и отметил высокий профессионализм наших японских коллег, что они за короткий срок и при неполных исходных данных (у нас запрещено законом передавать за границу топографические материалы) смогли оценить ситуацию и внести ряд предложений, учитывающих условия развития города.

Принципиально новое предложение японских коллег — переосмысление планировки устьевой части долины Первой речки с переносом туда центра города. В докладе представителя ком- пании «NIKKEN SEKKEI LTD» г-на Рюити Кидзуми несколько удивили выражения «мы предлагаем», «мы решили». Видимо, это особенности перевода, поскольку большинство предложений мастер-плана уже прорабатывались ранее в наших генпланах и проектах, причём в разных вариантах, т.е. они представляют не новое, а хорошо забытое старое.

- Можете привести конкретные примеры?

- Одно из утверждений г-на Кидзуми — «мы предлагаем вынести нефтебазу». Так вот, вынос нефтебазы не только предлагался ещё с конца 1930-х годов в каждом решении по утверждению генплана Владивостока, но и начиналось его осуществление!

Напомню, что Первореченская нефтебаза входила в систему Главнефтеснаба РСФСР, которому Советом министров РСФСР были даны прямые поручения о её выносе.

Эта нефтебаза имела три функции: распределительная (обеспечение нефтепродуктами АЗС и других потребителей), бункеровочная (для судов торгового и рыбного флотов), и перевалочная (для снабжения районов Крайнего Севера затаренными в бочках горюче-смазочными материалами — ГСМ).

Совет министров СССР поручил Минморфлоту и Минрыбхозу СССР построить бункеровочную нефтебазу для своих судов. Место для неё было выбрано в бухте Пяти Охотников недалеко от Большого Камня. Главнефтеснаб РСФСР должен был построить распределительную нефтебазу в Артёме, в районе мебельной фабрики. Базу для затаривания ГСМ для северов удалось перенести в Находку. На её месте было начато строительство дворца спорта по повторно применённому проекту дворца «Олимпийский» из Ленинграда. Но с распадом СССР всё рухнуло.

Можно ли сейчас вынести нефтебазу? Вполне. После трагедии с «Зимней вишней» поручить надзорным органам проверить -отвечает ли действующим нормам безопасности размещение её на занимаемой территории? Если нет — закрыть и опечатать. Пусть хозяин нефтебазы решает — строить взамен неё новую или нет. А как будут обеспечиваться потребители ГСМ края — пусть болит голова у губернатора и у Москвы. Во всяком случае, ни город, ни край за вынос нефтебазы платить не должны и не будут.

Японские коллеги предлагают освобожденную территорию нефтебазы подсыпать на 6-7 метров и разместить здесь новый административный центр города и крупный бизнес-центр. Такой идеи не было ни в одном предыдущем генплане города, поскольку при разработке наших генпланов мы учитывали возможность их реализации прежде всего по ресурсным условиям. Японских коллег не интересует, есть ли реальные финансовые и иные ресурсы у города и края для претворения в жизнь их предложений. Конечно, на объекты бизнеса город или край свои средства тратить не будут, но десятки и сотни миллионов (если не миллиардов!) рублей на административные здания и инфраструктуру здесь придётся вложить средства из бюджетов.

Но с какой стати будущий центр города размещать на Первой Речке? Никакими убедительными доводами это не обосновывается. По проработкам РосНИПИУрбанистики (2013 год) по развитию агломерации и Владивостока как центра международного сотрудничества России со странами АТР, положение центра будущего мегаполиса просматривается не на полуострове Муравьёва-Амурского, а на материковой части агломерации. Есть и другие доводы против предложения коллег из Nekken Sekkei.

Откуда взять несколько миллионов кубометров прочного грунта для подсыпки территорий? Японцы, например, в Кобэ срезали две сопки, отсыпали из них в море целый остров Рокко с портом и жилым городком, а на месте срезанных сопок разместили новые общественные и промышленные районы города. Мы тоже в генплане 1984/89 года из-за нехватки территорий под застройку предусмотрели в районе Моргородка и Второй Речки отсыпку территорий под жильё. Но из-за нехватки для этого средств и проблем с объёмами грунта для засыпки дело не пошло.

Во всех генпланах города, начиная с хрущёвского Большого Владивостока, в долине Первой речки размещался парк со стадионом и спорткомплексом (его даже начинали строить!). На месте самой нефтебазы строи -тельство высотных объектов не намечалось, в том числе из-за сложных инженерно-геологических условий (отрезвил опыт строительства Северного промузла в Находке на погребённых древних илах). Сейчас на этом месте японские коллеги предлагают строить высотные здания нового центра города. В какую копеечку это влетит частным инвесторам — их проблемы. Но городу и краю без большой поддержки из федерального бюджета с этим будет трудно справиться.

Или предложения о реконструкции центра города в районе вокзалов. И в генпланах, и в проектах детальной планировки нашими проектировщиками здесь неоднократно прорабатывались и рассматривались на градостроительных советах города разные варианты размещения крупных комплексов, в т.ч. создание второго уровня над путями станции. Не надо забывать, что в историческом центре города застройку нужно вести очень осторожно, учитывая уникальный облик Владивостока. Надо не «причёсывать» город под зарубежные примеры, как нам предлагают в мастер-плане, а выявлять и усиливать специфику архитектурно-художественного образа российского форпоста в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Насмотреться на высотки туристы могут в любом другом городе, Владивосток притягивает их не этим.

- В своём докладе г-н Кидзуми, отмечая сложность транспортных проблем города, заявил, что они предлагают создать внутригородское транспортное кольцо, замыкая его в районе перекрёстка Русской улицы и проспекта 100-летия Владивостока. Нашло ли это отражения при внесении изменений в генплан?

- Не в обиду нашим японским коллегам будет сказано, но их предложения по изменениям транспортной схемы города слабо проработаны. Не потому, что не умеют, а потому, что им не дали детальных топопланов города. А без тщательной оценки рельефа и застройки нельзя планировать развитие улично-дорожной сети (УДС). Например, при размещении автовокзала на нижней террасе рядом с морвокзалом явно неудачно решаются выходы автобусов на городские магистрали. Не меньше проблем будет при размещении автовокзала на перекрытии станционных путей.

Явно не проработано создание тоннеля по улице Алеутской перед вокзалом, реконструкция перед ним сквера с памятником Ленину якобы из-за того, что фотографировать вокзал туристам мешают машины. Не слишком убедительный довод.

Что касается транспортного кольца, то у нас в генпланах, начиная с 1961 года, предусмотрено четыре кольцевые структуры УДС. В последних редакциях генплана основное кольцо замыкается не на крайне перегруженном перекрёстке Русская — Столетия, как в мастер-плане, а развязкой на Седанке.

Особо отмечу слабую проработку размещения парковок и повышения пропускной способности улиц. Сейчас настоящая проблема транспортной системы Владивостока — стихийные парковки индивидуальных автомашин на проезжей части почти всех улиц, особенно в центре города. Эта проблема есть практически во всех крупных городах мира.

В мировой практике, чтобы не перегружать потоками машин центр, в нём создаются маршруты высокопровозного городского пассажирского транспорта — метрополитена, монорельса, легкорельсового транспорта (ЛРТ). Автовладельцев и их пассажиров заставляют пересаживаться на эти виды транспорта, для чего около его станций или остановок создаются т.н. перехватывающие парковки для частных машин. Хочу подчеркнуть, что такие парковки нужны при пересадках с индивидуальных автомашин на высокопровозной городской пассажирский транспорт. Во Владивостоке таких видов транспорта пока еще нет, хотя в генпланах прорабатывались варианты метро (линии «Чайка — Диомид» и «Вокзал — Сахалинская»), скоростного трамвая, монорельса (линия «Вокзал — Луговая» с продлением до бухты Тихой). Но эти виды транспорта по технико-экономическим показателям эффективны при пассажиропотоках в десятки тысяч человек в час, тогда как во Владивостоке таких потоков уже нет. Лишь в 1970-80-е годы, когда все заводы работали, по улице Светланской (Ленинской) максимальный пассажиропоток составлял около 13 тыс. человек в час пик.

В мастер-плане предлагается вокруг центра создать подземные парковки под Покровским парком, скверами Суханова, между думой города и театром им. Горького, у стадиона «Динамо». Реально это значит — сначала уничтожить скверы и зелень, потом ждать их восстановления. В перспективе такое возможно, если бизнесу и городу будет выгодно строить подземные вентилируемые парковки.

- Из вашего рассказа у меня складывается впечатление, что в целом от мастер-плана толку мало, вряд ли его можно рассматривать как стратегию развития Владивостока. Но разве наши проектировщики не могли выполнить такую работу, надо ли было привлекать к этому иностранную фирму?

- Мастер-план можно рассматривать как один из элементов сотрудничества России с Японией, особенно в перекрёстный год. Но на проработанную концепцию к изменению генплана города он не тянет. Концепцию внесения изменений в генплан ВГО по заказу города начал разрабатывать институт РосНИПИУрбанистики (бывший Ленгипрогор). В 2013 году первый этап его работы был принят городом. Но потом вопросы генплана были переданы администрации края, которая не продлила работу с питерскими градостроителями, а заказала её омскому «Граду». Так что японскую фирму ни город, ни край не привлекали, это было предложение премьер-министра Японии Абэ президенту Путину на Восточном экономическом форуме (ВЭФ).

Вообще-то, любая предпроектная проработка не бывает лишней (особенно, если она выполняется за чужой счёт). Она позволяет более объёмно посмотреть на проблемы города, оценить реальность и условия их решения. С этой точки зрения работа японских коллег из Nekken Sekkei полезна как один из гипотетически возможных вариантов развития некоторых направлений Владивостока.

Скоро состоится очередной ВЭФ, на котором, видимо, снова встретятся руководители России и Японии. На форуме и нашим, и японским чиновникам придётся, наверное, отчитаться перед ними — как выполняется их поручение. На мой взгляд, эпопея с мастер-планом нужна больше для такого отчёта, чем для того, чтобы действительно создать основу для концепции развития Владивостока. Разработки японских коллег могут оказаться полезными, когда будут более подробно на федеральном уровне прорабатываться все аспекты расширения международного сотрудничества России со странами АТР, поскольку Владивосток играет важную роль в этом процессе.

Некоторые чиновники восприняли красиво поданный мастер-план чуть ли не за стратегию развития Владивостока. Это далеко не так. Спасибо японским коллегам, что они представили своё видение возможных сценариев развития двух планировочных участков города — в районе вокзалов и Первой Речки.

Но настоящую стратегию развития Владивостокской агломерации ещё предстоит разработать на основе тех решений, которые будут заложены в дорабатываемых сейчас проектах стратегий развития отраслей и территорий Дальнего Востока в свете майских указов президента Путина.

Как говорится, поживём -увидим.

- Спасибо за беседу.

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники