ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

В Москве прошел международный экономический форум (МЭФ). Впрочем, экономику на нем обсуждали мало. Больше — угрозы, вызовы, риски, с которыми сталкиваются сегодня разные страны.

Прогнозировали, каким может быть новый миропорядок (а то, что он грядет, никто из участников не сомневался). Особое внимание было приковано к Китаю — от того, на чьей он стороне, сегодня во многом зависит судьба мира.

Свой взгляд на непростые отношения Востока, Запада и России обрисовал Ванг ВАН, декан Института финансовых исследований Народного университета Китая.

- Выступая, вы говорили: экономики и Китая, и России растут. При этом подъем КНР намного более заметен. А Западу, как убеждал нас ваш коллега профессор Росс, нужны слабая Россия и не очень сильный Китай. Почему же тогда конфронтация Запада с Россией намного сильнее, чем с Китаем?

- В последние 40 лет стратегия развития Китая была сконцентрирована на экономике, а стратегия развития России — на наращивании политической и военной мощи, стремлении вернуть себе политическое могущество в мире. В этом существенная разница. В результате сегодня ВВП Китая в шесть раз больше, чем у России. То есть развив сначала экономику, Китай начал акцентировать внимание на военной сфере, наращивать политическую мощь, рассматривать вопросы своего культурного и идеологического влияния в мире… Такова стратегия Китая — сначала экономика, затем — влияние. Кроме того, Запад стращает Россию сильнее, чем Китай, еще и потому, что Россия конкурентна с точки зрения наличия полезных ископаемых и очень сильна с военной точки зрения.

- Выходит, когда вы разовьете военную мощь так же сильно, как экономику, вас ждет столь же ожесточенная конфронтация?

- Не думаю. Китай не ищет конфликтов. Мне кажется, отношения между Китаем и Россией сегодня — это, если хотите, модель глобальных отношений крупных держав. Запад между тем недооценивает ни тот подъем в экономике, который есть в наших странах, ни вклад России и Китая в развитие современного мира. Там часто описывают наши страны как создающие трудности. Но ведь на самом деле это не так. И 20-30 лет назад в мире было много проблем: Афганистан, терроризм, война в Ираке, финансовые кризисы… Разве они были созданы нашими странами?

- Но именно Россию сегодня обвиняют в создании нестабильности. То есть наша фатальная ошибка — что начали претендовать на роль мировой державы, а экономику держим в роли падчерицы?

- Не могу сказать, что Россия ошиблась, а Китай был прав. Все относительно. Как нет ошибки в том 20-летнем пути, который ваша страна прошла. Он неплох.

Но уже прошло 20 лет. И, возможно, России стоит немного изменить свою стратегию — перейти от военной составляющей к собственно экономике?

- Син Гуанчан, директор института пограничных проблем Академии наук Китая, сказал, что политическое сотрудничество КНР и США отвратительное, а экономическое — весьма успешное. А с Россией все наоборот. Почему так?

- Возможно, в России тоже, как и на Западе, все еще не воспринимают всерьез подъем Китая. Или потому что не хотят брать кредиты у КНР… Причин может быть множество. Нужно время. Долгое время.

- Прозвучала и такая возможная причина: экономический блок нашего правительства ориентирован на сотрудничество именно с Западом и поэтому скептически смотрят на Восток…

- В прошлом СССР был Большим Братом для Китая. А сейчас наша экономика намного крупнее. Многим это трудно принять. Кроме того, в России есть немного подозрительности относительно Китая. Но большинство китайцев считает, что Россия — друг. Мы с подозрительностью относимся к США.

Елена СКВОРЦОВА, «Собеседник».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники